в обыденной беседе употреблять слово "мизантропия" и искушенный в прелестях пейзанской жизни по Маклюэну. Обычно он считает себя знатоком какого-либо рода искусства либо литературы. И самое главное: он никогда не позволит кому-нибудь назвать себя интеллектуалом. Это у него для внутреннего употребления и так он может обращаться только к себе самому.

Теперь о программисте. Этим термином охватывается гораздо большее (как в количественном, так и в качественном отношении) число типов людей - от почтенного д.ф.-м.н, вдруг, неожиданно для себя написавшего программу из 20 строк на ФОРТРАНе, до юного хакера-самоучки, выдающего на-гора по одному вирусу в неделю (разумеется , он вам скажет, что пишет их для самоусовершенствования, вот только почему-то вы время от времени начинаете судорожно искать свежую антивирусную программу). Другая пара полюсов - тетенька, выпускница МОПИ (теперь уже, наверное, МОПА), которую кто-то по доброте душевной научил пользоваться Excel и которая на этом основании считает себя программистом, а иногда даже убеждает в этом лопоухого работодателя, и зубр, эстет кода, имеющий опыт работы с любым "железом" и любым программным обеспечением, изощренный почти до извращенности любитель программирования в машинных кодах, женоненавистник и любитель Баха.

Теперь, когда мы разобрались с терминологией, можно бросить взгляд на взаимодействие упомянутых человеческих общностей. Возможно, я неисправимый идеалист, но, отдавая себе отчет в несовершенстве и неполноте жизненного опыта, посмею утверждать, что индивиды, коих можно отнести одновременно и к программистам, и к интеллектуалам, встречаются до обидного редко, а хотелось бы синтеза и конвергенции.

В самом деле, мне всегда была подозрительна программа, ничтоже сумняшеся вопрошающая с экрана пользователя: "БудИте вводить данные?". Я встретился с подобным в те добрые старые времена, когда, как и многие, вынужден был подрабатывать автоматизацией бухгалтерии. Мне совершенно не стыдно в этом признаться - как утверждает статистика, почти 70% программистов обоего пола занимались этим в молодости, но впоследствии обрели более или менее личное счастье. Так вот, упомянутая программа навязывалась конкурентами моему потенциальному заказчику, который продемонстрировал мне ее со словами: "А зачем мы будем брать твою штуковину, когда вот тут позавчера ребята оставили демо-версию, она вроде нормальная, нас устраивает... И цена посимпатичнее твоей...". Я понял, что дискредитировать соперника в глазах этого человека, указав на грамматическую ошибку, - мелко и неубедительно. Надо было найти что-то серьезное. Желательно математическую ошибку, поскольку программа-то бухгалтерская. Через полтора часа, уже почти отчаявшись, я ее таки нашел. Понимаю, что злорадство - не лучшее человеческое чувство, но очень хорошо запомнил свое ощущение торжества при демонстрации сначала серьезной ошибки, а, затем ее-так сказать, провозвестника, намека - "БудИте?..".

Итак, неграмотное не может хорошо работать! Это утверждение достойно того, чтобы стать столь же расхожим и избитым, как и утверждение, что чем красивее самолет, тем лучше его тактико-технические данные.

Повторюсь, но хочется, чтобы в человеке хоть что-то было прекрасно. То есть пусть он, с одной стороны, не говорил бы никогда "инциНдент", а с другой - он же пусть никогда бы не помещал инвариант в тело цикла. Чем больше будет таких относительно совершенных людей, тем - я верю - красивее станет жизнь. В частности, меньше станет компьютерных программ с жуткими пользовательскими интерфейсами. Вообще, интерфейсы, созданные нашими, то есть экс-советскими людьми, несут в себе тот же неизгладимый отпечаток, по которому за границей всегда узнаешь соотечественника. Дистиллированная и чуть натужная западная вежливость адекватно отражается в том, что называют интуитивно понятным интерфейсом - взгляните на Windows 95.

Выше я упоминал о "специализации" интеллектуала. Чаще всего это литература. Отношения между литературой и computer science - это достойная отдельного обстоятельного разговора тема. Здесь же я упомяну только о свежем и наболевшем. Не поленитесь и найдите "Иностранную литературу" #7 за 1995 год. Здесь вы найдете начало модного романа "Маятник Фуко" Умберто Эко. И буквально на первых страницах наткнетесь на поэтичнейшее описание работы с элементарным текстовым редактором. Компьютеру, нет - машине, ведь все приличные люди говорят "она", и это мудро, так вот, машине, как в рыцарских романах, дано персонифицирующее имя. А что - если был меч Дюрендаль, то почему бы и не быть "персоналке" Абулафией (ласкательно - Абу)? Не удержусь и процитирую: "Если вы написали роман из жизни южных штатов, героя зовут Ретт Батлер, а героиню Скарлетт, а потом вам это не понравилось, надо только дать команду, и Абу поменяет всех Реттов Батлеров на князей Андреев, всех Скарлетт на Наташ, Атланту на Москву, и готова "Война и мир". Каково? А далее, на стр.25, впервые, по-моему, в истории литературы в текст романа включен текст программы на Бейсике из 15 строк. Программа всего лишь выводит на экран все возможные сочетания четырех введенных с клавиатуры символов, но это - имена Бога, не более и не менее. Далее, как говорится, в номере вам предлагается гиперпьеса Милорада Павича. Вот начало предисловия к ней: "Тому, кто знаком с пособиями по текстовым процессорам, нетрудно вообразить, что они могли бы послужить ключом или руководством к книгам Милорада Павича. Совокупность его книг внесла в литературу определенную систему, соответствующую базовой системе не только текстовых процессоров, но и вообще вычислительных устройств". Не может быть, чтобы вы остались равнодушны после такого зачина.

Видите - хочется нам или нет, но конвергенция, или взаимопроникновение, программиста и интеллектуала не только наличествует, но и ширится. Первопроходцами, как всегда, оказываются инженеры человеческих душ, а вовсе не software engineers.

А недавно мне попалась на глаза заметка, в "Литературной газете", если не ошибаюсь, о начале издания литературного журнала группой энтузиастов из С.-Петербурга. Не простого, а безбумажного, так что говорить об издании несколько странно. В сети Internet, или точнее Сети - так теперь надо говорить, уважительно, как о Библии - Книга. Опять же - Сеть, "мировая паутина" и литература требуют отдельного и подробного обсуждения.

Единственный и очень показательный пример. Сейчас трудно сказать, чего в Сети нет, но мне очень понравилось упоминание о постоянно действующей в Internet конференции противников технического прогресса - в основном граждан США, которые ездят на велосипедах, не смотрят телевизор, не признают никаких изделий из пластмасс и проч. Но по-видимому, и в этом закрытом сообществе имеются оппортунисты - интеллектуалы, испытывающие неудержимую потребность заявить urbi et orbi о существовании антипрогрессистов, используя для этого самые, что ни на есть наипрогрессивнейшие технические средства.

Видите - интеллектуал иногда играет роль социального термита. Неудивительно, что судя по той же литературе, американский полицейский 60-х годов инстинктивно, а не по долгу службы ненавидел три социальные категории: немытых хиппи, во)нючих наркоманов и паршивых интеллектуалов - они же яйцеголовые. Если же вообразить себе персону, объединяющую в себе все три группы, получится почти апокалипсическая фигура. Хотя, с другой стороны, американский интеллектуал не чета отечественному. И славный Вен Ерофеев, имеющий все основания быть ненавидимым американским полицейским, выглядит и масштабнее, и понятнее, и ближе Джека Керуака. Но это, извините, за меня глаголет менталитет.

Подводя итоги моих достаточно сумбурных рассуждений, попытаюсь постулировать. Результат достаточно банален, но, возможно, весом.

Давайте избегать зашоренности - долой узких специалистов, ведь самое интересное происходит в промежуточных областях, на стыках областей деятельности.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями