Тема «дети и Интернет», впрочем, вечная, а наиболее горячие вопросы современности были связаны с текущей политической обстановкой, которая не могла не наложить отпечаток на программу форума. На многих секциях всплывали вопросы межгосударственного взаимодействия, которое в виртуальном мире нынче ведется, пожалуй, более жестко, чем в мире реальном.

Нас не отрубят

Одной из горячих тем последнего времени является тема «отключения» Рунета от остальной Сети. Ей была посвящена секция «Безопасность корневой инфраструктуры Рунета в современной обстановке», в работе которой приняли участие представители десятка заинтересованных организаций, в том числе Минкомсвязи, "Ростелекома", RIPE NCC. Общее мнение было единодушным — угроза надуманная, Рунет от Интернета не отключат.

Основных причин три. Во-первых, это крайне контрпродуктивно. Единство Сети держится на доверии, и достаточно один раз, по сколь угодно существенному поводу и сколь угодно веским политическим сображениям, это доверие обмануть — и все разбегутся по «национальным квартирам». Или, по крайней мере, начнут активно к этому готовиться.

Cyber Security Forum
Тема «дети и Интернет» — вечная. Источник: runet-id.com

Во-вторых, это бессмысленно. Как отметил один из участников, отрубать Россию от иностранного сегмента Сети все равно что американскому правительству самостоятельно глушить «Свободу» и «Голос Америки». Во время событий в Грузии в 2008 году пользователи последней были частично отрезаны от Рунета (они могли посещать российские сайты через прокси-серверы). Нынешние непростые взаимоотношения России и Украины не подвигли страны даже на это.

А Рунет, даже после гипотетического отключения от Интернета, будет функционировать как и раньше.

Ну и в третьих, но не в последнюю очередь, это невозможно технологически. Для этого мало стереть информацию о Рунете в корневых серверах DNS, надо еще и физически отключить все каналы, выходящие из страны. А их много, и часть, например, идет через Китай, который вряд ли упустит возможность стать монополистом в области связи между Россией и остальным миром. А оборудование и ПО, устанавливаемое в магистральных каналах, и в отсутствие политической напряженности внимательно проверяют на предмет несанкционированной активности.

Сколько-нибудь серьезные атаки на российские корневые серверы или, например, серверы телеком-операторов тоже маловероятны — они попросту «растворятся» в общем потоке трафика.

Так что реальные проблемы, которые несомненно есть и которые со временем могут стать достаточно существенными, более всего связаны с нашими собственными проблемами, возникающими из-за неправильной настройки оборудования и программного обеспечения.

По бразильской системе

Если отрубить российский (и любой другой) сегмент Сети нельзя, то нужно как-то договариваться о совместной жизни, что в условиях почти перманентных шпионских скандалов не так уж легко.

Вот, скажем, как быть с данными госсектора. С одной стороны, их оцифровка для общественных нужд может стать ресурсом для развития бизнеса. С другой — до 90% развединформации, как известно, получается при сопоставлении данных открытых источников. Страны «Большой восьмерки» в 2013 году согласовали «Хартию по открытым данным», которую предполагалось реализовать в году текущем. В ней описывались критерии, по которым данные будут раскрываться, в целом — «для максимальной пользы и с минимизацией вреда». Но G8 больше нет, так что с применимостью Хартии могут возникнуть проблемы.

В России принят ряд законов, создающих правовую среду для открытых данных, однако, как отметил Павел Конотопов (аналитический центр «Форум»), компетенции государственных и муниципальных служащих недостаточно для корректного применения ограничений, вытекающих из нормативных правовых актов, а служебная тайна до сих пор «концептуально не определена».

Параллельно подписанию хартий и соглашений все страны наращивают мощь своих кибервойск, заключают оборонительно-наступательные союзы в области кибербезопасности (например, ведутся переговоры о создании сотрудничества в этой сфере стран БРИКС) и даже декларируют готовность ответить в реальности на особо опасные киберугрозы.

Последнее, например, весьма заостряет вопрос о том, до каких пределов простирается юрисдикция государства в Интернете, в частности, до какого предела и как оно может и должно охранять права и данные своих граждан. Обычно пользователи сервисов соглашаются, что все юридические коллизии, если таковые случатся, будут разрешаться в совершенно неведомой им юрисдикции. Принятый в апреле прошлого года в Бразилии закон о защите прав интернет-пользователей, среди прочего, требует, чтобы если в ходе какой-либо деятельности «по сбору, накоплению, сохранению и обработке персональных данных или данных о соединениях» был затронут бразильский гражданин, то эта деятельность должна регулироваться законами латиноамериканской страны.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями