На вопрос «Пресса — власть, зеркало или служанка?» каждый отвечает в соответствии со своим опытом, мировоззрением и оценкой текущего момента. В любом случае для получения объективной картины ИТ-ландшафта могут быть полезны мнения по вопросам, затронутым в статьях «Открытых систем». С этого номера мы постараемся представлять мнения, высказанные читателями.

Хотелось бы сделать одно замечание по поводу статьи Антона Варфоломеева, «SOAP и вопросы безопасности» (2002, № 7-8). Высокоуровневые службы SOAP Tollkit разработанные Microsoft, могут взаимодействовать только с аналогичными средствами от той же компании. В этом случае исчезает сама идея использования SOAP, как протокола интеграции приложений. Практика работы с SOAP показывает, что для реальной интеграции SOAP-служб от Microsoft со службами других производителей, в том числе от сообщества Open Source (например, Apache и Tomcat) необходимо использовать только низкоуровневые службы SOAP Toolkit. Поэтому статья может быть полезной только в случае ориентации на SOAP Toolkit и на стороне сервера и на стороне клиента, а не для варианта, когда используются сервисы различных производителей. Справедливости ради надо отметить, что речь идет о существующем положении дел с SOAP. Что произойдет с протоколом в будущем пока неизвестно.

Геннадий Шестаков (sgena@optonline.net), архитектор баз данных, Quadrix Solutions.

Статья Карло Пешио «Никлаус Вирт о культуре разработки ПО» (1998, № 1) еще раз доказывает преимущество открытого кода перед фирменными продуктами. К сожалению, качество разрабатываемого ПО часто находится под властью коммерческих интересов. Многие компании в конкурентной борьбе стремятся как можно быстрее выбросить на рынок новый продукт, насыщенный модными технологиями и расширенной функциональностью, что, несомненно, ведет к снижению качества продукта. В свою очередь, качество программ с открытым кодом определяется конечным пользователем.

Сергей Гимельрейх (angelator@rambler.ru), программист, Продюсерский центр «Школа» (Санкт-Петербург).

Не соглашусь с Андреем Тереховым, автором статьи «Российская индустрия программирования» (2002, № 3) по поводу мнения о том, что российские студенты выигрывают олимпиады по программирования за счет того, что у них хорошая подготовка в вузах и школах по фундаментальным дисциплинам. Наоборот, в команды идут те, кто самостоятельно (без помощи вуза) занимается самоподготовкой. Вузы, во всяком случае, в Хабаровске, не только не помогают изучать ИТ, но и мешают этому завышенными объемами математики, низким профессиональным уровнем преподавателей по ИТ-дисциплинам и плохим материальным обеспечением.

Павел Сухинин (pavel.msc@fecs-900.khv.ru), инженер телекоммуникационной компании.

Пока же положение русских компаний по отношению к американским напоминает анекдот про болгарского слона, младшего брата русского слона. Фактически есть два варианта работы русских компаний с американскими: филиал, созданный для продажи американского программного продукта в России и компания, нанимаемая для разработки какого-то куска продукта или локализации уже существующего продукта. В первом случае — это просто офис для продаж с небольшой группой внедрения и поддержки, во втором — дешевая рабочая сила. Я не понимаю, почему никто не занимается третьим вариантом — международной корпорацией? Равноправное партнерство с международным разделением труда: американская сторона обеспечивает маркетинг, продажи продукта в США и часть технической поддержки, а российская выполняет разработку и техническую поддержку. Американская часть компании также обеспечивает продвижение на американский рынок оригинальных российских разработок, адаптированных под рынок США. Практически весь полупроводниковый бизнес именно так и работает в США. Например, в нашей компании маркетинг, продажи, техническая поддержка и часть разработки находились в США, а производство, другая часть разработки и маркетинга находились в Тайване, Гонконге и Сингапуре. Обе части были равноправны — именно такая модель приносит реальный успех. Аналогичная ситуация и в страховом бизнесе: компания делает маркетинг местных и европейских страховых продуктов, помогает страховым компаниям разработать соответствующий продукт (которого нет на рынке или он представлен слабо), а также обеспечивает продажи этих продуктов. Это абсолютно успешная модель. Думаю, что будущее именно за такими моделями, а не за простым аутсорсингом. На сегодняшний день отечественные компании в основном обеспечивают вхождение иностранных компаний на российский рынок, но не наоборот.

Лео Рыженко (leo@usbusserv.com), президент компании US Business Services.

Никто не сомневается в том, что модель выхода на западный рынок со своим продуктом потенциально очень выгодна для российских компаний, однако в реализации данной модели есть некоторые проблемы — она работает при условии наличия у российской стороны не только продукта, но еще и достаточного количества свободных денег для раскрутки продукта. Разница в уровне жизни также не в нашу пользу. Даже открытие небольшого представительства в США для большинства российских компаний — финансово неподъемная задача. А российская компания с одним только продуктом и без денег не может быть равноправным партнером при международном взаимодействии — «кто платит деньги, тот и музыку заказывает». Кроме того, продуктовая модель значительно более рискованна, чем обычный аутсорсинг: а вдруг продукт не будет пользоваться спросом, как тогда отбивать вложения? На фоне американского рынка программирования мы действительно пока смотримся как «болгарский слон», что видно только из сравнения объемов программной индустрии. Чтобы претендовать на большее, нам прежде всего необходимо вырасти — хотя бы до размера индийского слона.

Андрей Терехов (ddt@tercom.ru).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями