Интеграция корпоративных приложений и данных всегда занимала первые позиции в списке приоритетных и одновременно наиболее сложных задач подразделений ИТ, занимающихся сопровождением множества прикладных систем, поддерживающих различные бизнес-процессы. Штатное функционирование всех таких процессов требует слаженной совместной работы подчас сразу нескольких приложений, и не случайно в обиход ИТ-специалистов прочно вошло понятие интеграционного «спагетти» [1], характеризующее сложность логической картины, которая, как правило, складывается в попытке решить все стоящие перед компанией задачи интеграции.

За последнее десятилетие с распространением парадигмы сервисной архитектуры (Service-Oriented Architecture, SOA), ростом зрелости инструментов построения сервисной шины предприятия (Enterprise Service Bus, ESB) [2], все более широким использованием методов и программных средств управления бизнес-процессами (Business Process Management, BPM), казалось бы, сложились все предпосылки для того, чтобы раз и навсегда справиться со сложностью интеграции, предложив стройную и эффективную архитектуру упорядочивания корпоративной прикладной среды. Однако этому не суждено было сбыться — развитие ИТ преподносит новые сюрпризы. Сегодня большинство процессов бизнеса, включая и те, которые затрагивают только внутренние операции, и те, которые направлены на взаимодействие с внешними партнерами и клиентами, используют не только традиционные программные пакеты и приложения собственной разработки, но и во все большей степени облачные предложения, SaaS-платформы и мобильные решения. Это означает, что среда интеграции не просто расширяется и усложняется, она становится принципиально другой и требует новых подходов, без которых может затормозиться развитие самого бизнеса. Скорость обновления современных прикладных платформ очень высока, и без эффективных механизмов включения новых функций в корпоративный ИТ-ландшафт последний не сможет обеспечивать адекватное обновление бизнес-процессов.

Принцип вовлечения

Наиболее яркой тенденцией последнего времени с точки зрения использования и интеграции корпоративных приложений стало появление так называемых решений типа системы вовлечения (systems of engagement), которые противопоставляются традиционным системам учета (systems of record). Последние — это классические транзакционные системы корпоративного бэк-энда, такие как ERP, системы финансового учета, традиционные решения по управлению персоналом и т. д. Системы вовлечения — это решения нового типа для управления взаимоотношениями с клиентами, организации совместной работы сотрудников, управления талантами и др. В отличие от транзакционных систем, автоматизирующих операции определенных департаментов компании, системы вовлечения поддерживают взаимосвязи между сотрудниками, клиентами и партнерами и могут использовать для этого мобильные и социальные механизмы. Оба типа корпоративных приложений сильно отличаются по реализации, но сегодня их необходимо интегрировать, поскольку все чаще в бизнес-процессах компаний задействуются и те, и другие системы. Например, решение о предоставлении скидки клиенту может быть принято на основе данных облачной системы клиентской аналитики, которые специалист в компании получит, работая в корпоративной ERP-системе.

Поиск эффективных способов для связи систем вовлечения с традиционными бэк-офисными решениями составляет сегодня ключевую проблему интеграции.

В чем состоит сложность? Дело в том, что для того чтобы получить новую функциональность «систем вовлечения», компании все чаще прибегают к готовым SaaS-решениям или используют облачные платформы для реализации собственных приложений такого типа, что требует механизмов интеграции локальных и облачных систем. Помимо нетривиальности самой этой задачи, ситуацию усложняет проблема скорости обновлений облачных решений. Если установка новых версий, например, корпоративной ERP-платформы всегда была под контролем руководителя ИТ-службы, который знал периодичность таких обновлений и управлял процессом, то новая функциональность SaaS-решений или облачных платформ, как правило, появляется каждые несколько недель и автоматически внедряется в продуктивную эксплуатацию. Усугубляет ситуацию тот факт, что к SaaS-приложениям бизнес-подразделения подчас прибегают по собственному усмотрению, не согласовывая это решение с корпоративными ИТ-политиками.

Таким образом, интеграционная среда сегодня должна иметь возможность работы с гибридными решениями, объединяющими локальные и облачные компоненты. По данным исследования Forrester, в конце 2013 года в компаниях в среднем использовалось около десяти SaaS-систем, около четверти компаний применяли для разных этапов одного бизнес-процесса локальные и облачные системы, причем использование SaaS росло не только для новых типов приложений, но и для традиционных систем бэк-офиса. И ключевая тенденция здесь состоит в том, что облачные приложения, становясь для бизнеса все более привычными и часто предпочтительными, не вытесняют, а дополняют локальные решения.

Гибридность в квадрате

Текущее состояние прикладного ИТ-ландшафта компаний аналитики характеризуют как гибридное — бизнес-процессы поддерживаются конгломератом локальных, мобильных и облачных приложений. Соответственно, подходы к их интеграции должны учитывать эту гибридную природу. В 2013 году аналитики Forrester ввели понятие гибридная2 . Ключевыми возможностями платформы такой интеграции являются управление жизненным циклом метаданных и интероперабельность в реальном времени, что позволит ИТ-менеджерам сформировать из множества интеграционных продуктов управляемую платформу интеграции, но при этом гибкую и способную быстро меняться. Почему «в квадрате» — аналитики умалчивают, видимо подразумевая гибридную природу как самой прикладной среды, так и интеграционного слоя, обеспечивающего взаимосвязи между приложениями.

По данным Forrester, сегодня в компаниях в среднем используются интеграционные решения не менее чем трех различных поставщиков, плюс появляются новые облачные системы, предназначенные для решения задач интеграции. Недостаток совместимости между существующими инструментами интеграции и необходимость в согласовании интеграции локальных и облачных приложений, а также в увязке между собой использования локальных и облачных средств интеграции являются, по мнению аналитиков, основными препятствиями на пути эффективной интеграции в современном корпоративном ИТ-ландшафте, и именно на их устранение направлена концепция гибридной2 интеграции.

Платформа гибридной2 интеграции должна поддерживать разнообразные интеграционные инструменты, используемые сегодня в компаниях: системы ESB, шлюзы B2B для коммуникаций с внешними партнерами, классические средства интеграции данных категории ETL (extract, transform, load), инструментарий BPM, а также комплексные решения (comprehensive integration solutions, CIS), объединяющие несколько классов интеграционных средств. Сегодня интеграционная среда пополняется системами нового класса — инструментами облачной интеграции, в которых аналитики видят наибольший потенциал для инноваций, разделяя инструменты интеграции «с облаком» и «в облаке». Первые предлагают сконфигурированные пакеты для взаимодействия локальных систем интеграции c SaaS-приложениями или решениями, самостоятельно разработанными в облачной инфраструктуре. Например, платформа webMethods CloudStreams компании Software AG обеспечивает такую интеграцию для локально размещенных шин ESB.

Среди решений для интеграции «в облаке» аналитики выделяют простые сервисы интеграции на базе облака (Cloud-Based Integration, CBI) и более сложные решения типа integration-centric Platform-as-a-Service (iPaaS). Сервисы CBI позволяют без усилий подключать локальные системы к SaaS-приложениям, обеспечивая, например, необходимую первичную загрузку данных и их последующую синхронизацию. Решения такого типа реализованы, например, в продуктах Dell Boomi AtomSphere,  IBM Cast Iron и Informatica C loud. 

Облачные решения типа iPaaS — это не просто перенос в облачную инфраструктуру локальной системы интеграции, например ESB, а создание комплексной мультиарендной облачной среды типа PaaS, предоставляющей возможность создать, протестировать и ввести в эксплуатацию различные сценарии интеграции бизнес-приложений, в том числе локальных приложений с SaaS. В качестве примеров iPaaS можно назвать интеграционный хаб CloudHub компании MuleSoft, систему Tibco Cloud Bus, сервисы интеграции облачных платформ Microsoft Azure и Red Hat OpenShift.

Системы типа CBI и iPaaS аналитики рекомендуют сделать центральными в интеграционной стратегии компаний, где SaaS и другие облачные решения вытесняют локальные приложения для различных направлений бизнеса, включая не только новые «системы вовлечения», но и традиционные системы корпоративного бэк-энда.

Помимо облачной интеграции, совершенно новые задачи перед компаниями ставит парадигма Интернета вещей — системы ERP, клиентская аналитика, CRM нового типа и другие корпоративные приложения могут потребовать эффективной связи с различными датчиками и устройствами. Средства интеграции для Интернета вещей начинают появляться как независимые нишевые решения (например, продукты немецкой компании Bosch Software Innovations для автомобильной индустрии) или новые инструменты в рамках существующих интеграционных пакетов (такие возможности появляются, например, в решениях Microsoft и Tibco Software).

Следует отметить также важность поддержки открытых стандартов для обеспечении консолидации различных интеграционных инструментов. Конечно, платформа интеграции, построенная на базе нескольких систем одного производителя, может оказаться эффективной благодаря использованию специализированных проприетарных механизмов для их связи между собой, однако, с учетом разнородного  набора  инструментов интеграции во многих компаниях, возможность соединить в одно целое решения разных поставщиков приобретает для корпоративных ИТ все большее значение. Такую возможность проще всего будет реализовать, опираясь на индустриальные стандарты.

Аналитики подчеркивают, что ключевую роль в обеспечении интероперабельности разнородных систем интеграции играет согласованное управление жизненным циклом метаданных. Платформа гибридной2 интеграции должна предоставлять возможность увязывать между собой разработки и модификации метаданных различных систем интеграции приложений и данных, включая модели процессов, модели инфраструктуры, таблицы отображения данных, конфигурации адаптеров, определение сервисов, B2B-контракты, конфигурации EDI, определение сервисов и т. д. Это позволит снизить затраты на интеграцию и сделает среду интеграции более гибкой, способной быстро реагировать на изменения в приложениях и объединять инструменты интеграции приложений и данных.

***

Сегодня среда интеграции становится принципиально другой, требуя новых подходов, которые позволят обойтись без ставших уже традиционными «спагетти» и избежать неожиданных сюрпризов, способных затормозить развитие бизнеса. Скорость обновления современных прикладных платформ сразу по всем четырем направлениям — интеграция приложений, интеграция данных, B2B-интеграция и облачная интеграция — сегодня очень высока, и без эффективных механизмов их вписывания в корпоративный ИТ-ландшафт последний просто станет неадекватен бизнесу.

Литература

  1. Наталья Дубова. Интеграция по-русски // Открытые системы.СУБД. — 2013. — № 9. — С. 27–29. URL: http://www.osp.ru/os/2013/09/13038282 (дата обращения 20.10.2014).
  2. Леонид Черняк. Общая шина предприятия // Открытые системы.СУБД. — 2003. — № 4. — С. 18–19. URL: http://www.osp.ru/os/2003/04/182897 (дата обращения 20.10.2014).

Наталья Дубова (osmag@osp.ru) — научный редактор, «Открытые системы. СУБД» (Москва).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF