Россия традиционно ассоциируется с огромной территорией и бесконечными природными ресурсами. Нефть, газ, уголь и древесина по-прежнему остаются наиболее важными составляющими валового национального продукта России, на этом фоне индустрия программирования почти незаметна. Однако, помимо лидерства на сырьевом рынке, Россия занимает первое место в мире по количеству технических специалистов. Согласно отчету World Bank/UNESCO, более миллиона человек в стране работает в области научных исследований. У России есть все предпосылки для того, чтобы стать заметной силой на международном рынке программирования.

Российское программирование имеет богатую историю, ведущую свой отчет от 50-х годов, когда программирование в основном предназначалось для решения военных и промышленных задач, например, для точного расчета места приземления космического корабля Юрия Гагарина. Ранние успехи советского программирования во многом связаны с тем, что советская экономика всегда была сильно индустриализованной и технически ориентированной. Растущая потребность в программистах была разрешена путем переориентации части математиков и физиков на информатику. В те времена количество программистов (да и самих компьютеров) было очень небольшим, так как область применения программирования была достаточно ограниченной. Так, за все 20 лет производства БЭСМ-6, одного из самых успешных компьютеров тех времен (было выпущено всего около 300 штук). Тем не менее, к концу 60-х советская школа программирования находилась на мировом уровне и в промышленной разработке программ, и в научных исследованиях.

К сожалению, где-то с начала 70-х годов в программировании, как и в ряде других отраслей, начали наблюдаться первые признаки застоя. Одной из основных причин стала официальная политика ориентации компьютерных платформ на клоны IBM/360 и PDP/11. Считалось, что путем копирования западной аппаратной базы удастся сэкономить деньги, которые впоследствии можно было бы использовать для «гигантского скачка» в программировании. Эта «стратегия» потерпела провал, а Эдгар Дейкстра в своей лекции, прочитанной в России, назвал это решение советского правительства «величайшей победой Запада в холодной войне» (подробнее о ранней истории программирования в России можно прочитать в [1]).

Кризис продолжался до начала 90-х годов. В процессе перехода на рыночную экономику большинство существовавших структур рухнуло [2], что привело, в частности, к радикальной смене преобладающей аппаратной платформы. В течение нескольких лет мэйнфреймы были потеснены мощным потоком персональных компьютеров; так, согласно оценке IDC, в 1997 году в России было продано 1,4 млн. компьютеров. Переход на новую платформу создал потребность в целом ряде новых услуг, например, в разработке программ и системной интеграции, которые стали предоставлять молодые частные компании. Большинство современных лидеров в компьютерном бизнесе России — представители этой «новой волны»; сегодня такие компании вполне могут считать себя ветеранами рынка, несмотря на возраст от 8 до 12 лет.

Компьютерный рынок быстро увеличивался вплоть до кризиса 1998 года. Отечественная компьютерная индустрия была одной из наиболее пострадавших из-за своей зависимости от западного рынка; лишь совсем недавно Россия снова вышла на уровень 1997 года по количеству продаваемых компьютеров. Тем не менее, сегодня перспективы компьютерного рынка в России выглядят очень хорошими; страна демонстрирует очень быстрый рост темпов продаж компьютеров, при том, что рынок еще ненасыщен: на 100 человек в России приходится всего лишь около 5 компьютеров (в США — 62).

Люди как основной капитал

Самым большим конкурентным преимуществом российской индустрии программирования является наличие большого количества хорошо обученных технических специалистов. Типичный российский программист обладает как минимум высшим образованием в программировании, технических или точных науках, что совсем нехарактерно для западных стран. Например, примерно 86% американских программистов обладают лишь степенью бакалавра, закончили специальные двухгодичные курсы или вообще ограничились средним образованием [3].

Платное образование становится все более популярным; по данным Госкомстата, в 2001 году более трети студентов в России платили за свое образование. Однако программы обучения всех университетов, как государственных, так и частных, контролируются государством с помощью набора стандартов, гарантирующих единый уровень обучения. Такой подход порождает ряд специфических для России моментов. Например, в стандарте на программистские специальности традиционно очень велик процент обязательных курсов по математике и прочим фундаментальным наукам. В результате, первые два с половиной года самой распространенной программистской специальности 351500 (бывшая 220400) почти полностью посвящены математическим предметам; это означает, что студенты не получают достаточной практики в программировании до третьего или даже четвертого курса. У такого подхода к делу есть и преимущества: отечественные программисты получают базовые знания, которые могут быть применены в самых разных исследовательских задачах. Это, кстати, регулярно подтверждается победами российской молодежи на различных международных соревнованиях. Например, команда Санкт-Петербургского государственного университета два года подряд становилась победителем международной олимпиады по программированию, проводимой под эгидой ACM (2000 и 2001 годы), а также входила в десятку победителей в течение пяти лет. Следующее поколение также подает большие надежды: в 2000 году российские школьники победили на международной олимпиаде по информатике в Китае.

Количество обучающихся в России студентов также растет. В 2001 году в стране насчитывалось 4,7 млн. студентов, почти вдвое больше, чем в 1995 году. В частности, растет и число студентов, обучающихся программированию: количество тех, кто ежегодно поступает на связанные с компьютерами специальности, выросло за последние пять лет с 8 до 25 тыс. человек. В связи с возможностью найти по окончании вуза высокооплачиваемую работу программирование становится все более привлекательной специальностью.

Самой большой проблемой российской системы высшего образования является сегодня недостаточное финансирование, что особенно сказывается на фундаментальных науках, очень высоко ценившихся в советское время — в этих областях контраст между прошлым и настоящим особенно силен. Многие одаренные преподаватели покидают Россию ради более надежных мест в иностранных университетах. Однако сейчас ряд представителей компьютерной индустрии стали понимать всю опасность этой тенденции и стараются поощрять участие своих сотрудников в преподавательском процессе. Многие компании тесно сотрудничают с университетами, оказывая им поддержку. Взамен они получают возможность привлекать к себе на работу выпускников этих вузов, и потому кадровый состав типичной компьютерной компании быстро становится однородным, а относительно невысокая текучесть персонала помогает сохранить такое положение дел.

Некоторый процент российских программистов эмигрирует из России, и все же проблема «утечки мозгов» уже не так критична, как в начале 90-х годов, когда программисты тысячами эмигрировали, опасаясь неясного положения и туманных перспектив развития России.

Есть и другие пути привлечения новых программистов в индустрию, например, путем переобучения технических специалистов из смежных областей. Российский рынок обучения быстро развивается и предоставляет богатый выбор возможностей — от долгосрочных программ, ориентированных на получение второго высшего образования в области компьютерных наук до сертифицированных курсов обучения от зарубежных вендоров. Таким образом, можно с полной уверенностью заключить, что с точки зрения человеческих ресурсов российский рынок программирования имеет сегодня благоприятные условия для дальнейшего роста.

Российская индустрия программирования

Согласно оценке консалтинговой компании Brunswick Warburg, в 1999 году объем российского рынка программного обеспечения составлял 560-580 млн. долл. — всего 0,1% от валового национального продукта (при том, что весь ИТ-рынок страны в 2001 году составлял по оценке газеты «Коммерсант» 3,5-4 млрд. долл. при темпах роста 15-20% в год). И все же программирование имеет огромный потенциал. В отчете McKinsey [4] программирование названо самой эффективной и одной из самых быстро растущих отраслей России. По экспертным оценкам, в этой области занято от 50 до 80 тыс. человек. К сожалению, не представляется возможным дать более точную оценку размеров рынка или даже определить явных лидеров в конкретных сегментах рынка, так как на данный момент он достаточно хаотичен и неструктурирован. К тому же, практически все российские компьютерные компании являются закрытыми акционерными обществами и не разглашают точные сведения о своем финансовом состоянии. В данной статье используются цифры из различных опубликованных источников, в особенности из [4-6], хотя в некоторых случаях приводимые оценки значительно различаются.

Компании, работающие в России, можно условно разделить на две крупные категории: компании с российским капиталом и подразделения международных корпораций. Соответственно этому задачи, решаемые ими, сильно различаются.

Российские компании

Большинство отраслей экономики России несут в себе отпечаток советского времени, однако компьютерная индустрия сильно отличается в этом смысле — после развала СССР большинство исследовательских институтов стало разваливаться, оставив программистов без работы и вчерашние исследователи были вынуждены уйти в бизнес. В целом, можно разделить российские программные компании на две категории: работающие на внутреннем рынке и работающие на иностранных заказчиков.

Компании, работающие на внутреннем рынке, в основном позиционируются как системные интеграторы, обслуживающие крупные предприятия в платежеспособных отраслях. Есть еще целый ряд компаний, ориентирующихся на мелкий бизнес и индивидуальных покупателей, хотя компьютерное пиратство изрядно подрывает этот рынок. Наконец, многие ориентируются на международный рынок, поскольку заметная ценовая разница по сравнению с западными странами и изобилие талантливых программистов дают России уникальную возможность в области глобального (офшорного) программирования. Эту нишу заполнили сотни компаний, ориентированных на предоставление услуг по аутсорсингу. По оценке компании McKinsey, в 1999 году в российском офшорном программировании было занято от 5 до 8 тыс. профессиональных программистов, а общий объем этого рынка составлял от 60 до 100 млн. долл. при темпах роста от 40 до 60% в год [4]. Правда, российские источники считают, что приведенные цифры сильно занижены. Так, по оценкам компании Market-Visio/EDC, общий доход российского рынка офшорного программирования в 2001 году составил 194 млн. долл. при темпах роста 227% в год.

Международный рынок аутсорсинга отличается жесткой конкуренцией, здесь есть свои общепризнанные лидеры — Индия и Ирландия [7, 8]. В 2000-2001 годах Индия заработала на этом рынке 6,3 млрд. долл. По количественным показателям Россия сегодня отдаленно напоминает Индию в 1990 году.

В последние два-три года компании, специализирующиеся на глобальном программировании стали объединяться в ассоциации, такие, как «Форт-Росс» в Петербурге и «СибАкадемСофт» в Сибири (в процессе создания аналогичная ассоциация в Москве, которая, однако, ничем фактически полезным пока не отличилась). Основной задачей этих ассоциаций стало лоббирование интересов компьютерной индустрии в российском правительстве и маркетинг возможностей отечественных компаний на Западе путем, например, проведения международных конференций типа Software Outrsourcing Summit (www.soft-outsourcing.com). Будем надеяться, что такой процесс консолидации сделает российскую индустрию программирования более заметной силой на международном рынке.

Западные компании в России

Большинство крупных западных компаний представлены в России по крайней мере офисом по продажам, а некоторые решились на еще более ответственный шаг и открыли здесь собственные программные подразделения. Практически все эти компании сообщают об отличных результатах:

  • Motorola открыла лабораторию с небольшой группой программистов в Петербурге в 1993 году, сейчас в ней работает более 200 программистов;
  • Sun Microsystems начала работать в России более 10 лет назад; на сегодняшний день в Москве и Петербурге работают более 300 сотрудников, принимающих участие в разработке новых продуктов и сопровождении существующих;
  • Intel открыла свою лабораторию в Нижнем Новгороде в 1993 году; сегодня в этом подразделении работает около 200 программистов, планируется увеличить их число до 500 [9];
  • SAP при поддержке компании Siemens Business Services развернула в Петербурге подразделение из 40 программистов, численность которых планируется довести до 100.

Список можно продолжить, главное, что все эти компании считают свои проекты успешными [4]. Ключевыми преимуществами российских центров разработки являются большие технические способности и творческий подход российских профессионалов.

Центры программирования

В стране исторически сложилось три основных центра программирования: Москва, Петербург и Новосибирск. Среди прочих городов с развитой индустрией программирования следует отметить Нижний Новгород, Екатеринбург, Пермь и Саров.

В Москве сосредоточены основные денежные потоки, а также менеджмент страны и практически всех крупных российских компаний, поэтому многие здешние компьютерные компании ориентированы на внутренний рынок (хотя есть и исключения, например, Luxoft, VDI и Auriga).

Петербург расположен в непосредственной близости от североевропейских стран, что превратило его в один из многообещающих центров глобального программирования. Здесь расположены десятки аутсорсинговых компаний, насчитывающих от 50 до 250 человек.

Новосибирск был с самого начала спланирован как город, ориентированный на науку — предполагалось, что ему удастся стать достойным противовесом научным центрам в европейской части России. К сожалению, российская наука испытывает сейчас не лучшие времена, поэтому происходит постепенная переориентация исследователей на разработку бизнес-приложений. Однако географическая удаленность и проблемы с телекоммуникациями в Сибири являются серьезными барьерами на этом пути.

Вопросы качества

Практически все программные компании в России начинались с небольшой группы квалифицированных программистов. Чаще всего, на этом этапе вопросы качества вообще специально не рассматривались — компании в основном полагались на профессионализм отдельных сотрудников. Однако по мере роста возникали все новые и новые проблемы, связанные с качеством программных продуктов и процессов. Поэтому сегодня большинство российских компаний (особенно работающих с западными заказчиками) понимают важность обеспечения качества. За последние несколько лет рынок услуг, связанных с качеством, значительно вырос. Еще три-четыре года назад ни в одной российской компании не было внутренней программы улучшения качества, а сегодня десятки компаний уже получили сертификат соответствия стандарту ISO 9001, многие планируют сертификацию на следующие несколько лет.

Работы по обеспечению качества в России чаще всего основываются на ISO 9001, который еще в советские времена был положен в основу национального стандарта ГОСТ ИСО Р 9001. На сегодняшний день ISO 9001 по-прежнему остается наиболее доступным из всех программных стандартов: существует множество сертифицирующих органов (как национальных, так и международных) и множество курсов по ISO 9001. Прочие стандарты менее популярны и прежде всего по причине их недостаточной распространенности и высокой стоимости сертификации. Многие российские компании планируют сертификацию по стандарту СММ, однако еще ни одна из них еще не достигла этого; среди подразделений западных компаний необходимо отметить лабораторию Motorola в Петербурге, достигшую пятого уровня СММ.

Проблемы и перспективы

Развитие российской индустрии программирования затруднено целым рядом проблем. Самая большая трудность — это компьютерное пиратство. 88% используемых в России программ являются нелицензионными (в среднем по миру — 36%). Только Вьетнам, Китай и ряд стран бывшего СССР имеют еще худшие показатели по этой проблеме. Некоторые компании пытаются избежать столкновения с этой проблемой путем ориентации создаваемых продуктов на западный рынок. Этот подход (известный также как «скандинавская» или «израильская» модель) представляется очень многообещающей, так как из-за разницы в уровне цен на исходном и целевом рынке финансовый результат может многократно превышать затраты. Единственная проблема заключается в том, что требуются значительные начальные финансовые вложения, отсутствующие у большинства российских компаний. Финансовый рынок в России также недостаточно развит для того, чтобы поддерживать подобные проекты. Поэтому, несмотря на целый ряд примеров успешной реализации подобной модели (например, антивирусная система AVP или графические средства, разработанные компанией ParaGraph и приобретенные впоследствии Silicon Graphics), все еще неясно, станет ли эта модель массовой в России.

Еще одна проблема, затрагивающая все отрасли России, — неразвитая инфраструктура. Почта, транспорт, муниципальные услуги либо ненадежны, либо просто плохи в большинстве регионов, может быть, за исключением отдельных крупных городов. Естественно, это затрудняет работу всех предприятий, зависящих от инфраструктуры. Например, расцвет электронной коммерции во всем мире практически не затронул России: очень мало людей владеют и пользуются кредитными картами, лишь 6,3% всего населения имеют доступ к Сети, и, наконец, почта крайне ненадежна. Только с телефонизацией дела обстоят относительно хорошо — в России насчитывается 21,3 телефонных аппарата на 100 жителей, что, конечно, значительно хуже, чем 59,5 для промышленно развитых стран, но все-таки лучше, чем среднемировое значение 15,1.

Наконец, российская индустрия глобального программирования страдает от неадекватного имиджа России за рубежом. В погоне за сенсациями ряд статьей в западной прессе освещает такие «неаппетитные» темы: отмывание денег, природные и техногенные катастрофы или русская мафия. В результате, российские компании вынуждены начинать свой маркетинг с нейтрализации бытовых мифов.

Поддержка государства

До недавнего времени российское правительство игнорировало программную индустрию, однако сегодня индустрия уже заслуживает некоторого внимания. Господдержка может изменить положение, так как многие проблемы, требующие решения, не ограничены рамками индустрии программирования, а скорее являются проблемами российского общества в целом. Такие проблемы невозможно решить без активного участия государства на всех уровнях.

Существуют также законодательные проблемы, мешающие развитию отрасли. Многие законы, в частности, законы об интеллектуальной собственности, экспорте программного обеспечения и налогообложении, требуют постоянного внимания. Увы, даже современные законы, теоретически адекватно регулирующие отношения в той или иной области, зачастую очень плохо работают на практике. Скажем, очень трудно добиться соблюдения существующих законов об охране авторских прав и компьютерном пиратстве.

Опыт Индии и Ирландии показывает, что режим наибольшего благоприятствования для индустрии программирования может привести к скачку в развитии индустрии и увеличению доходов в этой области. Вместе с тем, среди руководителей российских программных компаний широко распространено мнение о том, что индустрия в целом не нуждается в освобождении от налогов или каких-то других формах прямой поддержки. Что действительно нужно от государства на данном этапе — это решение общих инфраструктурных проблем.

И все же отношение к программированию постепенно меняется. Например, в июле 2000 года Россия подписала так называемую «окинавскую хартию», в которой подчеркивается особая значимость компьютерных технологий для развития современного информационного общества. Этот вопрос также отражен в федеральной программе «Электронная Россия»; развитие компьютерной индустрии названо в ней одним из наиболее приоритетных направлений страны на ближайшее десятилетие. Будем надеяться, что эти планы действительно будут претворены в жизнь.

Заключение

Наследие советских времен и новые экономические условия создали благоприятный климат для развития российской индустрии программирования. Основное преимущество — хорошо обученная и динамичная рабочая сила — позволяет России претендовать на заметную часть мирового рынка программирования, однако прогресс замедляют проблемы, характерные для всех отраслей отечественной экономики. В этой ситуации дальнейшее развитие индустрии программирования во многом зависит от двух ключевых факторов: успешности продвижения страны на международном рынке и позиции российского правительства.

Благодарности

Многие помогали мне улучшить эту статью, первоначально подготовленную для журнала IEEE Software. Особенно хотелось бы упомянуть Карину Терехову (Jipeq eSourcing), Дмитрия Байкова («ЛАНИТ-Терком»), а также редактора колонки Country Report журнала IEEE Software Дипендра Мойтра (Lucent Technologies). Кроме того, я хотел бы поблагодарить Игоря Агамирзяна (Microsoft Research) за его постоянное участие в продвижении российского программирования и за экспертные оценки, использованные в данной статье.

Литература

[1] Д.А. Поспелов, «Становление информатики в России», в сб. «Очерки истории информатики в России», под ред. Д.А. Поспелова и Я.И. Фета. Новосибирск, Научно-издательский центр ОИГГМ СО РАН, 1998

[2] И. Агамирзян, «Правда об информатике», Файл, №1, 1990 (http://research.microsoft.com/~igora/ personal/Truth.htm)

[3] 1998-99 Occupational Outlook Handbook. Washington, DC: Bureau of Labor Statistics, 1999

[4] McKinsey Global Institute report «Unlocking Economic Growth in Russia», 1999

[5] American Chamber of Commerce in Russia report «Offshore software development in Russia», 2001 (http://www.amcham.ru/wp/off_soft_wp.htm)

[6] BITKOM report «Possibilities for IT cooperation with St. Petersburg» (in German), 2000 (ftp://www.bvb.de/bitkom/publikationen/ Petersburg.pdf)

[7] Д. Мойтра, «Программная индустрия Индии». «Открытые системы», 2001, № 11

[8] R. Cochran, «Ireland: a Software Success Story». IEEE Software, 2001, Vol. 18, No. 2

[9] М. Кузьминский, «Распараллеливание по-нижегородски». «Открытые системы», 2001, № 1

Андрей Терехов (ddt@tercom.ru) — сотрудник компании «ЛАНИТ-Терком» (Петербург).


Программная индустрия США

Несмотря на потрясения от массового закрытия Internet-компаний, экономического спада и террористических атак отрасль программного обеспечения США, по мнению аналитиков MetaGroup продолжает развиваться темпами, которые в состоянии поддерживать лишь немногие отрасли. Согласно данным Business Software Alliance, в 1998 году общий объем программных продуктов и услуг достиг 140,9 млрд. долл. Предполагалось, что он будет ежегодно расти на 17,8% и к концу 2001 года составит 228 млрд. долл. По данным Организации по экономическому сотрудничеству и развитию, рынок ПО — самый динамичный сегмент американской экономики, оборот которого к 2002 году достигнет 221,9 млн. долл., что вдвое больше, чем в 1996 году и составляет 2,2% национального валового внутреннего продукта, равного 9,965 трлн. долл. В таблице 1 приводятся данные по 10 ведущим программистским компаниям США.

По данным META Group, доля затрат на ИТ в объеме валовой прибыли среди 1000 крупнейших компаний мира в 2000 году составляла 7,5%, однако в 2001 году упала до 2%. Тем не менее, важной статьей расходов для многих компаний остается программное обеспечение. В среднем, доля затрат на разработку или приобретение новых программ в ИТ-бюджетах выросла с 22% в 1998 году до 48,1% в 1999-м, затем сократилась до 34,8% в 2000-м, и, наконец, увеличилась до 41,4% в 2001 году. Эта тенденция сулит неплохие перспективы для программной индустрии США.

Согласно наблюдениям аналитиков из META Group в 2001 году наблюдался рост качества программного обеспечения, определяемого по количеству ошибок на тысячу строк исходного кода (таблица 2). Все больше компаний начинают внедрять формальный процесс оценки качества ПО. Все чаще такие показатели стали диктовать организации, работающие в таких отраслях, как аэрокосмическая промышленность и государственный сектор. Увеличивается количество компаний, прошедших сертификацию ISO-9000 — с 15,4% в 2000 году до 16,2% в 2001 году.

Таблица 2. Количество ошибок в программных продуктах на тысячу строк кода

Одна из острейших проблем — постоянный дефицит ИТ-специалистов. С 1999 года растет число вакансий в компаниях, предлагающих услуги и поддержку, причем в условиях повышенной нагрузки на специалистов, составляющей 2080 часов в год. Больше всего в Соединенных Штатах программистов и аналитиков по базам данных, а меньше — системных архитекторов и специалистов по Web-решениям. Наблюдается дефицит таких специальностей как: подготовка документации и обучение, специалисты по измерению и процессам, программисты поддержки существующих решений, системные администраторы и аналитики, инженеры по тестированию, бизнес-аналитики, сетевые аналитики и архитекторы, руководители проектов и специалисты по оценке качества.

Таблица 3. Годовой уровень текучести кадров как доля от общего числа сотрудников

Вполне естественно, что в этих условиях растет текучесть кадров, несмотря на то, что США отстает от других стран по количеству дней, выделяемых на обучение ИТ-персонала. В 2001 году этот показатель составлял 8,5 дней в году, а для неамериканских компаний — 9,6 дней.

Уровень оплаты труда ИТ-специалистов в США вырос на 9%, причем значительнее всего зарплата увеличилась у руководителей проектов, бизнес-аналитиков и специалистов по определению параметров.

Если говорить об уровне развития ИТ-индустрии в регионах, то согласно отчету Metricnet, озаглавленном «Технологических индекс по штатам», первые три места занимают Массачусетс, Калифорния и Мэриленд. Эти штаты добились такого успеха по нескольким причинам: возможность привлечь венчурный капитал, что крайне важно для нового предприятия; удачное географическое положение для ведения как локальных, так и международных бизнес-операций; близость университетских центров. Успех штата Массачусетс в области высоких технологий, в основном, заслуга организации Massachusetts Technology Collaborative, начавшей программу Cluster с целью развития технологий. В Калифорнии зародились две перспективные отрасли: технология развлечений и биотехнология. Голливуд стал движущей силой в разработке и развитии технологии развлечений. Именно в Калифорнии начали проводиться исследования в области биотехнологии, а почти пятая часть всех американских физиков являются сотрудниками калифорнийских лабораторий. Знаменитая Кремниевая долина, протянувшаяся от Сан-Франциско до Сан-Хосе, известна именно благодаря расположенным здесь компаниям, специализирующимся на высоких технологиях. Успех штата Мэриленд обусловлен его близостью к национальному капиталу. Фактически, своими достижениями в области высоких технологий, этот регион обязан федеральному правительству, которое поддерживает и проводит львиную долю всех технологических исследований и разработок в этом штате. Кроме того, Мэриленд является лидером по оборонным электронным технологиям.

Хотя отрасль ИТ в целом переживает не лучшие свои времена, прогнозы ее развития на 2002 год довольно оптимистичны. По мнению аналитиков, в США программный сектор ожидает подъем, обусловленный ростом затрат в связи с необходимостью обеспечить более надежную защиту данных и граждан. В прошлом году произошло немало серьезных инцидентов, новые компьютерные вирусы нанесли серьезный ущерб многим организациям. Как считают аналитики, наиболее высокие темпы роста будут характерны для следующих областей.

  • Инструментарий обеспечения информационной безопасности. «Антитеррористический билль», подписанный 26 октября 2001 года, предусматривает значительное увеличение финансирования таких средств, как защита Internet, антивирусное программное обеспечение и интеллектуальные технологии. Согласно информации, опубликованной на сайте GCN.com, федеральное правительство США планирует выделить на ИТ в 2002 финансовом году около 49 млрд. долл., причем самыми приоритетными являются беспроводная связь и информационная безопасность. Некоторые специалисты считают, что в ближайшие три года рынок программных средств защиты, чей оборот составляет 2,5 млрд. долл., будет расти на 20% ежегодно.
  • Беспроводные приложения. По данным IDC, число мобильных работников только в США составляет 40 млн. человек, и этот показатель будет увеличиваться ежегодно на 9%. Согласно оценкам Gartner Group, к 2004 году 65% компаний, входящих в список Global 2000, будут предлагать своим мобильным сотрудникам тот или иной вид беспроводного доступа к критически важным бизнес-приложениям.
  • Программное обеспечение электронной коммерции. Объем продаж, согласно прогнозам AMR Research, в 2001 году достигнет 6,4 млрд. долл., увеличившись с 3,9 млрд. долл. в 2000 году.
  • Системы управления отношениями с клиентами. По мнению аналитиков AMR Research, оборот этого рынка вырастет на 44% и составит 9,8 млрд. долл., хотя это и ниже предложенных в июне прошлого года прогнозов, согласно которым к 2001 году оборот должен был достичь 22 млрд. долл.
  • Биотехнология. Этой области будет уделено особое внимание. Исследования генома человека способствуют быстрому развитию биотехнологий.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями