Занимаясь искусственным интеллектом во взаимодействии с программистами и лингвистами в области обработки естественного языка [1], а теперь тесно общаясь с физиками, я неизменно приходил к мысли, что мы не понимаем, что такое сознание и как оно устроено. А значит, попытки построить искусственный интеллект, в изначальном смысле этого термина, обречены на провал. Это не очень хороший вывод для программистов. С физиками еще сложнее: они хотят понять природу сознания, отрезая очень яркие и существенные проявления этого самого сознания, с которыми они просто не знают, что делать в рамках устоявшейся картины мира.

В 2001 году вышла работа «Near-death experience in survivors of cardiac arrest: a prospective study in the Netherlands» [2], авторы которой изучали «пограничное со смертью состояние» (Near-death experience, NDE). Было исследовано 344 пациента реанимационных отделений 10 госпиталей Голландии, которые после успешной реанимации заполнили анкету с вопросами о том, не испытывали ли они каких-то переживаний в то время, когда, согласно показаниям приборов, они были в состоянии клинической смерти. Почти 20% пациентов (62 человека) заявили об NDE — неких ощущениях «движения» по «тоннелю», к свету, иногда выхода из тела или встречи с уже ушедшими близкими людьми и т. д. При этом человек осознает, что он умер, но не испытывает от этого отрицательных эмоций.

Содержание NDE не зависит ни от культуры пациента, ни от времени получения данных — подобные ощущения были описаны много раз в различное время, независимо от вероисповедания человека или его отсутствия. Примечательно, что исследователи не обнаружили связи с медицинскими, фармакологическими и психологическими факторами. Конечно, если человек указал в анкете, что он переживал NDE, то это не значит, что это состояние было именно в момент клинической смерти. Однако в ходе последующих анкетирований этих же людей спустя два года и восемь лет выяснилось, что пережившие NDE существенно изменили свое отношение к смерти и к жизни: у них полностью исчез страх смерти, они стали более позитивно относиться к себе и к окружающим и т. д. Применительно к решениям, выдаваемым сегодня за системы искусственного интеллекта, это означает, что такие системы продолжают работать при выключении аппаратной части.

Исследование [3] проводилось по заказу военных США для решения задач разведки. Изучался феномен «дальновидения»: рассматривалась пара человек, один из которых работал как передатчик, ходил в случайно выбранных местах, наблюдал и фотографировал то, что он видит, а второй в это время находился в закрытом помещении без связи с внешним миром, пытаясь зафиксировать образы «мишеней», которые приходили к нему через «перцептивный канал». Дополнительный анализ рассекреченных архивных документов позволяет сделать вывод, что явление передачи информации по такому каналу существует и использовалось на практике, хотя несколько иначе. Реципиенту сообщались точные координаты секретного объекта, который ему надо было описать, и он начинал принимать некие образы — во многих случаях были совпадения того, что человек описывал своими словами, и того, что показывали реальные разведывательные снимки из космоса.

Для физика все подобные результаты выглядят, мягко говоря, плохой шуткой, а программисты скажут: это, конечно, интересно, а при чем тут искусственный интеллект?

Сегодня появляется много страшилок о том, что вот-вот машины начнут подминать под себя людей. И действительно, машина может решать частные задачи: переводить тексты с одного языка на другой, распознавать образы, работать экспертом при формализации предметной области, пройти тест Тьюринга. Но она не понимает, не сознает, а значит, находится с людьми не на одном уровне. Сегодня искусственный интеллект — это лишь инструмент, и даже лопата с моторчиком — это лишь лопата, а лопаты не могут завоевать людей.

Мифы о всемогуществе искусственного интеллекта, который скоро завоюет человечество, имеют понятные основания. С одной стороны, прогресс не остановить и решение таких задач, как распознавание речи и образов, существенно продвинулось, а соответствующие системы стали использоваться повсеместно. С другой стороны, ни физики, ни программисты, ни философы часто не отдают себе отчета, особенно с учетом упомянутых результатов исследований, в том, что интеллект (тот, что обычно имеется в виду в понятии «искусственный интеллект») и сознание — это разные вещи. Если мы свяжем проявления странных пограничных состояний сознания, а также пока слабо изученные явления передачи информации именно с сознанием, то придется принять некоторые обобщающие положения, которые сейчас принято рассматривать в рамках квантовой физики, в частности, относящиеся к двум непонятным ее феноменам. Один касается нелокальности: одна частица в одной точке пространства «чувствует» другую частицу в другой точке при отсутствии какого-либо взаимодействия между ними. Другой феномен — влияние наблюдателя на процесс квантового измерения. Квантовая частица, пребывающая до измерения в суперпозиции состояний (одновременно и там и здесь), после измерений оказывается именно здесь или именно там. Очень распространена точка зрения, что именно наличие наблюдателя, его сознания, и позволяет частице проявиться именно в одном, измеренном состоянии.

Философы и физики спорят по этому поводу уже почти сто лет. И ключевым словом в этих спорах часто выступает «сознание», имеющее массу определений, но ни одного объяснения, что же это на самом деле. Некоторые показывают, что сознание — невычислимый процесс и его невозможно промоделировать машиной Тьюринга. Другие считают, что природа сознания квантовая и сугубо недетерминистская. С одной стороны, может показаться, что тут нет противоречия с парадигмой искусственного интеллекта, в котором недерминистский процесс мышления заменяется детерминистским — компьютер управляется вполне определенной программой. А чтобы «оживить» процесс, можно подмешать немного случайности в выбор реплик виртуального помощника, например Siri. Однако добавление фактора случайности машине сознания не добавит — проблема глубже, и сегодня даже не очень ясно, в каких глубинах еще не решенных проблем современной физики она спрятана. Если сознание имеет квантовую природу, то оно с неизбежностью должно иметь характерные для квантового поведения особенности, не дающие покоя физикам со времен Эйнштейна. Самой существенной из таких особенностей является нелокальность.

Несколько поколений студентов-физиков учились по учебникам квантовой физики, в которых просто не было понятия нелокальности и считалось, что проблемы с «жутким дальнодействием» — лишь эпизод из дискуссий Эйнштейна и Бора периода становления квантовой механики, а нелокальное поведение — курьез, не имеющий особенного значения. Но во второй половине прошлого века ситуация изменилась: сначала была доказана теорема, подсказавшая экспериментаторам, как можно проверить существование нелокальности, затем экспериментаторы подтвердили, что «запутанные» квантовые частицы действительно «чувствуют» друг друга независимо от расстояния.

Часто физики по образованию становятся программистами по призванию, и они наверняка спросят: а к чему здесь этот экскурс в историю физики? Дело в том, что непонятные результаты с NDE и каналом получения информации действительно дают аргументы в пользу квантовой природы сознания. Если сознание продолжается при клинической смерти, то оно не локализовано в мозге, а если сознание реципиента принимает информацию об удаленном объекте, где реципиент никогда не был, то, возможно, бессмысленно искать привычные каналы передачи этой информации. Может быть, это происходит благодаря природе сознания реципиента, если только предположить, что сознание как-то может существовать сразу в разных местах — быть нелокальным.

К слову, можно показать, что если частицы находятся в запутанном состоянии, обладая общей квантовой информацией, то эта информация не локализована ни в одной из них. Это принципиально отличает квантовую информацию от привычной классической — нельзя сказать, где хранится квантовая информация, предписывающая одной частице при измерении всегда коррелировать с другой запутанной с ней частицей. Более того, хотя физики любят рассматривать простейшие ситуации с двумя запутанными частицами, квантовая механика не запрещает запутанных состояний для множества частиц. Более того, она не предписывает, где именно лежит граница между квантовым поведением двух, десяти, ста или тысячи запутанных частиц и классическим поведением на макроуровне, хорошо известным нам из повседневного опыта.

Может быть, искусственный интеллект следует искать в квантовых вычислениях? Это также очень модная сегодня тема, но, как и всякий хайп, она переоценена и в своих возможностях, и в темпах развития. Квантовые компьютеры совершенно не похожи на классические, и дело тут не только в другой парадигме вычислений (кубит вполне можно считать отдаленным аналогом бита). Можем ли мы надеяться, что, идя этим путем, мы постепенно построим нечто аналогичное нашему сознанию? Сомнительно. Это как если бы физики задумали сделать искусственную жизнь, идя похожим путем, — начав с элементарных частиц. Берем протон, одеваем его в электрон, получился атом водорода, затем добавим кислород, а потом еще атом водорода — вот уже и молекула воды. Вряд ли таким способом можно в какой-то момент получить хотя бы вирус. Квантовые вычисления, хотя и имеют уже приложения в области криптографии, не смогут непосредственно вывести ученых к пониманию устройства сознания.

***

К сожалению, путь к пониманию природы сознания — это не дорога с верстовыми столбами. Более того, пока имеющиеся тропинки, скорее всего, уводят нас из материалистической парадигмы, согласно которой сознание — это лишь ПО и данные в компьютерах, «сидящие» в наших головах. Пока неясно, почему квантовое поведение, проявляясь на уровне элементарных частиц, затем пропадает на макроуровне, но вновь возникает на уровне сознания в некоторых ситуациях (хотя есть эксперименты, показывающие, что можно получить нелокальное поведение и на макроуровне). Но и унывать не стоит. Программистам всегда хватит работы по решению конкретных прикладных задач, связываемых сегодня с искусственным интеллектом. Сам этот термин, несмотря на трансформацию смысла, вряд ли уже будет заменен более адекватным, например «интеллектуальными технологиями». Окружая себя все новыми и новыми «умными» системами, мы каждый раз будем понимать, что настоящее сознание — это нечто другое, а значит, физикам и философам еще долго будет хватать работы.

Литература

  1. Влад Жигалов. Естественное общение с приложением // Открытые Системы.СУБД.— 2001.— № 12. — С. 22–27. URL: https://www.osp.ru/os/2001/12/180708 (дата обращения: 10.03.2018).
  2. Van Lommel P. et al. Near-death experience in survivors of cardiac arrest: a prospective study in the Netherlands // The Lancet.— 2001. — Т. 358. — N. 9298. — С. 2039–2045.
  3. Путхофф Г. Э., Тарг Р. Перцептивный канал передачи информации на дальние расстояния. История вопроса и последние исследования // Труды института инженеров по электротехнике и радиоэлектронике.— 1976. — Т. 64.— № 3.

Влад Жигалов (zhigalov@gmail.com). В начале 2000-х был генеральным директором РосНИИ Искусственного интеллекта, основанного А. С. Нариньяни — одним из ведущих ученых в сфере компьютерной лингвистики и пионером в области речевого ввода. Влад защитил диссертацию на тему «Технология построения естественно-языковых интерфейсов к структурированным источникам данных», руководил проектом InBASE (система построения интерфейсов естественного языка к базам данных). Сегодня работает ведущим инженером в Московском институте электронной техники. Главный редактор электронного «Журнала формирующихся направлений науки», публикующего работы по пограничным направлениям естественных и технических наук.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF