Мотивацией для Уолл-стрит всегда были и остаются деньги, а не идеи
Мотивацией для Уолл-стрит всегда были и остаются деньги, а не идеи

Есть мнение, что это уже произошло. Акции Facebook упали на 16,5% с момента размещения в мае, когда компания была оценена в 104 млрд долл. Падение началось почти сразу же после размещения, и многие аналитики предупреждали, что компания значительно переоценена, и указывали на непроверенную модель получения прибыли от размещения рекламы.

Facebook зарабатывает, предоставляя компаниям возможность за плату размещать рекламные материалы, способствующие получению «лайков». Но из результатов исследования BBC следует, что многие такие «лайки» ставятся ботами из фальшивых аккаунтов, созданных для распространения спама.

По заявлениям Facebook, компания не видела каких-либо существенных изъянов в этой модели, но жизнь поставила под вопрос ее ценность. Некоторые технологические фирмы уже пострадали от размещения акций Facebook, а тем, кто занимается социальными сетями, и подавно будет куда труднее размещать свои акции.

Стало также известно, что новостной сайт Digg, который совсем недавно оценивался в 160 млн долл., будет продан инвестиционной фирме Betaworks всего за 500 тыс долл. Планируется вернуть Digg статус недавно созданной компании с низким бюджетом, небольшим числом сотрудников и быстрым циклом освоения новых предложений, хотя это преобразование будет не из простых.

Признаки того, что экономика социальных систем — это экономика мыльного пузыря, можно было видеть еще до размещения акций Facebook. Стоимость скидочного сайта Groupon поднялась при первичном размещении в ноябре 2011 года до 700 млн долл., но теперь против него уже возбуждено дело о введении инвесторов в заблуждение относительно его финансовых перспектив, и акции опустились до рекордно низкого уровня.

Компания Zynga, известная играми для социальных сетей FarmVille и Words with Friends, также ставила рекорды в первый день продаж, но с тех пор ее акции упали до 5 долл. за штуку.

«Мыльный пузырь социальных систем очень сильно смахивает на мыльный пузырь доткомов 1999-2000 года, — отметил Ричард Холвей, аналитик компании TechMarketView. — Нет сомнений в том, что какое-то минимальное число таких компаний выживет и добьется процветания, став новыми Amazon. Но подавляющее большинство либо исчезнет, либо будет, условно говоря, спасено на распродажах посредством крошечных денежных вливаний».

По мнению Холвея, есть только одно исключение — LinkedIn.

На первичном размещении в мае 2011 года акции LinkedIn торговались по 45 долл., но теперь их цена превышает 100 долл. Компании удалось привлечь инвесторов благодаря своей бизнес-модели, которая в большей степени ориентирована на корпоративный, чем на потребительский рынок.

«В отличие от Facebook, которая опирается главным образом на рекламу, Linkedin реклама, по существу, вообще не нужна, — пояснил Холвей. — У Facebook совершенно не проработана мобильная модель, Linkedin отличается такой эффективностью именно потому, что в эту сеть можно попасть практически отовсюду. Facebook получает 0,06 долл. за посетителя в час, Linkedin — 1,30 долл. в час, что в 21 раз больше».

Впрочем, Виктор Баста, управляющий директор по вопросам слияний и приобретений консалтинговой компании Magister Advisors, полагает, что LinkedIn все же сильно переоценена. Он отметил, что и у нее, и у Facebook соотношение капитализация/прибыль (price/earnings, PE) драматическим образом превышает аналогичное соотношение у Apple и Microsoft.

У LinkedIn показатель PE составляет 711, у Facebook — более 70; у Apple он равен 14,5, у Microsoft — 11.

В Magister Advisors поясняют, что Apple — компания, торговая марка которой пользуется исключительным кредитом доверия, а история ее успешной деятельности насчитывает много лет. Если бы она оценивалась примерно так же, как Facebook или LinkedIn, ее капитализация составила бы триллионы долларов.

«Прошлые достижения оказываются наказуемы. Неопределенность в будущем стоит много больше, чем прежние заслуги, — посетовал Баста. — Важность LinkedIn и Facebook в интернет-бизнесе нового поколения, конечно, никто не оспаривает, но абсурдно полагать, что они стоят в несколько, не говоря уже о сотнях, раз больше, нежели компании, которые многолетними усилиями добились лидерства в своих секторах рынка».

Он отметил, что если перед Apple и Microsoft стоит задача сохранять столь же высокие темпы роста, как и у интернет-гигантов, то компании, подобные Facebook, должны ставить свои задачи в области роста, поскольку им необходимо учитывать соображения обеспечения конфиденциальности, а также пытаться получать прибыль за счет привлечения мобильных подписчиков.

«Для технологической отрасли свойственно переоценивать очередное 'многообещающее направление', и эту иррациональную щедрость, пожалуй, можно понять. Но где оценка десятилетий работы? — сказал Баста. — Только в технологической отрасли журавль в небе гораздо лучше, чем синица в руках».

Никто не говорит, что все компании, занимающиеся социальными проектами, ожидает крах. Но рано или поздно им придется зарабатывать деньги.

Часто это означает использование проверенной бизнес-модели — то, что LinkedIn делает в части современных сервисов по подбору персонала. Amazon тоже пережила кризис доткомов, поскольку реализовала оперативную бизнес-модель, задействующую возможности современных механизмов доставки. Так полагает Холвей.

Руководители венчурных фондов, специализирующиеся в области технологий, зациклены на воодушевляющих идеях и принципах, а преобразующая сила информационных технологий такова, что успех одной компании способен оправдать целый ряд неудач других.

В то же время мотивацией для венчурных капиталистов всегда были и остаются деньги, а не идеи. И лучшее, что может сделать недавно созданная компания, в какой бы области она ни специализировалась (в том числе и в области социальных систем), чтобы избежать краха и не лопнуть как часть общего мыльного пузыря, — это с самого начала доказать свою финансовую состоятельность.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями