Обнуление пошлин на продукцию при сохранении их на компоненты может сказаться по расположенным в России сборочным предприятиям. Фото: Nokia Siemens Networks
Обнуление пошлин на продукцию при сохранении их на компоненты может сказаться по расположенным в России сборочным предприятиям. Фото: Nokia Siemens Networks

Что неудивительно — на вопросы относительно того, «ожидаете ли вы каких-либо трудностей после вступления страны в ВТО» представители ведущих компаний (не только, впрочем, компьютерных) неизменно отвечали, что к равной конкуренции с мировыми гигантами они вполне готовы.

В конце 2011 года, когда переговоры о членстве России в ВТО вышли на финишную прямую, снова возник вопрос о присоединении к «Соглашению по информационным технологиям» (Information Technology Agreement, ITA). Это соглашение было заключено в декабре 1996 года странами, производившими на тот момент около 80% мировой ИТ-продукции (сейчас, по данным АП КИТ, более 90%). Его основное содержание — отмена в течение трех лет после вступления в ВТО пошлин как на готовую ИТ-продукцию, так и на комплектующие и компоненты.

В 2003 году российская делегация взяла на себя соответствующие обязательства, в 2011-м у переговорщиков встал вопрос о целесообразности отказа от них. Нельзя сказать, что они были совсем оригинальны. Например, в 2008 году Еврокомиссия повысила пошлины на мониторы с плоским экраном, МФУ, цифровые ТВ-декодеры и ряд других товаров, решив, что они уже не ИТ-продукция, а бытовые приборы, что спровоцировало выяснение отношений с США и Японией (см. «Международное соглашение об ИТ пересмотрят?»), Computerworld Россия, № 32, 2008).

Тем не менее правление АП КИТ, узнав о готовящемся отказе от присоединения к ITA, подтвердило свою приверженность открытому рынку. Среди потерь, которые в ассоциации видят следствием отказа, — имиджевые потери (последние годы все страны, вступающие в ВТО, подписывали и соглашение); практически полное отсутствие предмета защиты — «производство 'железа' в России практически прекратилось ввиду экономической бессмысленности»; препятствование модернизации и российскому производству, в том числе экспортному и т. д.

Особо указывалось, что, поскольку ITA предусматривает трехлетний период отмены пошлин, то на первом этапе можно обнулить их для комплектующих и компонентов. Что даст стимул для производственых проектов, как уже находящихся в состоянии «низкого старта», так и для новых, позволит облегчить жизнь разработчикам российским, а также исследовательских центров зарубежных компаний.

Ну и, разумеется, не были забыты социально-финансовые последствия: положительные при подписании соглашения — рост налоговых и прочих поступлений в бюджет, увеличение инвестиций; и отрицательные — вплоть до утечки мозгов и инвестиций (в более доходные сферы) — в противном случае.

Призыв не изобретать велосипед и пойти общемировым путем был частично услышан. В ноябре рабочая группа ВТО-Россия одобрила присоединение нашей страны к ВТО. При этом пошлины на ввоз к нам ИТ-продукции, под давлением ведущих мировых ИТ-производителей, было решено обнулить.

А вот по компонентам и оборудованию для производства полупроводников ясности пока нет. Отказ от соглашения объяснялся чиновниками заботой об отечественных производителях, но, как было отмечено АП КИТ, в результате «ситуация для некоторых российских сборщиков и производителей электронных устройств может даже в чем-то ухудшиться" (если какие-то пошлины на компоненты или оборудование сохранятся, а к ITA Россия так и не присоединится).

На фоне вступления в ВТО как такового вопрос о присоединениии или неприсоединении к соглашению потерялся, несмотря на интерес к нему со стороны АП КИТ, крупнейшей отраслевой ассоциации. Да и в ассоциации считают, что все, что могли по этому поводу, они уже сказали и сделали. «Аргументы о важности присоединения к ITA мы передали в Минкомсвязи именно в связи с формированием им позиции по данному вопросу нынешней осенью», — заявил Николай Комлев, исполнительный директор АП КИТ.

Западные компании, имеющие российское производство (для них проблема ввоза компонентов тоже вполне актуальна), традиционно уклончивы при расспросах относительно того, как они оценивают те или иные действия властей. Представители же российских компаний, из тех, кто ознакомился с вопросом, настроены в целом умеренно оптимистично или, может быть, умеренно фаталистично.

Алексей Запотылок, директор по закупкам компании «Марвел-Дистрибуция», полагает, что политика нулевых пошлин, безусловно, даст ИТ-рынку толчок: «В этом заинтересованы многие, хоть и не все, участники ИТ-рынка. Наша компания, являясь дистрибьютором ИТ-техники, видит для себя в этом определенную выгоду, так как рассчитывает на повышение спроса на продукцию вследствие снижения цен на нее. Однако, например, у отечественных производителей компьютерной техники интересы могут лежать в другой плоскости». И, разумеется, толчок будет тем сильней, чем больше будет снижение.

Георгий Козелецкий, вице-президент по региональной структуре OCS, хоть и полагает, что вступление в ВТО можно только приветствовать, но рассуждать о том, как изменится ИТ-отрасль, считает преждевременным. «Во-первых, сам процесс подразумевает многолетний переходный период, за который многое произойдет, в том числе и смена одних решений на абсолютно им противоположные. Во-вторых, Россия входит в Таможенный союз, а два его других участника — Белоруссия и Казахстан, членами ВТО не являются. В-третьих, ИТ-отрасль не является приоритетной для российских властей...» — заявил он. Владимир Шибанов, генеральный директор компании «Аквариус», среди причин неопределенности называет и отсутствие окончательного решения по некоторым вопросам. Включая то же присоединение к ITA.

Относительно судьбы российских производителей мнения, понятным образом, разошлись. Шибанов хоть и считает, что российские производители в случае отмены пошлин получат дополнительные преимущества, но предупреждает о возможном усилении конкуренции. «Однако каких-то кардинальных изменений, скорее всего, на рынке сборки не произойдет, — полагает он, — поскольку зарубежные вендоры и так могли беспошлинно ввозить свою готовую продукцию до нашего вступления в ВТО».

Что до отечественной сборки, то Козелецкий не видит, каким образом любые, сколько-нибудь разумные усилия государства могут ей помочь: «Пытаться обойти страны Юго-Восточной Азии на поприще производства ИТ-железа бессмысленно». И судьба ее, по мнению вице-президента OCS — узкая ниша, «поддерживаемая российскими энтузиастами или отдельными иностранными производителями». Напротив, Шибанов считает, что поскольку многие российские сборщики занимают определенные узкоспециализированные ниши, в большинстве своем связанные с поставкой техники и решений в государственные органы власти, то потеснить их в этих сегментах будет достаточно трудно. «Существует определенная специфика и ведомственные правила, особенно в фискальных структурах», — напомнил он.

К неопределенности относительно размера пошлин и к тому, что, как выразился Запотылок, «кратковременные планы государства по сборам налогов могут оказаться куда весомее при принятии соответствующих решений, нежели отдаленная перспектива ускоренного развития ИТ-отрасли», все относятся достаточно спокойно. «Во-первых, развитие российского ИТ-рынка зависит не только и не столько от таможенной политики, один ЕСН чего стоит, во-вторых, он к любым приспособится, — считает Козелецкий. — Нужно только, чтобы были четко и своевременно объявлены новые правила, максимально продуманные в части их внедрения в практику и не ведущие к коллапсу процесса импорта».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями