Импортозамещение в сфере ИТ на протяжении последнего года остается одной из самых обсуждаемых и неоднозначных тем. Необходимость снижения зависимости не только национальной инфраструктуры, но и российских компаний от зарубежных технологий сомнения не вызывает, но возможность перехода на отечественные ИТ-решения экспертами оценивается совершенно по-разному: от оптимистичных прогнозов до полного скепсиса.

Обеспокоенность, вызванная политической неопределенностью и опасением ужесточения санкций, утихает, уступая место более взвешенному подходу. Компании разделились на две группы: относящиеся к критически важной для государства инфраструктуре (и поэтому вынужденные принимать достаточно жесткие меры в сфере импортозамещения) и все остальные, которых санкции напрямую с большой вероятностью не коснутся. Как правило, при наличии возможности компании предпочитают не рисковать, принимая поспешные решения.

Отечественные прикладные системы, потенциально способные заменить зарубежные решения, в ряде направлений существуют. Однако во многих случаях их функционал признается недостаточным, компании не желают жертвовать качеством ИТ в пользу минимизации политических рисков. Неизвестно, где больше проблем — в отечественных технологиях или в головах людей, не доверяющих им, — но в результате у многих предприятий выход будет один: внедрять западные решения и развивать собственные практики по ним, не отдавая поддержку систем на откуп консультантам и вендорам.

С оборудованием и инфраструктурным ПО также есть варианты, хотя позиции отечественных игроков здесь гораздо слабее. Производители серверного, сетевого оборудования и систем хранения существуют, пусть их возможности и несопоставимы с зарубежными гигантами. Кроме того, рынок осваивают азиатские производители. В сфере же инфраструктурного ПО главным образом приходится рассчитывать на открытые системы.

Как бы то ни было, правительство продолжает объявленную ранее политику импортозамещения. Озвучены планы о преференциях отечественным системам при госзакупках, а также по развитию критических видов ПО совместно с другими странами БРИКС. Сбербанк в качестве альтернативы работе с IBM заключил соглашение о сотрудничестве с Huawei, «Ростелеком» активно приобретает для реализации новых проектов отечественное сетевое оборудование, а многие госструктуры переходят на свободное ПО.

Open Source как заготовка

«Я не вижу, чтобы компании делали какие-либо “резкие телодвижения”. Более того, еще до 2014 года многие из них начинали проекты, сегодня попадающие в категорию “импортозамещение”, скорее, из экономических или технологических соображений», — говорит Борис Бобровников, генеральный директор компании «Крок». Например, Мосгоризбирком еще в 2012 году перевел СУБД на решение с открытым кодом, которое было сертифицировано на соответствие требованиям ФСТЭК. Примерно в это же время компания «Сухой» инициировала внедрение ERP на платформе «1С». Таких примеров было довольно много.

По словам Бобровникова, к настоящему времени большинство заказчиков уже разработали план действий. Многие из них — даже достаточно крупные организации — стали гораздо активнее рассматривать и внедрять российские продукты: «1C», Directum, Naumen и т. д. На базе отечественных решений реализуются проекты по внедрению бизнес-аналитики, САПР, модернизации контакт-центров, построению систем информационной безо­пасности, благо соответствующие российские продукты давно есть.

Наиболее часто заказчики в качестве альтернативы зарубежным системам выбирают услуги по разработке ПО — как с нуля, так и на базе открытых решений. Уже даже сложилась интересная рабочая практика: взять «заготовку» в виде открытой платформы, доработать ее, а получившееся итоговое решение сертифицировать на предмет соответствия национальным требованиям в области информационной безопасности. Это позволяет экономить ресурсы, не замыкаться внутри страны и продолжать активно использовать лучшие мировые практики.

Подобный подход может использоваться и в сегменте оборудования. Например, в прошлом году была образована компания «КНС Групп», работающая под брендом Yadro, участник консорциума OpenPower Foundation, созданного IBM вокруг процессора с открытой архитектурой Power. Уже в конце 2015 года планируется создать первые серверы OpenPower.

Тем не менее ситуация с заменой оборудования складывается тяжелая. В этих условиях компании обратили внимание не только на российских, но и на азиатских производителей.

Взгляд на Восток

«Тенденция к углублению замещения иностранной продукции и к локализации производства стала очевидной. Появился оптимизм, поскольку стало ясно, что задачи эти решаемы», — считает Владимир Пискунов, вице-президент по коммерческой деятельности компании «Аквариус». В условиях санкций заказчики озабочены в первую очередь снижением рисков от потери работоспособности систем. Импортозамещение — это лишь путь снизить риски для российских компаний, и эту задачу сейчас решают российские поставщики и интеграторы ИТ. Изменения уже наметились и будут происходить дальше, а санкции стали катализатором для ускорения процессов. Работа по переносу различных производств в Россию и раньше иногда проводилась, еще с царских времен.

«Многие компании со сложившейся инфраструктурой, годами привыкшие использовать решения одних и тех же вендоров, изучают новых игроков, тестируя предлагаемые решения», — говорит Цао Чун, директор Huawei Enterprise Business Group в России. Для многих из них было неожиданностью, что игроки, которых всегда считали нишевыми, за несколько лет колоссально развили линейки своей продукции, конкурируя с мировыми лидерами.

Рынок оборудования, что особенно ярко видно на примере серверов x86-архитектуры, постепенно шагает в сторону массового сегмента. Большое количество игроков предлагают во многом схожий, низкомаржинальный товар достаточно высокого качества и надежности. Как отмечает Чун, если раньше разница между именитым брендом и неизвестным продуктом действительно была ощутимой, то сейчас это, скорее, вопрос исторической привязанности и дополнительного ПО для управления, настройки и мониторинга оборудования, предлагаемого заказчику.

Предприятия уже вовсю тестируют оборудование азиатских вендоров. Некоторые опасения технического характера у них, конечно, есть. Эти опасения исчезают, когда поддержку оборудования и интеграцию с существующей инфраструктурой берет на себя кто-либо из российских системных интеграторов. Если говорить про конкретных вендоров, то самая широкая линейка продуктов у Huawei — от телеком-оборудования и серверных решений до систем хранения на базе флеш-технологий. Другой игрок — Inspur — пока не может конкурировать с мэйнфреймами и «тяжелой» RISC-техникой, а вот в области систем хранения и серверов стандартной архитектуры это достойная альтернатива.

Нынешняя ситуация дает стимул для дополнительного развития рынку облачных сервисов. Аренда ИТ-сервисов у российских провайдеров становится одним из вариантов импортозамещения. В условиях нестабильности заказчики и без того стараются снизить затраты, уходя от капитальных издержек к операционным. Растет уровень виртуализации, и инфраструктурные проекты все чаще переходят на аутсорсинг с использованием облачных технологий.

Вынужденный консенсус

Прямое импортозамещение не всегда реально. Иногда в достаточно серьезных случаях приходится выбирать более щадящие, гибкие подходы.

В конце 2014 года холдинг «Авиационное оборудование», входящий в корпорацию «Ростехнологии», объявил о старте проекта SAP ERP. Однако большая часть продукции холдинга имеет военное и двойное назначение, поэтому тема использования западных решений является для него актуальной и требующей дополнительного обоснования. Как это часто бывает, вопросы национальной безопасности противоречат экономическим и бизнес-факторам. Из двух зол приходится выбирать меньшее. Схемы же защиты от возникающей зависимости давно известны: очень многие компании, даже используя западные ERP, уже в значительной степени не зависят от вендора, не пользуясь его технической поддержкой. Нужные коды вскрыты, и штатные программисты спокойно дорабатывают функционал под собственные нужды.

«Все-таки наша главная цель — стать глобальным поставщиком авиа­техники. Без системы, позволяющей повысить нашу привлекательность как бизнес-партнера, это невозможно», — подчеркивает Максим Кузюк, генеральный директор холдинга «Авиационное оборудование».

Работа с зарубежными партнерами и заказчиками подразумевает использование известных решений, вызывающих доверие, — таковы требования к участникам глобальной цепочки, от которых зависит деятельность других компаний. Западные партнеры, пытаясь снизить собственные риски, при реализации совместных проектов очень интересуются внутренними процессами компании — например, процедурой выбора поставщиков. Кроме того, зачастую важно обеспечить не просто своевременное выполнение заказов, но и их прозрачность: освещая ход работ, быть готовым к постоянному взаимодействию.

Наконец, по словам Кузюка, финансовый фактор также был не в пользу отечественных технологий: российские и смешанные решения, даже если выигрывают в стоимости лицензий, проигрывают в стоимости внедрения и доработок.

«Программное обеспечение уже закуплено, а его поддержка будет осуществляться локально. Единственный реальный риск (и то в запредельно кризисной ситуации) — отсутствие обновлений», — считает Кузюк. Уже в ходе первого этапа проекта системный интегратор «РТ-Информ», дочерняя компания «Ростеха», создал центр компетенций по ERP-системам. Это обеспечило значительную защиту проекта от внешних рисков. Вычислительные мощности, необходимые для работы системы, также будут арендовать в «РТ-Информ», где сейчас строят целую сеть ЦОД.

Купить номер с этой статьей в PDF