Если взглянуть не на конкретное изделие, а на его тип, например автомобиль, то, по мнению Шолохова, жизненный цикл станет бесконечным — по крайней мере, для дискретного производства. В эпоху Интернета вещей, когда изделия получили возможность взаимодействовать друг с другом, а их функциональность все больше определяется программной начинкой, изделия типа «автомобиль» или «смартфон» постоянно реинкарнируют в новом качестве, хотя и на почти неизменной аппаратной платформе.

Такому изменению взгляда на жизненный цикл способствовало вхожденире в состав PTC компании ThingWorx, продукты которой обеспечивают коммуникации изделий друг с другом. Наблюдая, например, за трактором, оператор может удаленно менять настройки его встроенного ПО или оперативно организовать доставку новых узлов либо комплектующих. Основные клиенты ThingWorx — телеком-операторы, предприятия ЖКХ, производители медицинского оборудования, сельскохозяйственные и транспортные компании, которым ThingWorx помогает «в поиске своего места в эпоху Интернета вещей».

Поскольку все компании, работающие на рынке САПР, предлагают продукты примерно одной функциональности, то выделиться на рынке сложно. В этой связи стратегия PTC состоит в том, чтобы предложить своим клиентам средства создания некоторого подобия таблицы Менделеева, когда известны примерные параметры нового продукта или сервиса, имеется платформа его создания, но на данном этапе развития потребностей пользователей либо уровня технологий заполнить недостающую «клетку» еще рано, однако готовиться к выпуску соответствующего изделия уже пора. «Скелет» такой таблицы, кроме ThingWorx, составляют семейства продуктов конструирования, проектирования и управления данными об изделии Creo и Windchill, а также системы управления жизненным циклом приложений (Application Lifecycle Management, ALM) — Integrity и сервисов (Service Level Management, SLM) — Servigistics. Следующим шагом в пополнении портфеля будет программная платформа по типу Android.

Большинство компаний работают над углублением связей между конструированием и производством, что, возможно, имеет смысл для некоторых отраслей, однако сегодня, в условиях, когда свойства продукта все более определяются его программной начинкой, а требования формируются путем краудсорсинга, вовлекающего в разработку изделий все больше людей (начиная от производителей и кончая потребителями), стратегия должна быть иной. Нынешнюю политику компании Шолохов обозначил как «стратегию двух стрел: САПР и Интернет вещей», причем именно вторая "стрела" рассматривается как шанс выйти на новые рынки.

Однако пока все это — стратегии «на завтра», а основой доход отделение Россия/СНГ компании PTC, самое прибыльное в странах Европы, Ближнего Востока и Африки, получает от механических САПР (45%) и средств управления жизненным циклом изделий (35%). Остальное приходится на решения ALM и SLM.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями