Леонард Клейнрок
Леонард Клейнрок стремится воссоздать дух того времени, когда рождались интернет-технологии. Источник: Leonard Kleinrock/UCLA

Найти доктора Леонарда Клейнрока, одного из пионеров и главного теоретика интернет-технологий, совсем несложно. В Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе он работает с 1963 года, на протяжении вот уже 50 лет (именно здесь под его руководством в 1969 году была построена первая сеть, связавшая между собой два стоявших по соседству компьютера. — Прим. ред.)

Нынешняя его должность не сильно отличается от той, которую он занимал долгие годы, — профессор компьютерных наук, теперь заслуженный. Клейнрок участвовал и продолжает участвовать в реализации нескольких проектов и за пределами университета. Пять лет назад им основана компания Platformation, разрабатывающая интерактивную платформу для покупателей, продавцов и производителей. Платформа эта должна оказывать влияние на поведение покупателей, направляя его в нужное русло. Кроме того, Клейнрок является председателем TTI/Vanguard, форума ИТ-руководителей и авторитетных специалистов, нацеленных на совершенствование развивающихся технологий.

В свое время он основал компанию Nomadix, разрабатывавшую оборудование и программное обеспечение для мобильных систем. Несколько лет назад Nomadix была приобретена японским телекоммуникационным оператором NTT DoCoMo. А недавно доктор Клейнрок открыл в легендарной комнате 3420 Boelter Hall Калифорнийского университета выставку, посвященную первой линии связи между двумя компьютерами, которая в конечном итоге и привела к рождению Интернета.

«У себя в Калифорнийском университете мы организовали центр истории Интернета, – сообщил Клейнрок. – Сегодня мы пытаемся воссоздать дух того времени, поместив оригинальный коммутатор Interface Message Processor туда, где он находился изначально».

Помимо IMP, здесь хранится журнал, в который 29 октября 1969 года было записано первое интернет-сообщение "lo", и записи воспоминаний многих из тех, кто имел самое непосредственное отношение к становлению Интернета и ARPANET.

"Мы не только подробно расспросили их об операциях, которые они выполняли, но и попытались полностью воспроизвести ту среду, – пояснил Клейнрок. – Нам хотелось восстановить все детали и сделать их достоянием широкой общественности. Много ли в истории революций, у которых известно точное место и время начала?»

Работы в Калифорнийском университете хорошо дополняют инициативу создателей Музея компьютерной истории в Сан-Хосе. Здесь поддерживается и обновляется цифровой архив, посвященный рождению и эволюции Интернета.

Говоря об эволюции Интернета, Клейнрок сравнивает инфраструктуру пакетной коммутации тех лет с непослушным подростком. А между тем интернет-технологии уже преодолели 40-летний рубеж.

«Но мы по-прежнему видим перед собой озорного и непредсказуемого тинейджера, – подчеркнул он. – У Интернета есть не только светлая, но и темная сторона, в нем много того, что мне не нравится. Со временем Сеть вступит в эпоху зрелости, можно даже сказать, что уже сейчас она вступает в эту стадию. Но порой вместо доброжелательности и сотрудничества нам приходится сталкиваться с деструктивным и оскорбительным поведением. Поэтому получается, что мы по-прежнему находимся в нестабильном и непредсказуемом возрасте».

Привлечение подростка-бунтаря к сотрудничеству – долгий и сложный процесс. Всегда найдутся желающие воспользоваться отрицательными моментами, усилить деструктивный эффект, вступающий в противоречие с желаниями миллионов людей, которые хотят, чтобы в Интернете все происходило должным образом. Зачастую правительства указывают направление, в котором Интернету предстоит двигаться, изолируют его и ставят под свой контроль.

Что же нужно делать, чтобы это исправить?

«Очень многое в Интернете зависит от того, будут ли деструктивные силы, идущие на всякого рода злоупотребления, подвергаться серьезному социальному давлению со стороны законопослушных пользователей, – считает Клейнрок. – Разрушать всегда гораздо проще, нежели созидать. Зрелость Интернета порой зависит от зрелости власть имущих, на чьи действия повлиять бывает очень сложно. На быстрое преодоление всех трудностей рассчитывать сегодня не приходится. Но я убежден в том, что давление со стороны общественности, социальных сетей в конечном итоге окажет позитивное влияние как на правительства, так и на деструктивные элементы. Однако ситуация по-прежнему непредсказуема и не может не вызывать беспокойства».

Дело в том, что Интернет превращается в гораздо более широкую и масштабную среду, полноценное средство общения, коммунальную услугу, напоминающую телефонную и телевизионную сеть. Любая инновация в области общения, даже никак не связанная с Интернетом, в конечном итоге перемещается в Интернет.

«Сегодня в Интернете мы все чаще наблюдаем унификацию различных элементов, – указал Клейнрок. – Но есть и обратная тенденция, о которой знают немногие. Возникает определенная специализация, которая также может усиливаться. В некой точке новые функции, которые развивались независимо друг от друга, объединяются в Интернете в масштабное устройство, охватывающее все вокруг. А когда новая функция интегрируется в Интернет, она становится частью общего Интернета. В качестве примера можно привести хотя бы пейджинг».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями