Ричард Столлман призывает присоединяться к его «церкви» всех приверженцев истинно свободного ПО, объявляя святыми всех, кто готов следовать этим принципам и бороться за них. Фото: Devashishsethia
Ричард Столлман призывает присоединяться к его «церкви» всех приверженцев истинно свободного ПО, объявляя святыми всех, кто готов следовать этим принципам и бороться за них. Фото: Devashishsethia

Перед конференцией организаторы прислали с десяток ссылок – публикации Столлмана, с которыми он рекомендовал предварительно ознакомиться. Также настоятельно советовалось не употреблять в присутствии знаменитого гостя такие слова, как Linux и Open Source, заменяя их на GNU/Linux и Free Software.

Собственно, после этого слушать выступление гуру было уже необязательно – в нем в сжатой форме были высказазаны все те же идеи, которые можно прочесть на сайтах. Но, конечно, харизму прославленного борца за свободные программы Интернет не в состоянии воспроизвести. Столлман появился на конференции спустя два часа после открытия, сразу же проследовал к трибуне, оттеснив уже приготовившегося очередного выступающего, зачем-то снял ботинки и начал свою вдохновенную проповедь – пожалуй, его выступление можно охарактеризовать именно так.

Основной посыл Столлмана – программа является свободной, если ее пользователям обеспечены четыре «свободы»:

  • свобода выполнять программу в любых целях (свобода 0);
  • свобода изучать работу программы и модифицировать ее под свои нужды (свобода 1), что подразумевает открытость исходных кодов;
  • свобода распространять копии программы, как бесплатно, так и за деньги (свобода 2);
  • свобода распространять свои модификации программы (свобода 3), что позволит всему сообществу извлекать пользу из сделанных изменений.

Свободное ПО, настаивает Столлман, не имеет ничего общего с бесплатностью и является понятием не технологическим, а морально-этическим. Движение за свободное ПО – это движение за то, чтобы пользователь контролировал программы, а не программы – пользователя, движение за свободу приобретения знаний, свободу выбора, свободу помощи ближнему – путем передачи своих и чужих разработок, если они ближнему необходимы. В конечном итоге – это борьба за индивидуальную свободу и социальную ответственность, за демократию общества против диктатуры, которую насаждают поставщики проприетарного ПО, основные идеологические враги Столлмана. «Злобный» и «гнусный» – такими эпитетами он наделял продукты известных производителей. Windows или разработки Apple – настоящие «цифровые наручники», поскольку навязывают себя пользователю, не давая никакой возможности контролировать, что у них внутри, и неся в себе угрозу тотального контроля. Столлман признает, что не все пропритартное ПО может быть столь злокозненным, но оно не может не содержать в себе ошибок, а значит, неизбежно нанесет пользователю вред, поскольку тот никак не может на него повлиять.

Максимализм воззрений Столлмана оставляет за бортом и концепцию открытого кода, так как она низводит понятие свободного ПО до уровня подходов к разработке и распространению программного продукта, но не несет в себе никакой этической идеи. Поэтому проповедник свободного ПО старательно дистанцируется от Линуса Торвальдса и его последователей, хотя и использовал в своей основной разработке – операционной среде GNU – ядро Linux.

Идеи Столлмана, безусловно, утопичны. Хотя он и подчеркивает, что «свободы 0 и 2» реализуются любыми пользователями, при условии если программистское сообщество следует «свободам 1 и 3», трудно представить себе наполненный сложнейшими технологиями современный мир индустрии программных разработок, где все подчинено свободе выбора и поведения пользователя. Такое трудно представить себе даже в том случае, если бы в этом мире действовали одни лишь гениальные разработчики.

Конечно, в мировой истории утопии вносили свой вклад в развитие общества, возможно, это произойдет и с идеями свободного ПО для ИТ-индустрии. Но в этом испытываешь серьезные сомнения, когда слышишь пассажи Столлмана, напрочь отвергающего облачные технологии (ведь в них все ваши данные полностью выходят из-под вашего контроля) и мобильные телефоны (ведь посредством их Большой Брат – злокозненные вендоры – получают возможность отслеживать все ваши перемещения и контакты). Да и в целом, политическая борьба — а Столлман характеризует себя именно как «политического активиста» — на мой взгляд, способна скорее тормозить, чем стимулировать прогресс в области информационных технологий.

В завершение своего выступления Столлман облачился в черную робу и водрузил на голову старый компьютерный диск в виде нимба. Божественная ассоциация была, конечно, шуточной, но выглядела вполне логичным завершением часового выступления, сильно напоминавшего «зажигательную» проповедь американских телепроповедников. Столлман призвал присоединяться к его «церкви» всех приверженцев истинно свободного ПО, объявив святыми всех, кто готов следовать этим принципам и бороться за них.

Cомневаюсь, что выступление Столлмана сыграло ту роль, которую ему, видимо, отводили организаторы конференции. Скорее, оно вошло в противоречие со всем тем, что обсуждалось в предшествующих докладах. Ведь там шла речь о национальной программной платформе, которая строится на базе Linux (запретное слово в религии Столлмана), а ее создатели выступают за вполне мирное и взаимовыгодное сосуществование с экосистемой проприетарного ПО, что абсолютно недопустимо, если следовать идеологии Столлмана.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями