Были времена, когда информационного ландшафта не было. Или его просто предпочитали не замечать? Информационные системы отличались необыкновенным высокомерием и царили в стерильном безвоздушном пространстве. Становясь все сложнее и сложнее, они стали задумываться о своей архитектуре — как обеспечить себя, любимых, такими привлекательными качествами, как выносливость и работоспособность. Но по-прежнему отличались непростительным себялюбием.

Каждый проект внедрения автоматизированных систем (АС) старался поменьше обращать внимания на то, чем уже обладало предприятие в области ИТ (на его текущий ИТ-ландшафт), что было вполне оправданно с коммерческой точки зрения. Понятие ландшафта применительно к ИТ одной из первых использовала компания SAP, когда на сложном пути самопознания, направленном на получение конкурентных преимуществ и прибыли, обнаружила, что, оказывается, даже она не покрывает всех потребностей современного предприятия в автоматизации. Оглянувшись вокруг, она нашла множество систем, системок и программ, отказаться от которых предприятие не хочет или не может. Известные приемы переноса, как раньше, данных из одной системы в другую, печатая ли их из одной системы и вводя на клавиатуре в другую, выполняя копирование или записывая в Excel и выгружая оттуда, уже давно показали свою неэффективность. Более того, они опасны для качества информации. Все те оперативность и достоверность, которых удавалось добиться путем внедрения отнюдь не самого дешевого ПО с помощью не самых простых и малозатратных проектов, рассыпались при подобного рода «интеграции» или, скорее, «дезинтеграции».

Сначала принялись роптать пользователи, за ними — бизнес-заказчики. Пользователи — из-за механической и бессмысленной работы переносчиков информации, заказчики — из-за отсутствия реальных преимуществ, которые сулили поставщики тяжелых систем и внедряющие эти решения компании. Тут-то и наступила эра «ландшафтного дизайна ИТ». Оказалось, что вокруг имеется множество АС, оборудования, средств связи, живых людей с их привычками и опытом, а также корпоративных стандартов, которые необходимо учитывать и с которыми предстоит уживаться. Иначе говоря, светлое здание АС приходится строить в реальном, а не в абстрактном мире. И тут небоскреб на дачном участке становится по меньшей мере неуместен, как и бытовка в центре города. Конечно, кусты можно вырыть, лужу засыпать, небольшую возвышенность заровнять, а здание разрушить. Но чем более значительны элементы информационного ландшафта, тем сложнее их изменить в угоду новому архитектурному сооружению. И по меньшей мере эти усилия и соответствующие затраты необходимо учитывать при анализе проекта.

Ландшафт и архитектура

Итак, при формировании архитектуры АС надо учитывать окружающий ландшафт, однако возникает вопрос: «А зачем понадобилось вводить понятие ландшафта, когда уже есть понятие архитектуры предприятия (Enterprise Architecture)?» Вокруг нее уже сложилась система представлений, стандартов и методик. Трудно сказать, чем руководствовались авторы из SAP, но можно предположить, что понятие ландшафта понадобилось им, чтобы отделить возводимую постройку новой системы от той данности, которая уже присутствует на предприятии. Есть и еще один аспект. Если архитектура предполагает определенную открытость, понятность, формализацию, то ландшафт может нести в себе больше тайн и поддаваться живописанию с неопределенной степенью достоверности. А ведь все то, что называется унаследованными системами, как раз практически всегда плохо или совсем не документировано. Поэтому, когда к ландшафту применяются методы описания архитектуры предприятия, мы должны быть готовы к множеству белых и серых пятен. Заполнение этих пятен — там, где это необходимо, представляет собой отдельную науку или, скорее, искусство. Достаточно часто невозможность формализации заставляет компании отказываться от существующих элементов ландшафта и ввергает их в затратные проекты, имеющие высокую степень риска. Поэтому, как и в природе, информационный ландшафт может таить в себе угрозы и неприятности. Однако, освоив ландшафтный дизайн, недостатки можно превратить в преимущества, умело встраивая сооружение в окружающую «природу», искусно используя существующие средства ИТ.

Ландшафт современного предприятия достаточно сильно зависит от типа предприятия (см. табл. 1).

 

Таблица 1. Типы предприятий и соответствующий им информационный ландшафт
Тип классификации Влияние на ландшафт Особенности ландшафта
Отрасль Для банков особую роль играют АБС, для телекома — системы биллинга, для машиностроения, судостроения, авиастроения — CAD/CAM/PDM, для производственных предприятий — АСУТП и MES, для продающих компаний — системы Sales Force Automation и CRM. В отдельных отраслях ландшафт выстраивается вокруг центральной, наиболее значимой для предприятия АС.
Территориальное устройство Для распределенных, сильно централизованных компаний необходимы централизованные АС, поддерживающие распределенную архитектуру и устойчивые к сетевым сбоям. Кроме того, это налагает требования на организацию сети и весь ландшафт. Для территориально распределенных компаний с сильной централизацией характерно высокое качество средств связи и надежность ПО к сетевым сбоям.
Тип собственности Государственные предприятия активно потребляют системы документооборота, коммерческие — аналитические системы. Тип собственности определяет требования к документообороту и средствам автоматизации финансового управления.
Размер Для крупных компаний важны производительность и масштабируемость системы, ее надежность. Для малых — простота установки, настройки и обслуживания. Требования к компонентам архитектуры предприятия различны, поэтому вид ландшафта существенно различается.

 

Практически для всех современных компаний характерен пестрый информационный ландшафт, и то, что называют наследуемыми системами, играет в нем заметную роль. Уже давно никто не предлагает вырубить все это под корень и полностью преобразовать в едином проекте. Поэтому не только любое внедрение, но и большинство изменений на любом из архитектурных слоев требуют анализа того, как эти изменения повлияют на весь ландшафт предприятия. К сожалению, качество управления изменениями в большинстве случаев оставляет желать лучшего. Мало кто задумывается о ландшафте. Хорошо, если ограничиваются хотя бы прилежащими «кустами», а то и вовсе планируют внедрение АС, как в старые добрые времена — без учета существующего информационного ландшафта.

Классификация компонентов ландшафта

Давайте попробуем взглянуть (табл. 2) на компоненты информационного ландшафта, на все эти кусты, деревья, ягодки и цветочки, и на то, каким образом они сочетаются друг с другом.

 

Таблица 2. Элементы информационного ландшафта
Тип элемента ландшафта Основные характеристики Способы интеграции
Большие корпоративные системы (ERP, CRM, ...) Широкий спектр функциональности

Грамотная архитектура

Методика внедрения

Хорошая документация

Хорошо развитые API и продуманная технология доработок
Продуманные методики интеграции, интерфейсы, адаптеры, описанные на XML

ESB, серверы приложений J2EE, .NET, CORBA, XML, EDI

Готовые системы узкой специализации (best of bread) (документооборот, управление проектами, системы бухгалтерского учета …) Системы, занимающие одно из лидирующих мест в своем сегменте. Обычно предлагают лучшую функциональность в своей области, чем большие системы. Возможности интеграции не столь многообразны, как у больших систем, но выбор технологий обычно тот же.
Функциональные платформы (BPM, поддержка сервисов, …) Системы, предлагающие удобные средства сборки АС в выбранной функциональной области. Такая сборка большей частью не предполагает кодирования, хотя и эти системы всегда имеют API. Обычно предлагаются также готовые решения на этих платформах, которые можно дорабатывать. Способы интеграции определяются технологией, на которой основана платформа. Чаще всего встречаются платформы на J2EE и .NET.
Программные платформы — среды разработки (Eсlipse, Visual Studio, NetBean) Программные платформы предлагают разработчикам удобные средства сборки приложений широкой функциональности и обычно не несут в себе элементы, ориентированные на конкретную функциональную область. Многие платформы предлагают средства визуальной разработки, которые позволяют частично создавать приложения без кодирования Средства интеграции определяются используемой технологией, в данном случае языком программирования
Заказные разработки Обычно заказные разработки хоть как-то документированы Средства интеграции зависят от того, что, собственно, заказывали, поэтому если на разработку есть какие-то планы по интеграции, то лучше сразу включить соответствующие требования в ТЗ.
Собственные разработки Собственные разработки также могут быть созданы на платформе. Обычно они плохо или совсем не документированы и зачастую представляют собой черный ящик, не поддающийся изменениям. Самые сложные для интеграции элементы ландшафта

 

В общем случае ни один из элементов табл. 2 ничуть не лучше и не хуже другого — все зависит от конкретной компании и ситуации. В частности, трудно поддающиеся интеграции собственные программы при хорошо поставленном в компании процессе разработки ПО могут оказаться более пригодными для сочетания с другими компонентами, чем все прочие элементы. В пользу последнего вывода можно привести пример крупнейшего Японского телекоммуникационного оператора связи — компании Docomo. Все ПО в этой компании разрабатывается самостоятельно, для чего в Docomo держат немалый штат ИТ-специалистов. Такой подход они объясняют просто: «Для нас гибкость является важнейшим конкурентным преимуществом. А для гибкости бизнеса необходима гибкость наших АС. Поэтому мы готовы оплачивать несколько сотен разработчиков, вкладывать силы и средства в их обучение и мотивацию, но иметь за это “все изменения в своих руках”». Насколько можно судить, многие японские компании придерживаются такого подхода, что, видимо, наилучшим образом соответствует японскому бизнес-чуду.

Российские компании, наоборот, находятся сейчас на этапе перехода от собственных разработок к аутсорсингу. Многие руководители считают, что в этом случае они смогут полностью оказаться от управления процессом создания АС и излечатся от мучительной головной боли. Их иллюзия состоит в том, что всеми остальными элементами, кроме собственных разработок, можно не управлять и созданные аутсорсерами системы, посаженные на почву родного предприятия, окажутся вполне сочетаемыми друг с другом и с окружающим ландшафтом. Уж сколько раз твердили миру: при выборе любого компонента требование его сочетаемости должно стать одним из самых главных — а воз, увы, и ныне там. Понятно, чтобы выдвинуть такое требование, надо знать, что спрашивать, — информационный ландшафт должен быть описан хоть в каком-то достоверном виде. А у кого это есть? Вот и появляются на свет нежизнеспособные уродцы — АС, которые не приживаются и прижиться не могут, и чахнут в условиях корпоративного ландшафта под возмущенные причитания тех, кто пытался их привить.

Инструменты объединения элементов ландшафта

Есть две «новости»: хорошая и плохая. Хорошая в том, что современные ИТ позволяют интегрировать что угодно с чем угодно. Это вопрос ресурсов (сил и денег), надежности того, что получится в результате, и усилий, которых потребуют сопровождение и поддержка интегрированного решения. При этом последний вопрос явно не изучен. Когда говорят о природном ландшафте, то помнят, что без соответствующего ухода он очень скоро превратится в дикую чащобу. Когда говорят об информационном ландшафте, то считают, что важно его один раз обиходить, а дальше все будет хорошо. Как и многие заблуждения, это кроется в глубинах подсознания, поэтому с ним трудно бороться.

Плохая новость в том, что любое интегрированное решение на порядок сложнее, труднее в обслуживании и развитии, дороже и при этом намного хуже продаваемого бизнесу. Последнее — весьма существенно. С этой проблемой сталкиваются как руководители ИТ, так и интеграторы и консультанты. Ведь эту самую интеграцию не покажешь и не внедришь отдельно от того, что интегрируется. А объяснить, что теперь информация будет иного качества, довольно сложно, так как понятие качества информации у нас совсем не развито, к сожалению.

Вот и идут интеграционные проекты пристёжкой к проектам внедрения, их финансируют по остаточному принципу и делают «на живую нитку», подразумевая, что потом, как-нибудь, когда время и бюджет появится, сделаем все как надо. Однако нет ничего более постоянного, чем временное. Поэтому недоделанность интеграции аукается предприятию еще многие годы, не позволяя ни получить обещанные выгоды, ни грамотно реализовать необходимые изменения. В качестве иллюстрации можно привести рассуждения одного менеджера от ИТ, который уговаривал руководство внедрить хотя бы интеграцию и таким образом показать успех проекта: «Ну а связать-то мы две системы можем? Ах, уже что-то работает! Ну и давайте это и покажем!». Очевидно, надо было показать только виртуальный мост между двумя, пока еще не работающими, системами.

Системы объединения элементов информационного ландшафта можно условно разделить на две группы: ленточные и зонтичные.

Ленточные обычно строятся на основе шины ESB, к которой на «присосках» — стандартизованных интерфейсах — крепятся отдельные АС, через шину взаимодействующие друг с другом. Эти системы выросли из технологии CORBA и систем обмена сообщениями.

Зонтичные, которые также часто основаны на ESB, осуществляют доступ к разрозненным системам информационного ландшафта, накрывая их собой, как зонтиком. В простейшем виде — это корпоративные порталы, предоставляющие доступ к разнообразным АС организации. Активно завоевывающие сегодня популярность системы ВРМ относятся к зонтичному типу.

Что ленточные, что зонтичные интегрированные системы чаще всего требуют переработки интегрируемых АС, если только последние не обладали большим количеством заранее предопределенных адаптеров или интерфейсов. Поскольку в интегрированном ландшафтном мире это приобретает все большее значение, многие производители стараются обеспечить свои детища набором удобных и надежных интеграционных свойств. Они не без основания полагают, что это является одним из важных конкурентных преимуществ. Хотелось бы, чтобы потребители, в свою очередь, научились оценивать эти усилия.

С другой стороны, производители заботятся только о своих «кустах и деревьях» информационного ландшафта. Вряд ли от них можно требовать, чтобы они выступали садовниками всего информационного ландшафта предприятия — это поле для системных интеграторов, как по названию, так и по сути. Однако пока отечественные интеграторы не стремятся взять на себя эту почетную, но весьма непростую роль. В ситуации, когда облака грозятся захватить большие куски ИТ-рынка, системные интеграторы должны ринуться в эту пока еще полупустую область бизнеса.

***

Если Сеть объединяет людей в разных уголках мира, то она же прекрасно подходит для объединения компаний, для выстраивания того, что называется Supply Chain — цепочки поставщиков для организации взаимодействия поставщиков и потребителей, для совместной работы и краудсорсинга (привлечения к производству и продаже «толпы» добровольных сотрудников). Все это предполагает совсем другой информационный ландшафт, по сравнению с тем, о котором мы говорили ранее. Возможно, даже термин «ландшафт» тут не совсем уместен, а более подойдет «информационный мир» или «бизнес-интернет». Очевидно, что требования к осуществляющим интеграцию инструментам будут только расти.

Однако пока взаимодействие компаний, что удивительно, все еще нередко основывается на древней EDI, когда одна АС положила файл, а вторая его забрала. Другое дело, что теперь эти файлы имеют формат XML, в частности, именно на EDI обычно построено взаимодействие крупнейших автомобильных концернов с поставщиками комплектующих. Кстати, тем, кто еще не осознал, что интеграция уже перестала быть чем-то, от чего можно легко отмахнуться, следует знать — без предоставления оперативной информации о прохождении заказа, без интеграции с АС, используемой автогигантом, компания не будет даже рассматриваться как поставщик автокомпонентов.

Интеграция, вопросы создания и ухода за информационным ландшафтом все более захватывают банки и телеком, производственные и розничные компании. В любом случае будущее связано с таким информационным ландшафтом, который позволит легко встраивать в себя новые элементы, убирать и заменять существующие и относиться к ИТ предприятия как к единому целому.

Марина Аншина (anshina@mail.ru) — председатель комитета по стандартам Российского союза ИТ-директоров (Москва).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF