Даже для тех компаний, кого не коснулись санкции, введенные ограничения стали поводом переосмыслить зависимость от западных технологий. Как показывает практика, в оборонных компаниях 85% ИТ-решений — иностранного производства, а в остальных сегментах их доля еще выше. Процесс импортозамещения легким не будет, особенно с учетом того, что ряд западных решений успешно внедрен и показывает эффективность. Важно определить путь, который приведет к наименьшим потерям.

Своими взглядами на стратегию действий российских предприятий в условиях объявленного курса на импортозамещение делится Виктор Федько, начальник управления ИТ МПО им. И. Румянцева. Это предприятие входит в холдинг «Авиационное оборудование», недавно объявивший о старте внедрения SAP ERP. Большая часть продукции холдинга имеет военное и двойное назначение. МПО им. И. Румянцева — российская промышленная компания, занимающаяся производством топливорегулирующей аппаратуры для сложнейших систем автоматического управления авиационных двигателей, а также производством дозирующих устройств, регулирующих подачу топлива.

«Стратегия в нашем положении может быть одна — не суетиться. Высока непредсказуемость, а в таких условиях лучше всего постараться не предпринимать резких движений. Бесконечных штормов не бывает», Виктор Федько, начальник управления ИТ МПО им. Румянцева

Какие действия, с вашей точки зрения, необходимо предпринять компаниям в рамках импортозамещения, а какие пока будут излишними?

Моя точка зрения — не надо шарахаться в разные стороны, надо просто критически посмотреть на свой бизнес и ответить себе на вопрос: «А чего мы боимся? Где узкое место?» Если предприятие не относится напрямую к оборонной отрасли, то, скорее всего, последствий для него не будет вообще.

У нас весь бизнес, во всех сегментах, использует зарубежное ПО и инфраструктуру. Другого «железа» не будет еще очень много лет, другого ПО — тоже. Надо постараться минимизировать потери на случай форс-мажора. Очень многие компании, я это знаю, даже используя западные ERP, уже в этом смысле от вендора не зависят, обходясь без техподдержки. Нужные коды вскрыты, и штатные программисты спокойно дорабатывают функционал под собственные нужды. Так чего бояться?

Другое дело, что все эти решения базируются на импортном оборудовании. Но и тут, в основном, беда может быть одна — что делать, если оно «рухнет», а другого нет. По возможности приходится закупаться в резерв таким же или похожим оборудованием (китайскими аналогами). Утешение слабое, но другого выхода пока нет.

Многие утверждают, что импортозамещение на данный момент является невыполнимой задачей. Реально ли заменить используемые зарубежные системы без серьезных потерь в качестве?

Серьезные потери в качестве будут, это несомненно.

Импортозамещение реально настолько, насколько есть полноценная замена. Большинству ИТ-продуктов реальной качественной замены попросту нет, а там где есть — они имеют не тот масштаб. Кто сможет назвать полноценную замену решениям SAP, Microsoft, Oracle, Cisco, IBM, HP? Тогда и будет смысл говорить о реальности замещения и об областях, где это можно сделать.

Если же отойти от темы ИТ — есть ли у нас равноценные станки с ЧПУ, которые используются на большинстве серьезных оборонных предприятий? Их нет, все импортное. Нет и конкурентоспособного медицинского оборудования. Даже наш родной, российский самолет Sukhoi SuperJet на 90% состоит из импортных комплектующих. Перекроют поставки — и нет самолета, в разработку которого вложены миллиарды, значительно больше, чем тратят на такие самолеты за рубежом.

Какие рекомендации можно дать производственным предприятиям? Как минимизировать появившиеся риски?

Стараться развивать свои практики, не отдавать на откуп консультантам и вендорам. По возможности уходить на то отечественное, что все-таки в малой степени существует.

С инфраструктурой сложнее: альтернатив нет. Главное, не успокаивать себя наличием китайских решений. Дружба с Китаем у нас уже была, были и вооруженные конфликты, а история, как известно, развивается по спирали.

Стратегия в нашем положении может быть одна — не суетиться. Если что-то катастрофическое произойдет в ближайшее время, все равно уже не успеть ничего сделать. А если не произойдет — тем более суетиться, принимая рискованные решения, не надо.

Мне видится, что ситуация в общем и целом плохо управляема и слишком привязана к политике. Высока непредсказуемость, а в таких условиях лучше всего постараться не предпринимать резких движений, выжидать. Бесконечных штормов не бывает.

Импортозамещение часто понимается как переход на ИТ российского производства, то есть внедрение отечественных ИТ-компонентов взамен импортных. Есть ли какие-то иные, возможно, более щадящие подходы, помимо прямой замены западных ИТ на российские?

Трудно ответить однозначно и сразу. Поскольку отечественных ИТ-компонентов практически нет, именно «щадящие» подходы и надо искать. Вариантов не так уж много.

Я, честно говоря, не вижу быстрого выхода. Все потребует времени — скорее всего, десятилетий — и вложений миллиардов долларов. А у нас на это нет ни времени, ни денег. Глобализация шагает по планете, мировое разделение труда торжествует и побеждает — к этому человечество шло много лет. Неужели кто-то всерьез полагает, что мы сможем этот путь пройти быстро и без затрат? Мы уже отстали почти навсегда и во всем, кроме вооружения.

Преимущества российским ИТ-компаниям при тендерах — это благо или скорее вред для российского рынка ИТ?

Да, российским компаниям можно давать преимущества на тендерах — если точно знать, что там все российское, что это не однодневка, что реализована серьезная сеть поддержки.

Но что мы понимаем под «российской компанией»? Зарегистрированная на территории РФ? Состоящая исключительно из российских работников? Есть много российских компаний по разработке ИТ-решений, состоящих из директора, бухгалтера и коммерсантов. Программисты все «там» — Индия, Балканы, Белоруссия. И они все производят быстро и качественно «отечественные» решения. Их можно считать российскими?

Тендер можно и нужно проводить среди равных по функциональности продуктов, когда преимущество должны иметь более функциональные, более дешевые, более подверженные модификациям и всесторонней поддержке системы. Как тут «вписать» национальность продукта, если даже все предыдущее будет на равных? То есть предлагается протекционизм. Вначале это может быть благом, но затем со временем вреда может становиться все больше. Отсутствие конкуренции еще никогда технический прогресс не двигало.

Ура-патриотизм против предвзятости

Как выяснилось в рамках дискуссии «Реалии замещения импорта ПО» на портале Global CIO, проблема у российских компаний, выраженная известным рекламным лозунгом «Никого еще не увольняли за покупку IBM» (No one ever got fired for buying IBM), действительно существует. «Несколько лет назад я руководил разработкой отечественной телекоммуникационной платформы, частью которой была и видео-конференц-связь. Не раз проводили презентации и демонстрации возможностей в региональных правительствах, ставили свои демосерверы в ЦОД госучреждений — всем всё нравилось», — вспоминает Евгений Леляков, генеральный директор «Компьютек групп». Однако итог был всегда один: пока не будет полной совместимости с уже существующими решениями, специальных сертификатов для средств связи, пока государственный заказчик не будет уверен, что компания достаточно большая, чтобы поддерживать свой продукт в предполагающемся режиме эксплуатации, — тендер не выиграть. С этой точки зрения коммерческий рынок более открыт.

«Проблема не в качестве решений, а в головах», — согласен Александр Огнивцев, руководитель управления сервисной поддержки «АльфаСтрахования». И среди госзаказчиков, и в коммерческом секторе наблюдается примерно одинаковая картина: организации скорее купят на последние деньги SAP, невзирая на его легкую несовременность, но в сторону отечественных продуктов даже не посмотрят. Из-за этого некоторые российские софтверные компании переходят под иностранную юрисдикцию: так проще завоевать отечественный рынок, особенно корпоративный.

«Мне кажется, происходит подмена понятий. Что нам нужно: качественное современное решение или победа в борьбе с иностранным ПО? Впечатление репортажа из окопов холодной войны», — делится впечатлениями Павел Шмелев, директор центра технического консалтинга «РДТех».

По его мнению, реального импортозамещения продуктовых линеек многих западных вендоров пока не существует. Для заказчика, приобретающего программное решение или оборудование, естественно поинтересоваться, где оно уже внедрено, какой имеется опыт использования, а не ставить себя в положение подопытного кролика. Странно предполагать, что компании будут покупать ИТ-системы исключительно из ура-патриотических соображений, невзирая на функционал, производительность, возможность обеспечения требуемых бизнес-функций, а потом за свои деньги дорабатывать купленное. Отдельный вопрос — готовы ли российские производители ПО предоставлять готовые решения, а не отдельные продукты.

Кирилл Федулов, руководитель по развитию решений компании Naumen, также полагает, что полноценного импортозамещения, особенно в аппаратных средствах, в ближайшей перспективе добиться практически невозможно. «Многие компании изъявили желание рассмотреть российские аналоги по всевозможным направлениям, но это, скорее, пустая трата времени», — говорит он.

Необходимо осознать риски текущего использования западного ПО и аппаратных средств в рамках своего бизнеса и, что даже важнее, стратегического развития компании на несколько лет. Дальше нужно планомерно следовать по пути диверсификации этих рисков. Надо быть реалистами: в первую очередь вопрос не в замене уже работающих приложений или аппаратных средств, а в приобретении новых (например, ввиду масштабирования бизнеса или в рамках достижения ограничений в функциональности). Под таким углом зрения российские аналоги нужно рассматривать в первую очередь.

Тем не менее, по мнению Федулова, фраза про лучшие практики, аккумулированные в западных решениях, больше похожа на мантру. Многие предвзято относятся к отечественному ПО и считают, что оно не может конкурировать с западным. Если бы это было правдой, BI-платформа компании «Прогноз» не занимала бы регулярно лидирующие позиции в квадранте Gartner, а решение Naumen Service Desk не вошло бы в пятерку лучших ITSM-решений 2014 года по версии The ITSM Review, оставив позади известные западные аналоги.

«Я в большей степени склоняюсь к тому, что для российских компаний гораздо важнее наш собственный, российский опыт и локальная специфика», — утверждает Федулов. В этой связи отечественные решения, пробивавшие себе дорогу изначально на отечественных рынках, должны иметь для конечного заказчика даже большую привлекательность.

Российские прикладные решения в определенных областях существуют, и иногда даже конкурентоспособны, а вот с системным ПО ситуация гораздо печальнее. Имеет ли в таких условиях смысл искать замену прикладным системам?

А зачем менять прикладное ПО, если ты не можешь поменять системное, да и инфраструктура также будет не российская? Если нам перекроют «все краны», в чем очень сильно сомневаюсь, то и смысла нет. Такая замена полноценной быть не может. Если есть риск, что корабль утонет, не стоит всерьез обсуждать, как капитально отремонтировать каюты и покрасить палубу.

Конечно, надо развиваться — нельзя жить только на сырье. В любом случае надо создавать свое ПО, разрабатывать свои операционные системы, совместимые со всеми остальными, стараться активно их внедрять. Другое дело, что этого не сделаешь за два-три года. А ситуация (каков будет вектор развития событий), я думаю, окончательно прояснится в течение именно ближайшего года.

Только вот есть опасения, что, когда обстановка нормализуется и санкции будут отменены, все вернется на круги своя. Снова кинемся вкладываться в сиюминутное: в прокладку трубопроводов, добычу полезных ископаемых. Во все, что дает быстрый эффект, но никак не в технологии.

Купить номер с этой статьей в PDF