Дмитрий ВолковСогласно опросу директоров ИТ-служб британских компаний, 83% из них озабочены необходимостью фильтровать рекламные предложения провайдеров облаков, выясняя, кто же из них предоставляет настоящие облачные сервисы, а кто просто оказывает услуги хостинга. Как оказалось, почти 70% опрошенных сталкивались с предложением сервисов по фиксированным ценам, а 32% обнаруживали, что предлагаемые сервисы не были самообслуживаемыми. Задача данного номера журнала — разобраться, как должны быть обеспечены постулируемые во всех определениях такие обязательные свойства облачных сервисов, как предоставление по мере необходимости с оплатой по факту, самообслуживаемость и масштабируемость.

В упомянутом опросе 40% ИТ-директоров предлагалось подписаться на сервисы, не обладавшие эластичностью или масштабируемостью, но, может быть, рано требовать этого от облачных инфраструктур, задает вопрос Марина Аншина. Возможно, еще не пришло время затевать обсуждение способов развертывания соответствующих архитектур, когда отдельные скептики по-прежнему относят облака к очередному мыльному пузырю, тем более что облачная инфраструктура состоит из оборудования и ПО, которое мы уже худо-бедно умеем поддерживать? Однако следует учесть, что основные компоненты инфраструктуры предоставления сервисов территориально, организационно и финансово отделены от потребителя, что означает соответствующий разрыв в сопровождении. Кроме того, в цепочке появляется новый компонент — Сеть, — в большой степени определяющий надежность и качество предоставления сервисов. Иначе говоря, благополучие бизнеса потребителя и существование поставщика облачного сервиса во многом становятся зависимыми от провайдера. Очевидно, что все это усложняет юридические и организационные отношения между субъектами облачного ландшафта, создает дополнительные связи между поставщиками отдельных компонентов сервиса, требует коррекции SLA и т. п.

Инфраструктуру облака можно сравнить с хозяйством многоквартирного дома, что предполагает иные правила общежития, чем принятые в личном коттедже (собственной ИТ-инфраструктуре предприятия потребителя). Действительно, в случае любых изменений сервиса или способов его доставки («перенос стены в многоквартирном доме») требуется согласование с несколькими инстанциями. Свободы изменений «в отдельной квартире многоквартирного дома» много меньше, чем в собственном доме. Правда, можно сменить поставщика сервиса («поменять квартиру»), однако порядок такого переезда в случае облаков пока еще плохо регламентирован и несет много рисков. К тому же, учитывая, что, по мнению наших авторов, культура управления изменениями в большинстве российских компаний невысока, любые подвижки могут привести к разрушению «многоквартирного дома».

Заказывая несколько сервисов от разных поставщиков, потребитель сталкивается с задачей координации их сопровождения, а если сервисы интегрированы, то проблема еще больше усложняется и становится многовариантной. И наоборот: один поставщик одного сервиса может предоставлять его разным компаниям, отличающимся корпоративной культурой, уровнем зрелости ИТ и требованиями к сервису.

Даже краткого перечисления особенностей облачной среды предоставления сервисов достаточно, чтобы увидеть — для облаков нужны радикально иные ИТ-инфраструктуры и принципы их сопровождения. Изменения в способах поддержки означают для поставщиков и ИТ-служб предприятий-потребителей необходимость существенной смены ориентиров и форм деятельности, причем все это будет усложняться еще и ростом зависимости бизнеса от ИТ.

Переход от эпохи ПК к облачной эре не только стимулировал рост интереса к построению распределенных аппаратно-программных инфраструктур, обещающих поддержку облаков любых типов и масштабов, но и положил начало формированию потенциально огромного рынка приложений и сервисов, изначально предназначенных для использования в облаках. В 2012 году доля таких приложений, по данным аналитиков, уже составила 85%, и ожидается, что соответствующий рынок вырастет через два года до 11 млрд долл. Однако, как отмечается в статье Натальи Ефимцевой, эксплуатируемые сегодня негибкие и плохо управляемые ИТ-инфраструктуры не готовы поддержать мириады разнообразных сервисов, а адаптация приложений для работы в облаках потребует специальных технологий и архитектурных подходов.

Завершающий год номер журнала традиционно включает прогноз по тенденциям развития ИТ на следующие 365 дней, и основной лейтмотив нынешнего прогноза — наступление эры работы с данными. Цифровая Вселенная продолжает расширяться — с начала 2010 года объем данных вырос в 50 раз, однако, по данным аналитиков, только 0,4% из них анализируется, хотя инвестиции в инфраструктуру хранения и управления данными в период с 2012 по 2020 год вырастут на 40%. Наблюдая за поведением данных в этом году, аналитики отметили изменения в их типизации и размещении — почти 40% данных будут храниться в облаках, а их львиная доля будет относиться к сфере развлечений, телеметрии, медицине, информации от компьютеров, телефонов, бытовых устройств — всего того, что называется Интернетом вещей. Основной акцент при обработке огромного потока данных будет сделан на борьбе с потерями полезных сведений.

Данные этого года свидетельствуют: в ИТ назревают серьезные перемены, сравнимые с приходом персональных компьютеров в каждый дом, — эра данных предполагает введение компьютеров в каждый бизнес-процесс, функцию и операцию, что даст в руки бизнеса инструмент работы со всем массивом имеющихся сведений, позволив аналитикам перейти от вопросов «а что будет, если», заранее подкрепляющих или опровергающих уже сформулированную гипотезу, к вопросу «что будет».

«Открытые Системы.СУБД»

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF