История повторяется. В середине 80-х в одном из уважаемых академических институтов можно было увидеть созданное там солидное двухкорпусное сооружение, занимающее большой письменный стол, которое его разработчики выдавали за персональный компьютер из серии ЕС. Да, в той системе действительно воспроизводилась архитектура IBM PC, но по всем остальным параметрам изделие совсем не укладывалось в представление о ПК. Нечто подобное происходит и сегодня. За частное облако выдается, например, пилотный проект «Корпоративное облако СО РАН». Как отмечается на сайте cloud.sbras.ru: «Целью проекта является создание инфраструктуры предоставления централизованных сервисов коммуникаций и совместной работы для организаций Сибирского отделения РАН в виде корпоративного облака. Набор предоставляемых сервисов будет включать электронную почту, сервисы мгновенных сообщений, передачи файлов, совместного доступа к рабочему столу и отдельным приложениям, аудио- и видеосвязь, в том числе в режиме конференций, интеграцию с телефонными сетями общего пользования и большой комплекс портальных технологий для совместной работы, автоматизации процессов, повсеместного доступа. В дальнейшем эта инфраструктура может стать основой для формирования единого информационного пространства научной, административной и образовательной деятельности». Безусловно, это заслуживающая уважения и востребованная работа по созданию современной корпоративной информационной системы, которая действительно обеспечит лучшее взаимодействие между сотрудниками различных институтов, однако из подобного описания остается непонятным, при чем здесь облако?

Подобных примеров немало — видимо, термин пришелся по вкусу. Существование проектов, мимикрирующих под облака, заставляет возвратиться к обсуждению того, в чем состоят специфические черты, превращающие сумму технологий в облако, и к выяснению того, чем частное облако отличается от традиционных систем коллективного пользования.

Частные облака, год первый

Будущее корпоративных информационных систем лежит пока в частных облаках — ряд основных игроков ИТ-рынка выпустили соответствующие решения, появились реальные проекты и первый опыт.

Леонид Черняк

 

Какое же специфическое качество подлинных частных облаков делает их привлекательными? В декабре 2011 года аналитики Gartner на конференции Data Center Conference задали ее участникам вопрос: «Что для вас является главным стимулом для перехода на частное облако?» Ответ, набравший наибольшее число голосов (59%), может показаться неожиданным — agility. Таким образом, сегодня прежде всего важны гибкость, маневренность и реактивность. Следующий, казалось бы, самый очевидный ответ — «стоимость», занимал лишь 21% участников конференции. Результат опроса удивляет, ведь ни о какой agility на заре разговоров про облака не упоминалось, а больше обсуждались экономические факторы, на фоне которых agility — это боковой эффект. То есть частное облако сильно не функционалом, который оно способно предоставить, а своим динамизмом, что делает именно такую инфраструктуру адекватной быстроразвивающемуся бизнесу, а если бизнес статичен, то и нет смысла думать про облака.

Напомним, что облака как материализация символа, используемого для обозначения Сети, начались с осознания возможности виртуализировать различного вида ресурсы (серверы, рабочие места, системы хранения данных, приложения) и предоставлять эти ресурсы пользователям в форме сервисов по требованию (*aaS). Далее открывается ниша для бизнеса, которому провайдер предоставляет сервисы на условиях повременной оплаты. Преимущество такого рода схемы очевидно — благодаря разделению полномочий удается оптимизировать использование ресурсов: провайдер сосредотачивает свое внимание на создании и совершенствовании общего пула ресурсов, а пользователь оплачивает ровно то, что потребил. На самом деле ничего принципиально нового здесь нет — та же идея давно была реализована в многопользовательских ОС с разделением времени. Различие лишь в том, что за пятьдесят лет изменились представления о ресурсах и, соответственно, методы их распределения.

Но на пути к массовому переходу в глобальные облака возникло почти непреодолимое препятствие — предприятия опасаются передавать свои данные наружу, несмотря на все заверения провайдеров о надежности хранения важнейших активов. Странное дело, деньги бизнес может доверять банкам, а данные — нет. Видимо, потребуются годы, чтобы добиться такой же степени доверия. В качестве ответной реакции возникает желание перенести достоинства облаков внутрь корпоративных стен, вот почему и родились частные облака. Это желание поддержано имеющимися технологиями:

  • стандартные серверы стали достаточно мощными для поддержки множества виртуальных машин;
  • имеется необходимое ПО для резервирования ресурсов и предоставления их по требованию;
  • достигнута достаточная пропускная способность каналов, разработаны интерфейсы, распространились мобильные устройства для обеспечения доступа.

 

Отличительные особенности частных облаков

Четыре основных отличия частных облаков: agility (динамичность), scalability (масштабируемость), multi-tenancy (коммунальность) и governance (управляемость).

Динамичность. Современный бизнес требует большего соответствия ИТ своей природе. Преимущество облачной модели предоставления услуг состоит в возможности разделить ответственность за соблюдение этого соответствия между представителями бизнеса и ИТ. Первые не должны ждать момента, когда вторые смогут выложить им готовые приложения, удовлетворяющие их потребности. Облачный подход предполагает формирование полноценного набора сервисов, используя который представители бизнеса смогут оперативно решать свои задачи — в этом и состоит суть agility.

Масштабируемость. Представление о масштабировании в контексте частного облака заметно отличается от того, что обычно связывают с более известными понятиями о вертикальном масштабировании. В данном случае речь идет не о способах наращивания системных ресурсов, а об их перераспределении. Если ресурсы статичны, то приходится держать что-то про запас, рассчитывая на ситуацию, когда нагрузка может внезапно возрасти (overprovisioning), что означает наличие непродуктивных затрат. Если же ресурсы можно перераспределять в пределах пула, то запас может быть меньше.

Коммунальность. Облако с его обобществленными ресурсами коммунально по своей природе, и в этом его слабость по сравнению с традиционными системами, где приложения естественным образом разделены между серверами. Физическое разделение серверов надежно обеспечивает изоляцию приложений и их безопасность. В облаке необходимо обеспечить аналогичный уровень сегрегации приложений и данных.

Управляемость. Руководство облаками заметно отличается от руководства традиционными ИТ-инфраструктурами, которое обычно сводится к выработке правил и оценок исходя из требований бизнеса, что довольно сложно, поскольку сам бизнес обычно не в состоянии сформулировать свои потребности. Необходимо определить производительность, когда и как создавать резервные копии приложений, где и как хранить данные, когда данные следует признать устаревшими, как организовать резервирование данных и многое другое. Облако позволяет ограничить полномочия ИТ-персонала руководством инфраструктурой в целом, передав ряд функций пользователям.

 

Чтобы впустить эти технологии во внутреннее корпоративное пространство, необходимо пройти несколько этапов: для начала создать динамическую инфраструктуру (виртуализация), создать средства для автоматизированного управления инфраструктурой, осуществить миграцию приложений и, наконец, передать результаты пользователям. Так родились частные облака.

Частным облаком обычно называют виртуализованную автономную (самоуправляемую) информационную инфраструктуру, выступающую в роли провайдера сервисов для ограниченного количества корпоративных пользователей. На данный момент чаще всего такие инфраструктуры располагаются внутри собственного физического охраняемого периметра корпорации. Не исключена теоретическая и практическая возможность создания аналогичного охраняемого периметра в облачной инфраструктуре глобального провайдера, предоставляющего публичные услуги. В таком случае частное облако можно назвать внешним или виртуальным, но подобные решения пока еще редки. Иногда утверждают, что частное облако — это всего лишь название-оболочка для технологий, служащих целям виртуализации корпоративных вычислительных ресурсов (on-premise virtualization), так ли это? Сегодня больше половины серверов и систем хранения виртуализированы, благодаря этому ИТ-инфраструктура приобретает динамичность, гибкость и масштабируемость, что критически важно для создания современного предприятия.

 

Виртуализация есть, а облаков пока нет

Сегодня на рынке наблюдается огромный спрос на решения в области виртуализации — сейчас нет ни одного проекта, где серверы покупались бы без ПО виртуализации с полноценной системой управления и подпиской на техподдержку. Заказчики поняли преимущества виртуализации: гибкость и масштабируемость решений, динамичность и отказоустойчивость. Однако полномасштабных внедрений облаков еще мало — соответствующая инфраструктура востребована только при соответствующем изменении бизнес-процессов заказчика. Пока же на предприятии отношения между ИТ-службой и потребителями ее услуг не выстроены как оплачиваемый сервис, поэтому не нужны такие основополагающие возможности частного облака, как самообслуживание и оплата по факту. Заставить заказчиков изменить бизнес-процессы интеграторы не могут — к этому заказчики должны прийти эволюционно. Хотя возможны исключения, когда интегратор выполнит работы по адаптации бизнес-процессов заказчика для переноса поддержки их выполнения в облако, а заказчик не будет возражать против перехода на соответствующую инфраструктуру.

Следующий вопрос — рациональность инвестиций при переходе к облакам, что особенно важно для малого и среднего бизнеса. Современный уровень развития ИТ таков, что часто нет возможности выбрать, например, сервер точно «по задаче» — обычно в нем будет оставаться еще много неиспользуемых ресурсов. Виртуализация решает эту проблему, позволяя консолидировать информационные системы в рамках одной физической платформы, но это имеет весьма слабое отношение к облакам. Для получения такой возможности достаточно установить бесплатный гипервизор VMware ESXi, а для полноценного облачного решения требуется реализация сервисной модели взаимоотношений между ИТ-службой и пользователями. При этом даже не важно, какой использовать стек технологий управления облаком, — функциональность всех их реализаций примерно одинакова.

Процесс миграции инфраструктуры в облако мало чем отличается от миграции с платформы на платформу, и с технологической точки зрения такая миграция даже проще: производители виртуализационных платформ снабдили интеграторов и соответствующими инструментами (например, VMware converter), методологией и рекомендациями по рациональному распределению аппаратных ресурсов платформ. Но, как и при миграции с одной аппаратной платформы на другую, первоочередной задачей становится выявление взаимных зависимостей прикладных программных комплексов и элементов платформной инфраструктуры. Без этого невозможно разработать план миграции, минимизировать простои и исключить риски потери данных. Как правило, при этом интегратор сталкивается с проблемой плохой документированности, и, чтобы разобраться во всех этих сложностях и обеспечить непрерывность бизнес-процессов заказчика, интегратору надо обладать собственной консалтинговой практикой, опытом разработки и сопровождения информационных систем, а кроме того, необходимо вовлекать в проект миграции команду разработчиков прикладных систем заказчика, четко описывая зоны ответственности и принципы взаимодействия в такой объединенной команде.

Андрей Синяченко (S_Andrey@it.ru), технический директор департамента инфраструктурных решений компании «АйТи».

 

Более 60% предприятий уже имеют или пребывают в процессе создания частных облаков. Обычно считается, что основным стимулом для перехода в облака является динамическая природа предприятий постиндустриальной эпохи, хотя нельзя упускать из виду и экономический фактор. Допустимы разные варианты создания корпоративной информационной системы — традиционный, виртуализированный и облачный. При выборе первого требуется выделить средства на приобретение физических серверов и ПО, а также определенное время потратить на развертывание. Виртуализация, при прочих равных условиях, позволяет сократить число физических серверов и соответствующие затраты.

Процедура виртуализации ресурсов упрощается, если строить облако с чистого листа, но такой вариант маловероятен — чаще приходится сочетать уже имеющееся с новым, поэтому для начала следует консолидировать и стандартизировать установленные ресурсы и, по возможности, виртуализовать их, а потом заниматься их развитием и расширением. Какая-то часть приложений не сможет быть перенесена на стандартное оборудование, но это, скорее, исключение, чем правило. Следующий после частичного или полного переноса приложений и сервисов этап — это развертывание средств управления, обеспечивающих требуемый динамизм.

Управление знаниями и ИТ: десять лет спустя

Из абстрактной методологии управление знаниями постепенно превращается в один из важнейших компонентов систем управления бизнесом.

Леонид Черняк

Оба этапа существенны, но они все же технические, а потребительские качества облака, то есть то, ради чего оно создается, определяются тем, насколько облако удобно и эффективно с точки зрения бизнеса. Если подразделения смогут перейти на «самообслуживание», если они смогут самостоятельно подбирать необходимые им ресурсы, то можно действительно говорить о создании частного облака. Облако — это развивающийся организм, этим оно отличается, например, от мэйнфрейма или традиционного ЦОД, оно обеспечивает динамические сервисы и само является динамичным. Наличие системы управления — ключевое качество частного облака, именно оно превращает совокупность пулов в единую интегрированную среду.

Еще одно, нередко упускаемое, качество, — корпоративное облако предприятия по-новому взаимодействует с бизнесом и может предоставлять сервисы клиентам и партнерам, и хотя оно остается частным, но делает само предприятие более публичным. Более тесная связь между бизнесом и ИТ выводит частное облако за чисто технологические границы и заставляет рассматривать его с разных точек: с позиции директора по информационным вопросам, технического директора и других сотрудников ИТ-подразделений. Первого заботит качество предоставляемых облаком информационных сервисов, а остальных — качество традиционных показателей эксплуатации. Искусство проектирования облаков заключается в согласовании этих позиций. В конечном итоге все это позволяет сделать информационную систему действенным инструментом управления бизнесом.

Во врезке перечислены отличительные особенности частных облаков, и если ИТ-инфраструктура обладает перечисленным набором качеств, то она может называться облачной.

 

Облака со всех сторон

Свое мнение о частных облаках высказали топ-менеджеры ведущих ИТ-компаний, работающих на отечественном рынке.

«У нас есть опыт построения своего собственного корпоративного частного облака. Он показал — мы способны решить эту задачу, хотя, конечно же, есть сложности, но они не технологического плана, а финансового и организационного. Для создания двух ЦОД, обеспечивающих горячее резервирование, где установлены самое современное сетевое оборудование, серверы и системы хранения, потребовались существенные инвестиции, но с учетом стоимости эксплуатации, скажем на пятилетний период, можно с уверенностью сказать, что они оправдаются, поскольку заметно сокращаются текущие издержки, особенно затраты на поддержку старых приложений и технологий, которые оказываются особенно высокими. Известно, что стоимость сервиса четырех-пятилетнего оборудования втрое выше, чем аналогичные затраты на сервис нового. Что касается переноса примерно 80 наших приложений, то здесь радикальной экономии нет, чудес не происходит, ресурсоемкие приложения остаются ресурсоемкими. Им нужны те же мощности серверов и систем хранения, но гибкость облака позволяет перераспределять ресурсы и в период пиковых нагрузок что-то останавливать, снижать уровень SLA, и это позволяет получать определенную экономию, не раздувая инфраструктуру в целом. Сейчас, основываясь на нашем собственном опыте, мы строим централизованное частное облако для нашего крупного клиента, имеющего 150 тыс. сотрудников. Для начала в качестве пилотного проекта мы взяли одно из подразделений и обнаружили, что в целом серьезных проблем с переносом приложений не оказалось, но в одном месте мы столкнулись с серьезной трудностью: она связана с тем, что некое приложение неоднократно переносилось с сервера на сервер и в этом процессе накопилось с десяток старых версий баз данных. В таком виде переносить его в облако не имеет смысла, это свидетельствует о том, что переезд в облако связан с наведением порядка в приложениях и источниках данных, с разбором старых завалов, — это прежде всего сложная и кропотливая организационная работа».

— Сергей Мацоцкий, председатель правления IBS (Москва).

«Cуть частного облака сводится к минимизации затрат предприятия путем максимизации возможностей, предоставляемых виртуализацией. Гибкость облака позволяет справляться с пиковыми нагрузками. Это свойство частного облака обеспечивается благодаря специализированному оборудованию и программному обеспечению, поэтому линейного сокращения от миграции ждать не стоит. Однако эти издержки компенсируются возрастанием КПД использования серверов — эффективность возрастает с 5–10% до 70–90%. Существенно сокращается время управления изменениями — с нескольких месяцев до недель, считанных дней и даже часов. Кумулятивный эффект перехода в облако однозначно позитивный. Еще одно важное преимущество облака — упрощенная утилизация. При миграции в облако могут возникнуть сложности с неупорядоченными базами и приложениями, которые, как правило, встречаются на уровне отдельных департаментов, — в центральных системах такие изъяны редки. В случае, если подобные препятствия возникли, необходима разработка планов организационно-технических мероприятий. Инвентаризация всех приложений занимает достаточно много времени, поэтому переходный период может занять в масштабах крупного предприятия несколько лет».

— Валерий Корниенко, руководитель по стратегическому развитию сервисного бизнеса, IBM в России и СНГ.

«В России облачный подход может быть особенно эффективен для тех заказчиков, чья деятельность определяется фактором географической распределенности. Если раньше представлялось разумным создавать региональные центры и соответствующие ЦОД начинали работать с наступлением рабочего дня с востока на запад, то в новых условиях имеет смысл обратиться к централизованным решениям. Это позволяет выделять мощности тем регионам, где в данный момент рабочий день, что значительно повышает уровень утилизации ресурсов».

— Шамиль Шакиров, президент компании «Ай-Теко» (Москва).

«Облачная парадигма внедряется существенно быстрее, чем все предшествующие, и распространяется в новые сферы, например, в науку, где есть проблема оптимального использования дорогостоящего оборудования. В мире есть немало примеров распределенного доступа к тем или иным экспериментальным установкам. Предложена концепция «научное оборудование как сервис», оказавшаяся весьма эффективной. Возникла новая геополитическая концепция привлечения умов; если с тридцатых годов ХХ века Америка импортировала ученых физически, то теперь, благодаря облачным услугам, она дает возможность внешним умам работать на предоставляемой им научно-экспериментальной базе при условии совместности полученных результатов. Ровно такая же задача стоит в России, и мы заняты реализацией близкого по содержанию проекта совместно с Министерством образования РФ. Технически он вполне выполним, но есть барьеры на пути коммерциализации, связанные с действующей моделью финансирования науки. Необходимо найти ответы на вопросы, связанные с выделяемыми грантами и возможностью тратить их на научные сервисы. Легче тратить деньги на создание новых инфраструктур, чем на эксплуатацию существующих, которые остаются недоиспользованными. Преодоление рутинных барьеров критически важно. Например, Россия суммой 300 млн евро на треть финансирует строительство по международному проекту ускорителя под Гамбургом. По условиям, треть времени этого ускорителя будет принадлежать нашей стране, но мы не можем перевести нужное количество специалистов в Гамбург, поэтому без соответствующего облачного сервиса мы не в состоянии распределить этот квант времени между учеными и, следовательно, возвратить сделанные капиталовложения. Частные облака в науке стали определяющим фактором ее развития и способствуют формированию новой модели, когда научные коллективы не привязаны к конкретному университету или исследовательскому центру с его оборудованием, а могут образовывать виртуальные команды».

— Тагир Яппаров, председатель Совета директоров группы компаний «АйТи» (Москва).

«Большая часть наших заказчиков приняла для себя стратегически важное решение — все новые сервисы реализовывать посредством облачных технологий, причем для них не требуется каких-то особенных обоснований, просто сменилась парадигма: облака — это удобно, а технологическое удобство во многих случаях важнее всего остального. Наш опыт показывает, что компании, имеющие собственные ЦОД, используют их ресурсы менее чем на 20%, однако при этом они постоянно сталкиваются с нехваткой вычислительной мощности и емкости дискового пространства для хранения данных. Решение проблемы в объединении всех ресурсов в общий пул частного облака с динамическим распределением этих ресурсов между приложениями в зависимости от их важности для бизнеса».

— Руслан Заединов, заместитель генерального директора «КРОК» (Москва).

«Зачастую переход к облакам сводят к возможности работы со старыми системами, но посредством современных устройств. На самом деле все глубже и серьезнее — переход к облакам позволяет совершить внутри организации некоторый фазовый переход в собственной организационной инфраструктуре, открывается возможность перейти на новые бизнес-процессы, на новый стиль работы. Внедрение частного облака способствует специализации сотрудников и организации автоматизированного взаимодействия между ними. Те, кто занят в ИТ, больше внимания уделяют предоставлению ресурсов в форме сервисов, а потребители сервисов должны глубже понимать запросы своего бизнеса, выбирать нужные им приложения, настраивать и интегрировать их в бизнес-процесс. Помимо очевидного основного эффекта, переход в облака дает косвенный — он позволяет разобрать авгиевы конюшни прошлого, может быть вынужденно отказаться от чего-то и перейти на новые, более прогрессивные бизнес-процессы и стиль работы».

— Владимир Габриэль, руководитель экспертной группы Microsoft в России.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF