Internet — более удобный механизм для удовлетворения некоторых потребностей людей, чем ранее существовавшие средства. Однако, без сомнения, это только удобное средство достижения некоторых целей, а не сама цель.

В начальный период роста Сети царили эйфория и ожидание чуда, всеобщего счастья и процветания, которые должны были принести Internet и электронный бизнес. Сегодня в развитых странах Сетью пользуется более половины населения. Однако ожидаемого решения всех проблем это не принесло, хотя жизнь там и гораздо благополучнее, чем у нас, и Internet немало этому способствует.

Людям свойственно бросаться в крайности. Раз всеобщего рая не наступило, которого, кстати, и не обещали специалисты, а выдумали журналисты, то, значит, виноваты «е»-технологии. Критика особенно усилилась, когда период бурного роста котировок акций высокотехнологичных компаний сменился снижением индекса NASDAQ. Рано или поздно это должно было произойти, ведь даже самые совершенные технологии не могут охватывать более 100% населения конкретной страны. Специалисты об этом тоже предупреждали. Но многие все равно чувствуют себя обманутыми. Сборище мошенников, всемирная помойка — еще не самые крепкие из все чаще звучащих высказываний относительно Internet. Уже и некоторые государства видят в Сети для себя только опасность и всячески пытаются сдерживать ее развитие. В некоторых же Internet-технологий еще практически нет, но уже приняты государственные программы информационной безопасности, целью которых является противодействие новым технологиям, замедление их повсеместного и свободного внедрения.

Мошенничества в Сети, конечно, более чем достаточно. И посредственностей тоже хоть пруд пруди. И все-таки, давайте попробуем разобраться. Для нас в Белоруссии это особенно важно — ведь мы только хотим встать на этот путь, а денег на дорогостоящие эксперименты и ошибки у нас нет, но двигаться нужно быстро. Ведь лидеры уже далеко впереди, вот-вот скроются за горизонтом.

Глобальная Сеть во многом действительно стоит того, что о ней говорили восторженные приверженцы. Так, к примеру, человек нуждается в информации. Сеть, конечно, еще не информация, но — удобное средство для ее доставки. Internet в абсолютно чистом виде — это скорее не бизнес, но удобная среда для его ведения. Internet — более удобный механизм для удовлетворения некоторых потребностей людей, чем ранее существовавшие средства. Однако, без сомнения, это только удобное средство достижения некоторых целей, а не сама цель. Кое-кто в электронном бизнесе действительно идет на сознательный обман ради получения инвестиций. Но и тут нет ничего нового. Так бывало и прежде, например, во время железнодорожного бума. Все знают, что тогда были реализованы великие проекты. Но не всем известно, что на фоне ажиотажа развернулись и многочисленные мошенники. Другие же действительно путают цель и средства. А затем еще и удивляются, почему не добиваются успеха. Дескать, Web-портал сделали, имя ему придумали замечательное, а деньги не то что рекой, а даже ручейком не текут.

Мало построить железную дорогу. Чтобы она приносила деньги, нужно еще перевозить по ней грузы и пассажиров. Ведь и во времена железнодорожного бума тоже часто путали цель и средство ее достижения. Цель ведь — перемещение грузов, а не строительство дороги. Если нечего возить, то нечего и строить.

Гибельна и другая крайность. Если по некоторым дорогам нечего возить, то нельзя призывать к повсеместному возврату к гужевому транспорту. Трудно добиться успеха, имея хорошую цель, но используя допотопные средства.

Что после Internet

Мы еще только начинаем присматриваться к Сети, искать возможные пути для бизнеса в ней, готовимся к возможному количественному росту белорусских ресурсов и рядов пользователей. В развитых же государствах период экстенсивного развития уже заканчивается, например, в США более 50% населения пользуются услугами Cети, но и там тоже есть слои населения, которым эти высокие технологии невдомек.

Вместе с тем, меняется и бизнес в Internet, жестче становится конкуренция. Иными словами, подходит к концу период эйфории. Впрочем, катастрофой для цивилизации, как кое-кто пугает, это не станет. Ведь в Internet нет ничего экстраординарного, зато много дутого, бесполезного и в принципе бесприбыльного. Но и это нормально для начального ажиотажа. Взять для примера космическую гонку. Астрономические суммы вкладывались в лунные программы, многоразовые корабли, началась даже марсианская гонка. Сегодня же неспешно, преодолевая хроническую нехватку средств, всей планетой собирают международную космическую станцию. При этом без всякого ажиотажа идет коммерческое использование космических технологий. В свое время нечто подобное происходило и вокруг ядерных технологий. Но они не оправдали связанных с ними ожиданий и не принесли всеобщего счастья, хотя, конечно, и внесли значительную лепту в развитие мировой экономики. Сегодня это обычные и даже не самые процветающие отрасли.

Аналогичная участь ждет и Internet. Вопрос только в том, пришло ли уже это время? Предпосылки, во всяком случае, уже появились. По мнению многих специалистов, у чисто виртуальных компаний уже нет больших перспектив. Даже такой монстр, как Amazon.соm, терпит убытки и изучает возможности привлечения дополнительного финансирования. Вернее, убытки-то он терпел и раньше, но после известных событий на фондовом рынке инвесторы уже не столь безоглядно вкладывают деньги в акции Internet-компаний. Похожее положение и у других столпов Internet-бизнеса. И капитал уже готов перемещаться с рынка Internet-компаний в более перспективные отрасли. Правда, пока не перемещается, во всяком случае, в заметных масштабах: капиталу попросту еще некуда уходить с рынка Internet-компаний. В истории нет примеров, чтобы направления вроде железных дорог, атомной энергетики или ракетных технологий вызвали повторный ажиотаж. Аналитики GartnerGroup не испытывают большого оптимизма по поводу «голого» электронного бизнеса; будущее видится за компаниями, совмещающими как электронный, так и традиционный бизнес. Компаниям, которые не станут таковыми в ближайшие годы, предвещают вымирание, причем независимо от того, является ли сейчас их бизнес традиционным или электронным.

Предприятие XXI века — комплексная система, включающая в себя реальное производство, электронный бизнес и даже средства массовой информации. Причем часто случается, что СМИ не только помогают основному производству, но и становятся главным источником доходов.

Перспектива конвергенции реального и электронного бизнеса состоит не просто в их взаимном проникновении, а в появлении нового типа товара и производства. Начинает меняться производство, переставая быть чисто реальным или чисто электронным, виртуальным. Товар становится интегрированным, интеллектуальным. Одна материальная оболочка и много функций. Один пример. Специальное устройство, стилизованное под настольную рамку для фотографий. Это и фотоальбом и картина, часы-будильник, монитор видеосвязи, торговый терминал, календарь, записная книжка, устройство охраны, ночник, игрушка и еще многое другое. Единственно, это не компьютер в обычном понимании, хотя имеет и процессор и дисплей и другие атрибуты компьютера и может выполнять его функции.

Материальная часть — источник получения лишь небольшой начальной прибыли. Каждое новое виртуальное воплощение — дополнительная прибыль. При этом, чем менее материален товар, тем он в новом понимании лучше. Чем менее товар материален, тем более нейтрален, экологичен, приспособлен к утилизации, модернизации, индивидуализации и т.д. Таким образом, интегрированный товар — это материальная оболочка, плюс услуга, плюс интеллектуальное наполнение. Пока же мы стараемся сделать Web-магазин практически полным аналогом «живого» магазина. Однако перспективы торговли обычными товарами через Internet действительно велики: сетевые технологии дают гораздо больше возможностей. Сеть в состоянии превратить обычный товар в товар нового типа, мы же сейчас только осваиваем Internet-торговлю традиционными товарами. К примеру, в одном солидном журнале я встретил статью о том, как корреспонденту удалось в Москве через Internet купить бутылку пива и кусок сыра. Описывается все это с придыханием и трепетом, примерно так в ХIХ веке описывали опыты с электричеством. В действительности же внимания достойна не Сеть как таковая, а интегрированные товары, «питающиеся» Сетью.

Итак, после Internet будет интегрированное виртуально-материальное производство, сбыт, потребление, где Сеть — пусть и важная, но не главная составная часть товара и самого производства. Без Internet новый товар просто не сможет выполнять свои функции, как не может работать электроутюг без электропитания.

А что же у нас? Пока мы, копируя Запад, старательно повторяем его действия с отставанием на n-ое число лет. Мы готовим себя к работе в условиях бума Internet. Когда же, наконец, подготовим, — бума вокруг Internet-компаний уже не будет. Поскольку не может быть финансового бума в отсутствии финансов. После периода некоторой стагнации «у них» последует новый подъем. А вот к нему мы явно не готовимся. Но если замкнутая советская экономика могла себе позволить находиться в разных циклах с мировой экономикой, то для более открытой сегодняшней экономики это гибельно. Поэтому надо учиться прогнозировать, а не повторять лидеров с отставанием в несколько лет. А мы ведь хотим построить экономику мирового уровня. Или уже не хотим? Кстати, проекты новых производств, ориентированных на создание индивидуального, выдержанного в определенном стиле интегрированного товара для конкретного потребителя уже рождаются.

Бесперспективно привлекать капитал акциями компаний, которые являются лишь ухудшенными вариантами Amazon, eBay и т.п. Конечно, иностранный капитал российские аналоги таких компаний, скорее всего, скупит и уже скупает, чтобы установить контроль над рынком. Но суммы, как мне кажется, не будут идти ни в какое сравнение с капитализацией лидеров и погоды в российском инвестиционном климате не сделают. Сегодня более перспективно создавать компании уже следующей волны и привлекать инвестиции в них. Для этого имеющиеся заделы надо самостоятельно превратить в работающие компании и затем предлагать их как площадку для инвестиций. Были бы в других местах планеты, в той же Белоруссии и России, например, перспективные постиндустриальные компании и соответствующий фондовый рынок — капитал с рынка Internet-компаний мог бы туда перетечь. Однако этого нет ни в России, ни где-нибудь еще. Поэтому свободным деньгам, которых сегодня избыток, просто некуда деваться. В этой ситуации тот, кто сумеет предложить достаточно надежные и перспективные рынки для вложения капитала, эти капиталы и получит.

Юрий Пшенник — независимый автор (Минск). С ним можно связаться по тел. (8-10-375-17) 269-9672.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями