14 октября отмечается Всемирный день стандартов. Почему эта дата заслуживает упоминания? В ответ на этот вопрос Мэри Сондерс, директор координационного управления Национального института стандартов и технологий США (NIST), рассказывает, как однажды центральная часть города Балтимор в штате Мэриленд была выжжена огнем, потому что не было стандартов на размеры соединений для пожарных гидрантов.

Балтимор в огне, 14 октября 1904 года

14 октября 1904 года Балтимор был выжжен огнем; стандартов на размеры соединений пожарных гидрантов еще не существовало

В 1904 году центр города охватил гигантский пожар, уничтожив здания на площади больше половины квадратного километра и причинив ущерб на сумму свыше 100 млн долл. На помощь прибыли пожарники из соседних городов — Нью-Йорка, Филадельфии и Вашингтона. Но их оснащение задействовать почти не удалось, потому что в стране еще не был принят единый стандарт на размер соединения гидрантов со шлангами.

Вряд ли кто-то устраивал 14 октября вечеринки: Всемирный день стандартов призван служить напоминанием о том, насколько важную роль они играют в мире и в информационных технологиях.

Джефф Джаффе, World Wide Web Consortium
Джефф Джаффе: «Влияние Web на человечество и коммерцию оказалось колоссальным в большой мере благодаря непрерывной эволюции и совершенствованию стандартов»

Около 80% мировой экономики опирается на какие-либо стандарты, что соответствует экономической деятельности на сумму примерно 13 трлн долл. в год, утверждает Джо Бхатиа, президент Американского национального института стандартов (ANSI).

ИТ-компании при создании новых продуктов обычно c неохотой берут на вооружение стандарты, так как рассчитывают диктовать правила рынку благодаря проприетарной технологии, которую могут предоставить только они. Но это близорукий подход, уверены сторонники стандартов.

«Стандарты помогают создать рынок, не допуская господства какой-то одной компании, — полагает Сондерс. — Они образуют платформу, на которой можно строить вертикальные приложения».

Больший рынок означает возможность более крупных доходов для его участников, даже если у каждого из них лишь малая доля.

Возьмем для примера World Wide Web. В начале 1990-х стал развиваться потребительский рынок доступа к компьютерным сетям, обслуживаемый компаниями Prodigy, CompuServe, Delphi и другими. В период своего расцвета самый крупный из этих сервисов, America Online, заполучил пользовательскую аудиторию в 30 млн человек.

Однако AOL со своим замкнутым подходом оказалась неспособной идти в ногу с инновацией в области World Wide Web и открытыми стандартами, которыми любой мог воспользоваться, чтобы опубликовать или просмотреть веб-страницу. Сегодня Web содержит не меньше 8,4 млрд страниц, а численность пользователей достигла 3,4 млрд.

«Web дает возможность заниматься коммерцией, образованием и развлечениями, потому что является открытой платформой, — полагает Джефф Джаффе, директор консорциума World Wide Web Consortium. — Влияние Web на человечество и коммерцию оказалось колоссальным в большой мере благодаря непрерывной эволюции и совершенствованию стандартов».

Во Всемирный день стандартов также стоит вспомнить о проблемах, с которыми приходится сталкиваться организациям по стандартизации. Ведь технологии развиваются все быстрее и становятся все более сложными.

По словам Сондерс, сегодня разрабатывается все больше стандартов, помогающих создавать «системы систем». Среди примеров — облачные вычисления, которые строятся сразу на нескольких уровнях стандартов, а также «умные» энергосети и некоторые виды нанотехнологий. «Технические решения более сложны, — отмечает Сондерс. — Даже десять лет тому назад стандарты создавались в основном, чтобы регулировать соответствие продуктов или сервисов определенным требованиям. Но сегодня колоссальной движущей силой развития стандартов стала относительно более новая потребность в обеспечении интероперабельности».

Сегодня, например, W3C расширяет HTML и другие стандарты разметки веб-страниц, чтобы в Web можно было целиком размещать веб-приложения — такие, которые смогут работать на множестве компьютерных платформ.

«Коммерческим компаниям свойственно конкурировать в областях, где они могут чем-то выделиться, и сотрудничать, когда это выгодно, — отмечает Джаффе. — Если говорить о платформе Web, существует практически единодушное мнение, что сотрудничество здесь более выгодно».

Еще одна движущая сила разработки стандартов — это глобализация. Сегодня компании стремятся предлагать свои товары и услуги во всем мире, поэтому им необходимы глобальные стандарты. Очевидный пример — постепенное вытеснение стандартом Unicode набора символов ANSI, в котором есть только латиница. «В большинстве отраслей стремятся строить универсальные решения для многих рынков», — отмечает Бхатиа.

Несмотря на обилие стандартов, существует немало технологий, которым не помешает дополнительная стандартизация. Бхатиа отметил, что в такой новой индустрии, как электромобили, например, нужно стандартное оборудование зарядки машин, подобно тому как любые бензоколонки подходят всем автомобилям, работающим на бензине.

Если говорить о сфере ИТ, то здесь Facebook возглавляет инициативу под названием Open Compute Project, цель которой — стандартизовать обрудование центров обработки данных, в том числе материнские платы и серверные стойки, чтобы они стали взаимозаменяемыми. Как и другие инициативы в области стандартов, этот проект ставит своей задачей снизить расходы и упростить переоборудование ЦОД.

«Если базовые строительные блоки станут универсальными, поставщики смогут направлять инженерные ресурсы на что-то более инновационное», — считает Фрэнк Франковски, вице-президент Facebook по проектированию обрудования и участник координационного совета Open Compute Project.

На прошедшей летом конференции O'Reilly Open Source Conference Франковски сравнил нынешнее состояние центров обработки данных с железными дорогами позапрошлого века.

В середине XIX столетия компании — владельцы быстрорастущей сети железных дорог США не могли дороговориться о ширине рельсов. В результате было семь разных стандартов ширины, и поезда могли ездить только по «своим» железнодорожным веткам. Из-за этого ежедневно тратилась масса усилий на пересадку пассажиров и перенос грузов с одного поезда на другой, если маршрут состоял из линий разных компаний.

«Это были глупые, беспричинные траты, — считает Франковски. — Пассажиров раздражали эти нестыковки, в которых не было никакого смысла, а сами железнодорожники вкладывали массу инженерных усилий в создание обходных решений». Только когда компании договорились о едином стандарте ширины рельсов, они смогли ускорить перевозки и сократить расходы.

«Простой переход на единый стандарт рельсов буквально взорвал темпы инноваций», — продолжил Франковски. Протяженность железнодорожных путей в Америке в считанные десятилетия после ввода стандарта почти удвоилась, а расходы на перевозку материалов снизились с 70 до 2 центов за тонну в расчете на милю.

«Открытость всегда в итоге побеждает», — заключил Франковски.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями