В период правления Лео Апотекера было объявлено, что цель компании — переключить HP на поставки высокоприбыльных, обеспечивающий более быстрый рост доходов продуктов и услуг, и будет удивительным, если программа действий Мег Уитман окажется иной. Фото: CC BY-SA 2.0 Max Morse
В период правления Лео Апотекера было объявлено, что цель компании — переключить HP на поставки высокоприбыльных, обеспечивающий более быстрый рост доходов продуктов и услуг, и будет удивительным, если программа действий Мег Уитман окажется иной. Фото: CC BY-SA 2.0 Max Morse

Можно считать, что Апотекер пользовался презумпцией невиновности, когда оборот HP за одиннадцать месяцев его пребывания во главе компании оставался без роста, однако окончательный «приговор» ему подписали колебания последнего времени, по которым стало очевидно, что лодка HP оказалась во власти стихий.

«Мы отчуждаем бизнес ПК. А может, и нет».

«За WebOS — будущее, мы переведем на эту платформу все портативные устройства. Все, разработка WebOS свернута».

«Наш планшетный компьютер прекрасен. Все, мы больше не выпускаем планшетники. Нет, мы выпустим еще одну партию. Все, теперь мы, честное слово, больше их не производим».

Чередование генеральных директоров, происходящее в последние годы, лишь дополнительно сигнализирует о том, что компания отчаянно пытается найти себя. За первые 86 лет существования HP у нее было всего четыре генеральных директора, а за последние 12, с учетом назначения Уитман, — уже шесть.

В период правления Апотекера было объявлено, что цель компании — переключить HP на поставки высокоприбыльных, обеспечивающий более быстрый рост доходов продуктов и услуг, и будет удивительным, если программа действий Уитман окажется иной. В конце концов, именно это удалось сделать Сэмуэлю Палмисано в IBM за последние девять лет: переориентировать корпорацию на программное обеспечение и услуги.

По данным Yahoo Finance, оборот IBM за последние 12 месяцев составил 104 млрд долл. Это на 23% меньше, чем у HP, однако прибыль IBM — 15 млрд долл., что на 66% лучше результата HP. Другими словами, доходность у HP — 7%, тогда как у IBM — 14%.

В пучине перемен, происходящих в HP, теряется тот факт, что сейчас компания на самом деле пожинает плоды предыдущих попыток сосредоточиться на более высокоприбыльных направлениях бизнеса. За первые девять месяцев этого финансового года сервисный бизнес HP, созданный на базе купленной в 2008 году компании EDS, принес ей 28% оборота и внушительную прибыль в 13,5%. Лучше справилось только подразделение Personal Systems Group, чья доля в общем объеме продаж составила 31%.

Бизнес программного обеспечения HP тоже можно назвать высокоприбыльным (19% в третьем квартале) и растущим (за первые три квартала этого года прибавка составила 14% по сравнению с тем же периодом прошлого), однако его доля в общем обороте составляет меньше 3%. Чтобы надстроить эту сторону здания HP, одной только покупки Autonomy за 10 млрд долл. будет далеко не достаточно.

Итак, перед Уитман стоят задачи колоссальной сложности, возможно, главная из которых — определить, чем же именно будет заниматься HP. Лозунг, провозглашавший курс на строительство «предприятий мгновенного запуска» (Instant-On Enterprise; в российском офисе HP в соответствии с актуальной отечественной риторикой принят перевод «инновационные предприятия». — Прим. перев. ), который был взят компанией прошедшей весной, похоже, требует уточнения: в современном мире, когда реальной валютой бизнеса стала информация, компании никогда и не прекращают свою работу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями