Реклама

В 2017 году в России было анонсировано около тысячи проектов ICO, четверть из которых развалились еще до запуска, 67% не смогли набрать нижнего порога объема инвестиций, необходимого для реализации проекта, а 5% собрали средства, но затем был заморожен проект. Таким образом, до реализации в том виде, в котором проект был заявлен, дожили лишь 3% проектов. Одна из причин — низкое качество команды проекта, работающей в условиях ограничений традиционной экономики.

Распределенный реестр — технология, основанная на хеш-таблице, распределенной по одноранговой сети процессинговых узлов [1]. Такая таблица существует только тогда, когда имеется популяция процессинговых узлов, включенных в эту хеш-таблицу. Узлы имеют равные права доступа к информации, хранящейся в хеш-таблице, и единый для всех определенный протокол работы. Технология компактна — реализуется небольшой программой, что отличает ее от решений, построенных, например, на базе универсальных СУБД. По сути, распределенный реестр — это «драйвер», позволяющий «приложениям» получить доступ к распределенной базе данных операций над цифровыми активами, который не подвержен подмене информации после внесения записей в реестр, а также экономическому и технологическому давлению со стороны «держателя» реестра.

Однако главная новация блокчейна не столько в распределенной хеш-таблице, сколько в производных экономических механизмах, построенных на ее основе: криптографическом токене (носителе права на цифровой актив), протоколе криптовалюты, протоколе согласования сделок, автоматических сделках, криптобиржах. Все эти производные становятся сегодня атрибутами цифровой экономики, создавая, возможно, предпосылки и для экономики следующего этапа эволюции — «автоматической экономики». Под этим подразумевается деятельность хозяйствующих субъектов в роботизированном окружении, позволяющем им сконцентрироваться исключительно на создании цифровой ценности в форме результатов интеллектуальной деятельности (РИД). Уже сегодня преимущества получает тот, кто первым предложит и проверит рациональную идею, а ее доведение в условиях коммодитизации технологической среды до прототипа и промышленной эксплуатации хотя и может сопровождаться трудностями, но в конкурентной среде цифровой экономики — вполне решаемая задача. Именно в этой связи цифровую экономику называют экономикой новых идей, ученых и инженеров-мыслителей, а не подражателей. Отчасти поэтому основным двигателем автоматической экономики и можно считать РИД.

Технологии на основе блокчейна дают возможность построить механизм автоматического заключения легитимно исполняемых сделок между любыми сторонами, формально соответствующими определенным условиям. Экономические механизмы, производные от блокчейна, позволяют сократить трансакционные издержки (используемый экономистами термин «трансакционный», несущий семантику экономической операции, эквивалентен аналогичному понятию в ИТ, обозначающему атомарную, неделимую техническую операцию), связанные с возможным мошенническим поведением контрагентов сделок, а также нивелировать оппортунизм участников рынка, в том числе основанный на подмене информации. Требование наличия третьей стороны уже сегодня стало существенным сдерживающим фактором для заключения как высокочастотных сделок, так и сделок микроскопического характера — «гарантия сделки» предполагает оплату, отнимает время, что повышает себестоимость сделок и снижает ее эффективность. Протокол согласования сделок обеспечивает возможность автоматического заключения и исполнения сделок, избавляя от потребности в третьей доверенной стороне, что можно считать концептуальной новацией в бизнес-практике, реализуемой, однако, лишь при условии перестройки общественного договора.

Изначально на роль перестройщика общественного договора претендовали криптовалюты, однако участившиеся попытки привязать криптовалютные и токенные механизмы к традиционной финансово-биржевой модели сделали нарождающуюся цифровую экономику заложницей экономики традиционной.

Движущей силой перестройки общественного договора могла бы стать массовая логистическая платформа для малого и среднего бизнеса, объединяющая производителей и потребителей малотиражных продуктов (фермерские хозяйства, индивидуальные производители, перевозчики и т. п.). Такая платформа позволила бы обеспечить прямые поставки продуктов питания и товаров массового потребления, снизить издержки и устранить влияние многочисленных посредников на формирование цены продукции для конечного потребителя. Создание такой платформы — сложная комплексная задача, однако требуемые для ее решения концепции и механизмы цифровой экономики находятся пока лишь на стадии изучения.

Повсеместная автоматизация бизнес-процессов инициировала появление автоматических сделок, совершаемых либо без участия человека, либо без третьей доверенной стороны. Автоматическое совершение сделок становится возможным при повсеместном использовании распределенных реестров и интеллектуальных автономных программных агентов, так называемых смарт-контрактов [2]. Автоматические сделки требуют соответствующего протокола согласования сделок, который, в свою очередь, реализуется процессингом сделок. Вероятно, такие сделки и будут основой автоматической экономики, субъекты которой концентрируются исключительно на РИД, а также правилах обработки этих результатов, включающих обновление, конвертацию, обмен, копирование, уничтожение или отчуждение.

Система автоматического получения дохода от результатов интеллектуальной деятельности может стать платформой для успешного функционирования автоматической экономики, для которой технологии распределенного реестра так же естественны, как сегодня бензин для двигателя внутреннего сгорания. Какой может быть архитектура такой системы?

Система получения автоматического дохода от РИД должна выполнять функции ведения трех независимых реестров, построенных на технологиях блокчейна: реестра авторов и правообладателей; реестра РИД, обеспечивающего функции автоматического отслеживания использования результатов интеллектуальной деятельности; реестра лицензионных соглашений с возможностью отражения вклада каждого автора в создание РИД и гранулированного определения передаваемых прав и размера лицензионных платежей.

Использование результатов интеллектуальной деятельности происходит на основе одного или более автоматически отслеживаемых лицензионных соглашений. Должны быть реализованы: автоматическое выставление счетов лицензиатам на основе лицензионных соглашений, автоматическое начисление гонорара каждому автору или правообладателю исходя из условий лицензионного соглашения, а также мониторинг процесса оплаты лицензионных платежей. Должна исправно функционировать автоматическая регистрация фактов нарушения прав на использование РИД. Кроме того, необходимо обеспечить автоматическое информирование авторов или правообладателей о фактах нарушения их прав. При этом отчет о фактах нарушения должен быть построен таким образом, чтобы он мог быть использован в качестве доказательства при рассмотрении дела о нарушении авторских и смежных прав.

Такое, возможно, повышенное внимание к надежности функционирования системы получения дохода от РИД, к мониторингу правил соблюдения авторских прав вполне естественно вытекает из сути автоматической экономики, в основе которой лежат исключительно результаты интеллектуального труда в форме цифровых продуктов, созданные распределенными коллективами, а не производство, перемещение или распределение каких-либо физических активов.

Архитектура системы получения автоматического дохода от РИД должна предоставлять условия для ведения всех трех реестров.

Реестр правообладателей содержит паспорта субъектов автоматической экономики: сведения об образовании, карьере и компетенциях (ученых, инженеров, независимых исследователей и пр.).

Реестр РИД связан с реестром правообладателей и содержит паспорта цифровых активов, которые однозначно определяют авторский состав, вклад каждого автора в процесс создания РИД, а также его краткое описание. Такой реестр содержит определенную правообладателями номенклатуру и необходимое количество токенов, позволяющих монетизировать РИД. Токены эмитируются под каждую лицензируемую операцию и содержат в качестве обязательного параметра начальную стоимость, включающую роялти правообладателя. Токен может аффилироваться с квадратным метром жилья в определенном микрорайоне, часом рабочего времени сотрудника определенной квалификации, имущественным правом на программный код смарт-контракта и пр.

Реестр лицензионных соглашений связан с двумя предыдущими реестрами и содержит паспорта лицензионных соглашений, которые привязаны к токенам цифровых активов и содержат смарт-контракты, автоматически взимающие плату за использование токенов. Задача реестра — стимулировать авторов новых смарт-контрактов к применению доверенных смарт-контрактов путем их повторного использования, что возможно, например, благодаря уменьшению комиссии за исполнение нового смарт-контракта.

Для эффективной эксплуатации перечисленных реестров в архитектуре системы предусмотрены также репозиторий РИД, система антиплагиат и система автоматических расчетов. Репозиторий содержит три модуля, отвечающих за выполнение функций версионного хранения: исходный и исполняемый код программ, включая смарт-контракты; различные виды мультимодальных документов, включая текстовые, аудио- и видеофайлы; лицензируемые наборы данных, включая временные ряды и записи о фактах. Задача системы антиплагиат — автоматическое выявление фактов неправомерного использования РИД путем сопоставительного анализа лицензируемых РИД, размещенных в репозитории, и содержимого различных государственных и частных архивов, а также доступного во Всемирной паутине контента. Обнаруженный факт незаконного использования РИД документируется в специальном реестре, а в случае его законного использования осуществляется проверка полноты (корректности) лицензирования. Документирование фактов незаконного или неполного лицензирования РИД позволяет упростить процесс автоматического урегулирования нарушений лицензионных соглашений. При этом, если лицензиат, допустивший нарушение лицензионного соглашения, корректирует свои РИД, внося необходимые изменения, учитывающие интересы правообладателей, и при необходимости производит лицензионные платежи, для него не наступает последствий от выявленных нарушений. Задача системы автоматических расчетов состоит в формировании и доставке лицензиату счета по каждому факту использования лицензируемого РИД, в мониторинге лицензионных платежей, расчете и начислении гонораров, а также комиссии.

***

Организационно-экономическая парадигма решений на базе распределенного реестра существенно опередила не только современную финансовую, экономическую и организационную практику, но и еще только обсуждаемые сегодня принципы цифровой экономики. Значение распределенного реестра пока еще полностью не осознано, и, как следствие, многие блокчейн-проекты сегодня заканчиваются ничем. Предложенная система автоматического получения дохода от результатов интеллектуальной деятельности как основы автоматической экономики призвана полностью раскрыть потенциал блокчейна и в конечном счете обеспечить опережающее, а не догоняющее развитие цифрового общества в условиях распространения коммодитизации в различных областях народного хозяйства. ?

Литература

  1. Александр Прохоров, Василий Буров. Блокчейн: что за цепь и куда она ведет? // Открытые системы.СУБД. — 2016. — № 4. — С. 14–16. URL: https://www.osp.ru/os/2016/04/13050985 (дата обращения: 18.03.2018).
  2. Кирилл Ивкушкин, Антон Вашкевич. Горизонты умных контрактов // Открытые системы.СУБД. — 2017. — № 3. — С. 44–45. URL: https://www.osp.ru/os/2017/03/13052706 (дата обращения: 17.03.2018).

Александр Прозоров (ap@rtlab.ru) — лаборатория машинного интеллекта МФТИ, Дмитрий Волков (vlk@keldysh.ru) — сотрудник, ИПМ им. М. В. Келдыша РАН (Москва). Статья подготовлена на основе материалов выступления на конференции «Технологии блокчейна — 2018».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF