Динар Насыров надеется, что в Иннополис ИТ-специалистов привлечет особая атмосфера и комфортность проживания
Динар Насыров надеется, что в Иннополис ИТ-специалистов привлечет особая атмосфера и комфортность проживания

Успехи Республики Татарстан в области внедрения информационных технологий видны невооруженным глазом, в том числе — на федеральном уровне. Главой Министерства связи и массовых коммуникаций РФ стал профильный министр из этой поволжской республики, а казанский «Технопарк в сфере высоких технологий 'ИТ-парк'» в 2011-м и 2012 годах становился лучшим в рейтинге Минкомсвязи. В ходе недавнего форума «Мир ЦОД 2012», организованного издательством «Открытые системы», специальный гость форума, директор «ИТ-парка» Динар Насыров, рассказал о главной задаче парка и путях развития ИТ-экосистемы Татарстана.

- Технопарки сейчас есть почти в любом крупном городе. Чем выделяется ваш?

Мы изначально не хотели из технопарка делать бизнес-центр, у нас более глобальные задачи: развитие информационных технологий в республике в целом. Сейчас на ИТ приходится чуть меньше 4% валового регионального продукта, мы хотим за пять-шесть лет довести эту долю до 6%. В соответствии с этим проводится политика казанского технопарка, строится вторая площадка ИТ-парка в Набережных Челнах, развивается проект Иннополиса.

ИТ-парк строился на бюджетные деньги в рамках федеральной целевой программы создания технопарков в сфере высоких технологий, чуть меньше 50% денег дал федеральный бюджет, остальную часть — республиканский. Поэтому все имущество государственное, оно находится у нас в оперативном управлении и по закону может использоваться только в виде открытого аукциона. Участники аукциона должны удовлетворять определенным условиям, в частности, получать бОльшую часть выручки за счет продажи или внедрения собственных решений, поэтому у нас сидят лишь российские разработчики.

Договор аренды заключается на год, за два месяца до его окончания мы проводим оценку результатов работы резидентов. С помощью независимых экспертов, которые изучают документацию, бизнес-планы, мы оцениваем совпадение планов и результатов. По результатам прошлого года мы расторгли контракты с тремя компаниями из 29.

Площади в технопарке мы сдаем относительно недорого, в соседних бизнес-центрах цены существенно выше. При этом на свою деятельность мы не получаем бюджетных средств, а операционные расходы окупаем за счет дополнительных источников доходов — в технопарке действует дата-центр, кафе, гостиница, конференц-зал и т. д. Даже получаем прибыль, которую направляем на развитие и социальные проекты.

Кроме того, чуть больше года назад на территории технопарка мы открыли бизнес-инкубатор, рассчитанный на 20 компаний, по шесть рабочих мест на одну компанию.

- Как отбираются проекты в инкубатор?

К нам на сайт со всей России присылают заявки, в среднем около сотни за два месяца. У нас есть сотрудники, которые работают с этими заявками, задают претендентам вопросы, пытаются помочь им формализовать видение проекта. Очень часто заявки подают маленькие команды, один-два-три человека. Задача бизнес-инкубатора состоит в том, чтобы создать условия развития для таких команд. Каждые два месяца мы проводим отбор, приглашаем представителей венчурных фондов, руководителей уже сложившихся ИТ-компаний. Перед их приездом мы проводим так называемые харвесты (от англ. harvest — «сбор урожая». — Д. Г.), к нам приезжают эксперты по маркетингу, дизайну, пиару, программированию, ИТ-архитектуре и т.д. Из сотни проектов они выделяют десять, но таких, чтобы представители фондов и ИТ-компаний за полдня успели всех выслушать, пообщаться и рекомендовать от двух до пяти проектов в качестве резидентов в бизнес-инкубатор.

Резиденты получают рабочие места — по 1 тыс. руб. в месяц за одно место. Плату берем, чтобы люди с самого начала понимали, что бесплатного ничего нет. В эту стоимость входят различные услуги — юридическое, бухгалтерское и патентное сопровождение, помогаем им участвовать в различных конкурсах, привлекать инвестиции, тренинги проводим, стажировки, в том числе зарубежные. Наша задача — помочь им в течение года раскрутить свой проект, чтобы им стало не хватать места в инкубаторе, и в идеале чтобы через пять лет они вышли на оборот в 100 млн долл. Первые пять проектов съехали через девять месяцев. Из первых десяти проектов инкубатора лишь один оказался неуспешным.

- Кроме относительной дешевизны площадей, что еще привлекает разработчиков?

Насчет дешевизны — очень многие могут на окраине города найти офис за 100-200 руб. за квадратный метр. Однако они стремятся переехать к нам, называя две основные причины. Первая состоит в том, что у резидентов ИТ-парка быстро начинают расти продажи. Потому что потенциальные клиенты, если ты их привозишь в парк, тебе больше верят и быстрее подписывают контракты. И в других регионах работать проще: нашим компаниям больше доверяют. Иногда к нам запросы приходят о наших резидентах, особенно, если обсуждаются контракты с федеральными ведомствами или с крупными компаниями.

Вторая причина — кадры. Опять же, резидентам парка намного легче нанимать сотрудников, возможно, даже за меньшую зарплату, чем предлагают в другом месте. Технопарк — это бренд, а кроме того, нам удалось создать в нем особую атмосферу, и люди предпочитают работать у нас. В последний год наши резиденты начали привлекать специалистов из других городов — около трети сотрудников было нанято из-за пределов Татарстана. И если бы это была просто казанская фирма ООО «Что-то компьютерное», нанять иногороднего было бы сложнее — а тут человек знает, что едет из другого города не на пустое место. У нас есть гостиница, мы предоставляем ему на один месяц номер по льготной ставке. Если за месяц они с компанией сходятся друг с другом, та помогает ему снять квартиру в городе. Это существенно облегчает поиск сотрудников, их закрепление.

Как результат — за последние два года средний рост у наших резидентов превышает 40%. Есть и компании, которые растут больше чем на 100% в год.

- Насколько бизнес резидентов привязан к Татарстану?

Практически все компании большую часть своей выручки сегодня получают за пределами Татарстана, некоторые работают с полусотней субъектов, один — с 81. Все ориентируются на предоставление своих решений по модели SaaS.

- Вы отслеживаете, где получен доход?

Да, мы мониторим ряд параметров. В договоре с резидентами указано, какие данные они должны нам давать. Прежде всего, это, разумеется, оборот. За 2011 год по отчетности резидентов их совокупная выручка составила 2,8 млрд руб. Это выручка, полученная только на территории «ИТ-парка», однако у некоторых резидентов технопарка есть уже подразделения в других местах — их продажи мы не считаем.

Также мы отслеживаем численность сотрудников компаний технопарка, сейчас их больше полутора тысяч, среднюю заработную плату — на сегодняшний день она у нас в полтора раза выше, чем в среднем по республике, уже более 35 тыс. руб. И географию продаж — сколько в Татарстане выручено, сколько в других регионах.

Мы, в свою очередь, помогаем резидентам развивать партнерскую сеть, потому что 90% решений внедряются через партнеров, и осуществлять поддержку сложных систем в регионах тоже приходится с их помощью. Есть и обратный процесс — региональный партнер на базе продукта нашего резидента создал свое решение, и теперь оно тиражируется через сеть нашего резидента по всей России.

- Обычно отечественные программисты очень много разрабатывают для зарубежных заказчиков. Ваши резиденты, как я понял, — для России. Это связано со спецификой деятельности — упором на создание муниципальных, региональных, ведомственных систем?

У нас, только один резидент, ориентированный исключительно под госзаказы — «БАРС Груп», а все остальные работают и для коммерческих предприятий, кто-то вообще делает продукты для потребительского рынка.

- На зарубежных заказчиков не работают?

Если смотреть стратегически, мы не хотим стать второй Индией. Индийская модель нам не интересна по целому ряду причин: во-первых, мы не хотим создавать дешевые рабочие места, во-вторых, мы понимаем, что в перспективе это не даст роста бизнеса. В чем преимущество разработки собственных решений и их тиражирования? Условно миллион долларов стоит создание своего решения, но потом идет процесс его тиражирования на другие рынки. Получается, что ты, инвестировав миллион, получаешь через три года оборот, скажем, 50 миллионов. А если ты занимаешься заказной разработкой, то тебе заказали на миллион долларов, и в следующем году закажут на миллион, и потом еще. Получается ситуация, когда ты всякий раз проедаешь заработанные деньги, а всю прибыль от тиражирования решения получит заказчик.

Мы, наоборот, среди прочего смотрим структуру продаж, правда, не ежемесячно, а два раза в год. Больше 80% выручки, которую имеют наши резиденты, получено за счет инноваций, за счет продажи новых решений. И больше 70% общего дохода резидентов парка — это добавленная стоимость. Это очень хороший показатель. Если мы возьмем наши традиционные отрасли — машиностроение или нефтехимию, — то там этот показатель существенно ниже, меньше 30%. Поэтому у нас высока и выработка на одного сотрудника — в 2011 году было более 1,7 млн руб.

Есть еще один аспект. В ИТ высока ротация кадров, это специфика отрасли. Специалист в рамках своей компании растет, достигает потолка, и если перед ним не ставится интересных задач, то его легко переманить. Для айтишников, кроме материальной составляющей, очень важен интерес к работе. Должно быть постоянно что-то новое и интересное. А это могут дать только новые проекты.

Теряют кадры не только компании — теряет их и страна. Рекрутинговые агентства HeadHunter и Kelly с разрывом в полгода провели социологические опросы среди своих подписчиков и получили примерно одинаковые цифры: около 70% людей готовы переехать в другой город ради новой работы — более интересной и более денежной. Но большая часть из этих 70% хотела бы переехать за рубеж. Причем, скорее всего, эти люди за рубежом и не пытались работать, поэтому не знают тамошней специфики, но уверены, что там комфортнее жить. Чтобы удержать людей в России, в том в числе, в Татарстане, нужно создавать такие же комфортные условия. На это нацелен проект Иннополис.

- Челнинская площадка технопарка будет идеологически как-то отличаться по направленности, по принципам отбора?

Да. Набережные Челны — это моногород, там почти все работают на «КамАЗ», но есть еще челнинская Закамская зона, где базируются «Татнефть», «Нижнекамскнефтехим», ряд других предприятий. Автоматизация и информатизация крупных предприятий у нас далеко не на должном уровне. Очень много устаревших систем, очень много крупных интеграторов, в основном московских, которые внедряют очень дорогие западные системы. Поэтому в Набережных Челнах мы позволим работать в технопарке компаниям, которые занимаются, в том числе, внедрением и развитием чужих продуктов, преимущественно в промышленности. Хороших российских ERP-систем, которые можно было бы поставить на тот же «КамАЗ», к сожалению, пока нет. Очень слабо развита робототехника, станкостроение, АСУ ТП и так далее. Требуется создать там центр компетенции в области автоматизации промышленного сектора.

- Насколько руководство крупных промышленных предприятий готово к новациям?

Мы агитируем руководство промышленных предприятий, их ИТ-директоров, чтобы они внедряли облачные решения. Последнее подобное крупное соглашение у нас заключено совсем недавно с «КамАЗом», который большую часть своей ИТ-инфраструктуры разместил в облаке в нашем дата-центре.

Экономисты «КамАЗа» подсчитали: если воспользоваться нашим дата-центром, то получится 40-процентная экономия за четыре года. Это очень существенный показатель, и сейчас и другие компании, например «Татнефть», тоже присматриваются к нашему дата-центру. Есть и другой аспект — если предприятие держит своих специалистов, то попадает в зависимость от них. Они понимают, что уникальны, начинают диктовать свои условия. Кроме того, их очень легко переманить, ведь профессионалам требуется рост, им скучно заниматься одним и тем же.

А при создании облачных инфраструктур, к тому же, создается новая ниша для разработчиков, которые эти облачные решения будут внедрять на предприятиях, есть возможность конкурировать с очень крупными мировыми компаниями, продукты которых тоже имеют свои ограничения.

В Татарстане с 2005 года разработка государственных информационных систем осуществлялсь по принципу облачных решений. Похожая тенденция в последние годы прослеживется по всей России. Госсектор создал новую нишу для отечественных компаний, которые смогли конкурировать с мировыми гигантами в сфере документооборота, бюджетирования, в сфере прикладных решений по автоматизации бизнес-процессов конкретных ведомств.

Теперь то же самое мы хотим сделать на уровне промышленных предприятий. Это совершенно другой рынок, иная специфика, но, я думаю, у нас это получится. И резиденты челнинской площадки ИТ-парка смогут со своими разработками составить конкуренцию и столичным интеграторам.

- Иннополис — не первая попытка построить «город программистов». Особых успехов достигнуто не было...

О других попытках говорить не буду, а наш Иннополис — это по сути масштабирование нашей концепции «ИТ-парка». По-сути, интереснее, чтобы там размещались небольшие компании, допустим, если на первом этапе планируется создать 10 тыс. рабочих мест для ИТ-специалистов, то пусть лучше это будет сто небольших российских компаний по сто человек, чем десять компаний по тысяче человек. Мастер-план разрабатывает сингапурская архитектурная компания, имеющая опыт создания такого рода городов как у себя в стране, так и во многих других, в том числе в Индии и Китае.

Что до крупных российских компаний, то мы со многими из них вели переговоры на уровне руководства и учредителей, еще когда только обсуждали саму идею Иннополиса — это изначально проект Николая Никифорова, нынешнего главы Минкомсвязи, который вел его еще на уровне республиканского министра и вице-премьера. Мы выясняли, что им нужно, чтобы был стимул перевести в Иннополис свои центры разработки.

- В Иннополисе будут исследовательские подразделения крупных ИТ-компаний?

Скорее всего, но вели переговоры со всеми просто для того, чтобы понять, у кого какие будут интересы.

- Где взять такое количество ИТ-специалистов, чтобы заселить ими целый город?

30—50% мы, надеюсь, сможем вырастить у себя. Проблемы есть, и очень большие, и с качеством выпускников даже известных вузов, и с количеством. Мы ведем большую работу с университетами, чтобы изменить ситуацию. Сейчас очень многие молодые люди хотят работать в госкомпаниях, экономистами или юристами. Мы на примере ИТ-парка показываем им и их родителям, что заниматься информационными технологиями — не менее перспективно.

Безусловно, нам понадобится привлекать большое количество людей из других регионов, благо есть опыт, наработанный в казанском «ИТ-парке». Сейчас проходит акция «StartUp Сабантуй!»; по поволжскому региону ездит команда наших специалистов, которая встречается со стартапами и просто коллективами программистов.

Очень многие заняты заказными разработками потому, что не представляют себе, что можно работать «на себя». Мы создаем систему, позволяющую выявлять потенциально интересные проекты и коллективы, помогаем им правильно подать себя, в том числе приглашая крупных венчурных инвесторов.

Иннополис должен будет привлечь их качеством жизни: из общения со специалистами, со средним менеджментом и с руководителями компаний мы поняли, что комфортность проживания — намного более весомый фактор, чем остальные. Когда проект будет запускаться, в нем будет жить 10-20 тыс. человек. По мере увеличения численности до проектных 100-150 тыс., из которых около 30 тыс. будут работать в ИТ-бизнесе, он станет вполне самодостаточным городом с особой атмосферой.

О технопарке вкратце

Казанский технопарк в сфере высоких технологий «ИТ-парк» был сдан в эксплуатацию в октябре 2009 года. Партнеры проекта — Минкомсвязи РФ, Министерство информатизации и связи Республики Татарстан. Стоимость проекта составила 2,9 млрд руб., из них 1,3 млрд — средства федерального бюджета, 1,6 млрд руб. — средства бюджета республики.

Казанский ИТ-парк — лишь первый элемент в татарстанской экосистеме информационных технологий

Казанский ИТ-парк — лишь первый элемент в татарстанской экосистеме информационных технологий

Общая площадь «ИТ-парка» — 30 тыс. кв. м. На них размещены офисные помещения свободной планировки (10 тыс. кв. м), бизнес-инкубатор (около 1 тыс. кв. м), конференц-зал на 250 мест, пресс-центр, три переговорные комнаты от 25 до 40 кв. м; предприятия общественного питания и другие вспомогательные структуры, в том числе гостиница на 53 номера. В настоящее время в парке размещены 64 компании-резиденты общей численностью более 1,5 тыс. сотрудников.

Особой инфраструктурной составляющей «ИТ-парка» является дата-центр высокого уровня отказоустойчивости (Tier III по классификации Uptime Institute). На 1000 кв.м. двух машинных залов размещены серверы для нужд государственных информационных систем, как региональных, так и федеральных,, серверы резидентов ИТ-парка, крупных компаний, а также ИТ-компаний из разных регионов России. Мощность дата-центра — 5 МВт от двух разных подстанций генерирующей компании, имеются собственные дизель-генераторные установки, подключение к Интернету обеспечивают 16 каналов магистральных и местных интернет-провайдеров.

Дополнительным достоинством «ИТ-парка» можно считать то, что он находится в непосредственной близости от трех федеральных вузов, в том числе Казанского (Приволжского) федерального университета, а на расстоянии 7 км от него расположена «Деревня Универсиады-2013», которая уже сейчас является студенческим кампусом на 15 тыс. человек.

Вторая площадка технопарка, строящаяся в Набережных Челнах, втором по величине городе Татарстана, расположится на месте вычислительного центра «КамАЗа». Открытие запланировано на 25 августа этого года. Общая площадь ИТ-парка в Набережных Челнах составит около 24 тыс. кв. м. Поставщиками кадров для технопарка станут, в том числе, студенты и выпускники филиала ряда вузов, расположенные в Набережных Челнах, в том числе — филиал Казанского (Приволжского) федерального университета.

Кроме того, этот технопарк, по замыслу руководства республики Татарстан, станет платформой для оказания услуг предприятиям и организациям Камского экономического района, в который входят особая экономическая зона «Алабуга» и ряд крупнейших предприятий, в том числе — «КамАЗ», «Соллерс», «Аммоний», «Танэко», «Татнефть». Предполагается, что местные компании станут крупными клиентами технопарка, заинтересованными в модернизации своих ИТ-структур, усиления их безопасности, внедрении новейших отечественных и зарубежных специализированных решений.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями