Реклама

Недавно, до того как обрушились цены на энергоресурсы, считалось, что сверхдоходы от нефти и газа – это ключевой двигатель развития ИТ в России. Аналитики напрямую увязывали параметры ИТ-бюджетов предприятий с нефтяными котировками. Сверхдоходы перераспределялись, хотя и крайне неравномерно, и были финансовой основой автоматизации целого ряда гражданских отраслей. Именно благодаря этим деньгам долгое время развивался рынок ИТ в нашей стране, формировались правила игры на нем и определялся состав ключевых игроков (главную скрипку играли зарубежные поставщики оборудования и ПО). Прямо сейчас эта парадигма уходит в прошлое. В нынешних условиях одним из новых двигателей российской ИТ-индустрии становятся предприятия оборонно-промышленного комплекса. В предыдущие годы они получили из бюджета гигантские средства для модернизации и перевооружения армии и флота, а такое невозможно без масштабного перехода к цифровым методам проектирования, производства и последующей технической поддержки военной продукции.

Важно понимать, что требования, которые предъявляют предприятия ОПК к закупаемым информационным системам, во многом определят их функциональные возможности на длительную перспективу. А требования эти весьма специфичны, поскольку продиктованы особыми условиями применения изделий ОПК конечными заказчиками.

Разработчикам отечественных средств цифровизации приходится учитывать эту ведомственную специфику. Им также приходится принимать во внимание отличающиеся от требований ОПК запросы гражданских отраслей. Во-первых, потому что масштабное финансирование оборонки через три-четыре года иссякнет – с завершением программы перевооружения армии. Тогда предприятиям ОПК придется переориентировать добрую половину своих мощностей на выпуск гражданской продукции. Во-вторых, невоенная часть экономики тоже встает на путь цифровизации, и она, разумеется, заинтересована в сквозном применении цифровых технологий, поскольку именно здесь кроются резервы повышения эффективности производства.

Если разработчикам отечественных ИТ удастся решить эту двунаправленную задачу, то уход от нефтяной парадигмы и импортонезависимость в сфере ИТ воплотятся в реальность.

Произойдет ли это в действительности, зависит от поставщиков из очень разных «миров». С одной стороны, рынок ИТ для ОПК уже активно осваивают коммерческие разработчики средств автоматизации производственных процессов, такие как «1С», «АСКОН», «Тесис» и др.

С другой стороны, на рынок уверенно шагнула государственная корпорация «Ростех», объявившая о своих амбициях на лидерство в сфере ИТ. Помимо того, что к 2021 году «Ростех» планирует на 70% заместить импортные электронные компоненты для российских ИТ, корпорация вынашивает долгосрочные планы по разработке и развитию полного комплекса оборудования и ПО для решения критически важных производственных задач как в оборонной, так и в гражданских отраслях.

Если эти планы будут реализованы именно так, как были задуманы и озвучены, без масштабных злоупотреблений, то на российском рынке средств цифровизации промышленных предприятий сформируется здоровая конкурентная среда, в которой за потребителя будут бороться три группы поставщиков. Первая – независимые коммерческие разработчики, уже набравшие достаточно сил. Вторая – мощные ИТ-кластеры, выпестованные государством и изначально связанные с ОПК. Третья – зарубежные разработчики, для которых российский рынок пока остается открытым.

 

Это значит, что при выборе средств цифровизации у ИТ-руководителей будет больше возможностей для маневра. Те, кто начинают проекты миграции на отечественные ИТ, смогут нивелировать риск нарушения отлаженных производственных процессов. Они будут замещать подорожавшие зарубежные системы лишь там, где это оправданно, формировать гетерогенные структуры, в которых отечественный продукт эффективно комбинируется с зарубежным, обеспечивая предприятию зримые конкурентные преимущества от цифровой трансформации.

Алексей Есауленко

Купить номер с этой статьей в PDF