В тематической подборке, посвященной предпринимательству и инновациям, четыре статьи, и первая статья называется «Развитие технологии как альтернатива традиционных моделей их передачи» (Technology Development as an Alternative to Traditional Technology Transfer Models); представлена она Стивеном Фонтаной (Steven Fontana).

В литературных источниках значительное внимание сегодня уделяется роли, которую играют американские и международные вузы в коммерциализации технических инноваций и их влиянии на региональное, национальное и мировое экономическое развитие. В прессе часто упоминается противоречие между традиционными ценностями и целями таких институтов, с одной стороны, и их углубляющейся ролью в налаживании процесса передачи технологий и соответствующим стремлением к получению для себя экономической и социальной выгоды — с другой.

Эта проблема не нова для многих высших учебных заведений, в которых функции преподавателя и исследователя слились с предпринимательством. Например, первый в Соединенных Штатах офис передачи технологий (Technology Transfer Office, TTO) был образован в 1925 году в Университете Висконсин-Мэдисон, за которым последовали Университет штата Айова в 1935 году и Массачусетский технологический институт в 1940 году. С тех пор TTO были образованы в большинстве вузов, занимающихся исследовательской работой, в особенности после принятия в 1980 году Акта о внесении поправок в законы о патентах и товарных знаках, который принято также называть актом Бея-Доула.

В существующих TTO постоянно совершенствуются бизнес-методы, развиваются связи с индустрией, перенимается опыт других TTO и т. д. В некоторых из этих офисов используется термин «развитие технологии» (technology development) вместе с традиционным термином «передача технологии» (technology transfer) или вместо него, что подчеркивает их ориентацию на разработку новых технологий. К числу примеров относятся офис развития технологий Гарвардского университета, офис передачи технологий и развития предприятий Университета Вандербильта, офис передачи технологий и развития интеллектуальной собственности Тулейнского университета, офис развития и передачи технологии Висконсинского университета и офис развития технологии Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл.

Однако передача технологии сравнительно редко производится в развивающихся офисах передачи технологий (Developing TTO, DTTO), которые обычно образуются в традиционных учебных колледжах, провинциальных институтах государственной университетской системы и в институтах, для которых идеи передачи технологии или экономического развития представляют собственный интерес или навязываются вышестоящими инстанциями. По сравнению с TTO в DTTO обычно отсутствуют достаточные финансовые ресурсы и подготовленный персонал. Их работники недостаточно знакомы с общей бизнес-практикой, законами, регулирующими интеллектуальную собственность, и процессами развития бизнеса. Например, может существовать DTTO из двух сотрудников без технической или научной подготовки: директор, специализирующийся на раскрутке продуктов с ограниченным опытом лицензирования, и эксперт в области маркетинга. Из-за экономического спада головная организация прекратила финансировать патентную деятельность этого DTTO, а его общей культуре чужды принципы коммерциализации, причем не проявляется особого интереса к выполнению дополнительных действий, направленных на удовлетворение потенциальных потребностей владельцев патентов и их покупателей.

В этих условиях DTTO требует от патентодержателей только предоставление формы, раскрывающей суть изобретения, а также законченного приложения и предложения цены. Эта политика основывается на той предпосылке, что в DTTO отсутствует квалификация, требуемая для оценки коммерческого успеха, и нет средств для ведения собственной патентной деятельности. После регистрации заявки на патент DTTO, возможно, с помощью изобретателя начинает маркетинговую деятельность, используя свой веб-сайт и привлекая потенциально заинтересованные компании.

Такая практика широко распространена в реальных DTTO, однако при внедрении динамичного интерактивного процесса развития технологии, дополняющего культуру и политику головного института, DTTO может перейти к использованию более рентабельной бизнес-модели, приносящей больше пользы институту, поддерживающей выход на рынок коммерчески ценных технологий, поддерживающей экономическое развитие соответствующего региона и потенциально обеспечивающей финансовую возможность поддержки будущих проектов.

Следующая статья тематической подборки, имеющая название «Инженерия и инновации: впечатляющий начальный опыт» (Engineering and Innovation: An Immersive Start-up Experience), написана Томасом Миллером (Thomas Miller III), Стивеном Уолшем (Stephen Walsh), Сетом Холларом (Seth Hollar), Илайн Райдаут (Elaine Rideout) и Берил Питтман (Beryl Pittman).

Сейчас, когда такие влиятельные организации, как Национальная академия инженерных наук (National Academy of Engineering), называют инновации главной движущей силой экономики США, колледжи и университеты все больше интересуются подходами к интеграции принципов инновации и предпринимательства в инженерные курсы. В отчете академии «Инженер в 2020 году: видение инженерии в новом веке» (The Engineer of 2020: Visions of Engineering in the New Century) описывается, каких инженеров должна породить такая интеграция: «...Они разносторонне образованны, воспринимают себя гражданами мира, способны руководить в бизнесе, на государственной службе, в науке и разработке… должны обладать сильными аналитическими, творческими способностями, изобретательностью, профессионализмом и стремиться к лидерству…». К 2004 году, когда писался этот отчет, Университет Северной Каролины уже более десяти лет выпускал таких специалистов по своей инженерно-предпринимательской программе (Engineering Entrepreneurs Program, EEP). Некоторые выпускники успели поучаствовать в создании таких успешных компаний, как Red Hat и PeopleClick.

Экономика ИТ для будущих CIO

Авторизованные курсы, как важный элемент маркетинга ИТ-компаний, постоянно совершенствуются, в частности в сфере бизнес-образования, а университетские программы складываются годами и редко трансформируются. Две эти формы дополняют друг друга.

Эта программа выросла из неформальных консультативных встреч и стала интегрированной серией курсов, которые университет предлагает каждый семестр. С 2008 года число студентов, принимающих участие в EEP каждое лето, выросло примерно в два раза, а команда преподавателей EEP увеличилась от одного адъюнкт-профессора до мультидисциплинарной группы, включающей профессоров инженерии, бизнеса, психологии и т. д. Изначально EEP ориентировалась только на студентов, которые не очень вписывались в более традиционные курсы, но преподавательская команда вскоре поняла, что студенты из других колледжей университета тоже хотели бы чего-то большего, чем то, что могла предложить традиционная программа. Эти студенты хотели понять принципы предпринимательства, а также требуемые тактики и стратегии.

В июле 2008 года EEP стала партнером Программы предпринимательской инициативы (Entrepreneurship Initiative), которая подталкивает к мультидисциплинарному объединению на всех уровнях: факультеты, преподаватели, индустрия и, что самое важное, студенты. Предпринимательская инициатива поддерживает индивидуальные бизнес-проекты и программы по всему штату, предоставляющие студентам унифицированные ресурсы и возможности развивать их деловые способности и расширять круг общения.

Статья «Развитие предпринимательского мышления с помощью студенческих секций IEEE-CS Student Chapters» (Cultivating Entrepreneurial Thinking through IEEE-CS Student Chapters) написана Энн Гейтс (Ann Gates), Родриго Ромеро (Rodrigo Romero), Мигелем Алонзо (Miguel Alonso Jr), Фанни Клетт (Fanny Klett), Дж. Фернандо Наведой (Fernando Naveda) и Диной Реквена (Dina Requena).

Чтобы быть успешным предпринимателем, человек должен быть творческим, уметь предлагать инновационные идеи, принимать обоснованные решения, оценивать возможности с различных точек зрения, обладать способностью работать в команде и рисковать. Хотя от системы высшего образования требуется подготовка технических специалистов, способных к предпринимательской деятельности, в должной мере такая подготовка часто не обеспечивается.

Сотрудничество во имя будущего

Для развития высоких технологий требуется приток новых идей и талантливых специалистов, поэтому для развития своего бизнеса ведущие компьютерные компании поддерживают тесные связи с наукой и высшим образованием.

В нынешнем экономическом климате очень важно, чтобы выпускники высших учебных заведений, организующие собственный бизнес или поступающие на работу, понимали потребности своих клиентов с глобальной точки зрения и умели быстро адаптироваться к изменяющимся приоритетам. Некоторые новые учебные программы направлены на то, чтобы выпускники были готовы к превратностям собственной бизнес-деятельности и успешно пользовались возможностями инновационной творческой активности. К сожалению, чаще всего такая подготовка не входит в текущие программы обучения, особенно в технических институтах.

Для развития предпринимательского образа мышления требуется не только изучение основ бизнеса и анализ конкретных примеров — необходимо обучение на практике. Для поддержки активного участия студентов в предпринимательской деятельности вне учебных аудиторий Образовательный комитет Совета по внешним активностям IEEE-CS предложил студенческим секциям Computer Society модель лидерства, предпринимательства и профессионального развития (Leadership, Entrepreneurship and Professional Development, LEAD). Эта модель студенческих секций направлена на привлечение студентов к мероприятиям, помогающим понять особенности предпринимательского мышления и получить практический опыт, который способствует развитию профессиональных навыков, полезных в будущей карьере в компьютерной области. Другой важной характеристикой модели LEAD является ее ориентация на решения социальных проблем.

Последняя статья тематической подборки называется «Предпринимательская инновация в Google» (Entrepreneurial Innovation at Google), ее авторы: Альберто Савойа (Alberto Savoia) и Патрик Коуплэнд ( Patrick Copeland). В статье идет речь о том, что Google поощряет своих работников, работающих над проектами, не входящими в их прямую сферу ответственности. У больших компаний имеется гигантский потенциал в области инноваций и соразмерные ресурсы, но количество инноваций, находящих свой путь в проекты, несоизмеримо мало по сравнению с этим потенциалом. Чтобы максимизировать инновации и избежать известных проблем, связанных с размерами компании, Google совмещает проверенную временем инновацию «сверху вниз» с собственной предпринимательской инновацией сотрудников.

Каждому сотруднику предлагается открыть свой собственный стартап, и если он становится успешным, то сотрудник имеет возможность получить как денежную, так и почетную награду. Причем первая может достигать миллионов долларов. Этому помогает «правило 20 процентов»: каждый сотрудник может 20% своего рабочего времени (день в неделю) тратить не на рабочие обязанности, а на свой проект. При этом он имеет доступ ко всей системе Google, коду и т. п. Кто-то пользуются этим правом больше, кто-то меньше. Можно, например, накопить свободные дни и потратить целую неделю на свой проект.

Некоторые сотрудники начинают свои стартапы и нанимают людей из своих же отделов, а если проекты оказываются успешными, они могут стать официальными проектами Google – можно считать, что стартап получил финансирование большой компании. Примерно половина текущих проектов Google являются «двадцатипроцентными», в том числе News и Gmail. Такая политика требует больших затрат и инвестиций; например, суммарная стоимость годовой оплаты 20% времени, когда сотрудники на самом деле не занимаются своими обязанностями, равняется сотням миллионов долларов. Но эта модель работает, и без нее сложно вообще представить Google.

Вне тематической подборки опубликованы две большие статьи. Авторами статьи «Закрытие бреши мобильного компьютинга: платформы и системы поддержки времени исполнения» (Arching over the Mobile Computing Chasm: Platforms and Runtimes) являются Сасу Таркома (Sasu Tarkomaи) и Эмиль Лагерспец (Eemil Lagerspetz).

Чтобы мобильные устройства могли удовлетворять возрастающим потребностям пользователей, они должны оснащаться надежным программным обеспечением. Для разработки программного обеспечения в этой операционной среде требуется много вспомогательных служб, которые главным образом обеспечиваются на уровне промежуточного программного обеспечения. Этот уровень позволяет разработчикам приложений сократить трудозатраты за счет использования стандартизованных или хорошо документированных интерфейсов.

При разработке мобильных приложений и сервисов трудозатраты традиционно велики, поскольку программам приходится функционировать в более сложной среде, чем типичная фиксированная сеть, — беспроводная и мобильная среда менее стабильна, обладает высокой задержкой, ограниченной пропускной способностью и должна поддерживать много типов оконечных устройств. Поэтому трудно добиться применимости любой отдельной реализации программного средства на всех разновидностях мобильных устройств, имеющихся на рынке.

Чтобы сократить трудозатраты по разработке мобильных приложений, справиться с проблемами беспроводных сетей и обеспечить мобильность устройств, производители этих устройств стремятся создать связующее ПО, облегчающее разработку и позволяющее обеспечить качество приложений, которое удовлетворяет потребностям пользователей.

Последнюю большую статью апрельского номера – «Комоделирование: от требований к интегрированной модели программного обеспечения и аппаратуры» (Comodeling: From Requirements to an Integrated Software/Hardware Model) – представили Тоби Майерс (Toby Myers), Джефф Дроми (Geoff Dromey) и Питер Фрицсон (Peter Fritzson).

В функциональных требованиях к интегрированной программно-аппаратной системе часто не отражаются сложные взаимозависимости программных и аппаратных компонентов. Комоделирование – это стратегия разработки, направленная на решение этой проблемы. Прежде всего, разработчики формализуют и интегрируют исходные требования на естественном языке для получения исполняемой спецификации (рис. 1). Затем они используют эту спецификацию совместно с моделью аппаратуры и внешней среды для разработки интегрированной исполняемой модели программных и аппаратных средств. В заключение эта модель применяется для выявления отсутствующей информации, требуемой для успешной реализации системы.

 

Рис. 1. Структура совместной разработки. При совместной разработке функциональные требования отображаются в программно-аппаратную платформу

 

Рис. 2. Организация комоделирования. При комоделировании функциональные требования отображаются в виртуальную среду, включающую аппаратные и программные компоненты, исполняемые на аппаратной платформе

 

Как видно из рис. 2, при комоделировании на более ранней стадии разработки и на более абстрактном уровне применяются установившиеся принципы, что позволяет раньше и с меньшими затратами выявить и устранить проблемы интеграции программного обеспечения и аппаратуры. При комоделировании применяется технология выработки требований, обеспечивающая раннее выявление дефектов в требованиях и построение системы, основанной на требованиях, а не просто удовлетворяющей этим требованиям. Кроме того, этот подход облегчает верификацию и валидацию разрабатываемых программно-аппаратных систем.

Комоделирование преследует две основные цели. Первая состоит в раскрытии на уровне формального представления требований дополнительной информации об интеграции программных и аппаратных средств, позволяющей решать проблемы несогласованности, неполноты и неточности. В результате в требованиях выражаются ограничения на интеграцию программных и аппаратных компонентов. Вторая цель – исследование взаимодействий различных комбинаций программных и аппаратных компонентов со средой системы. Для этого используется гибридная симуляция, позволяющая выявить влияние различных видов разделения программных и аппаратных средств на временные характеристики, производительность и сложность индивидуальных компонентов, а также на поведение интегрированной системы в целом. Кроме того, это способствует обнаружению комбинации программных и аппаратных компонентов, обеспечивающей наиболее важные характеристики создаваемой системы.

Мобильное будущее уже началось

Теме мобильных вычислений (Mobile Computing) майского номера журнала Computer посвящены четыре из шести больших статей номера. Приглашенный редактор тематической подборки – Билл Шилит (Bill N. Schilit), выступивший с вводной заметкой «Мобильные вычисления: глядя в будущее» (Mobile Computing: Looking to the Future).

Прошло почти 20 лет с тех пор, как технологический провидец Марк Вайзер (Mark Weiser) предсказал распространение компьютеров размером в дюйм, фут и ярд ( The Computer for the 21st Century, Scientific American, Sept. 1991). В значительной степени его предсказания уже осуществились — смартфоны (дюйм), планшеты (фут) и подключенные к Интернету телевизоры (ярд) резко меняют облик Сети. Количество интернет-устройств растет гораздо быстрее, чем интернет десктопов, и многие эксперты предсказывают, что в ближайшие годы число пользователей, выходящих в Интернет с мобильных и встроенных устройств, станет больше числа тех, кто использует для этого настольные компьютеры.

«Умные» устройства так распространились, в том числе и потому, что мегагерцы, мегабиты в секунду и мегабайты стали такими же коммунальными благами, как вода, газ и электричество. Эти технологии можно назвать «мегаблагами», поскольку, как и в случае с бытовыми благами, экономия от масштабности распространения и широкая доступность «умных» устройств также дает пользователям ряд преимуществ. Например, благодаря высокоскоростным интегральным схемам стало экономически целесообразным превращение обычных приборов, включая телефоны, фотоаппараты и телевизоры, в «умные» устройства, а благодаря быстрым сетям – передача на эти устройства медиа высокого качества. Рост возможностей хранения позволяет компьютерам обрабатывать не удобные для компьютеров ASCII-данные, а удобные для людей аудиовизуальные данные. Именно «мегаблага» были в последние десять лет важнейшей движущей силой технологического прогресса.

Первая регулярная статья тематической подборки «Слухи о смерти Web сильно преувеличены» (Reports of the Web’s Death Are Greatly Exaggerated) написанаТомми Микконеном (Tommi Mikkonen) и Антеро Тайвалсаари (Antero Taivalsaari). В статье, опубликованной в 2010 году в журнале Wired, Крис Андерсон и Михаэль Вольф заявили, что Всемирная паутина мертва. Их утверждение основывалось на двух аргументах. Первый состоял в том, что интернет-трафик, образуемый скачиванием веб-страниц, с годами намного упал по сравнению с трафиком, образуемым скачиванием видео и музыки. Второй аргумент — пользователи скоро перестанут листать веб-страницы с помощью традиционного браузера, поскольку для большинства сервисов (например, e-mail, Facebook, Twitter и Skype) они предпочитают использовать специализированные приложения. Андерсон и Вольф высказали мнение, что тенденция к использованию таких приложений будет еще более явной на мобильных устройствах, где, по их представлению, браузеры уже проиграли специализированным приложениям.

Несостоятельность первого аргумента Андерсона и Вольфа широко обсуждалась — наблюдение, что текстовый трафик мал по сравнению с другими видами трафика, хотя и верно в буквальном смысле, но очень обманчиво, так как в то же время использование веб-страниц и браузеров росло почти экспоненциально. Кроме того, браузеры используются для запуска почти всего «тяжелого» трафика в Интернете, то есть вполне можно сказать, что скачивание видео и музыки – это «подтипы» веб-трафика в целом.

Второй аргумент вызвал мало обсуждений, хотя и есть соблазн думать, что популярность приложений для мобильных устройств как-то подтверждает неудачу открытого Web в области мобильных устройств, но, возможно, рост специализированных приложений – временный. По мнению авторов данной статьи, на самом деле открытые приложения в Web со временем станут использоваться чаще специализированных и на мобильных устройствах.

Статью «Технология eco-feedback в действии: мотивация осведомленности об энергопотреблении» (Eco-Feedback on the Go: Motivating Energy Awareness) представили Анна Спаньоли (Anna Spagnolli), Никола Корради (Nicola Corradi), Лучано Гамберини (Luciano Gamberini), Ева Хогган (Eve Hoggan), Джулио Якуччи (Giulio Jacucci), Сесилия Кацеф (Cecilia Katzeff), Лове Бромс (Loove Broms) и Ли Йонссон (Li Jönsson).

В течение нескольких лет вопрос экономии электроэнергии находится в центре внимания разработчиков приложений человеко-машинного взаимодействия (human-computer interaction, HCI), и интерфейсы, обеспечивающие информирование пользователей о текущем энергопотреблении, поддерживаются в разнообразных мобильных устройствах. Доступны коммерческие типовые продукты, поддерживающие осведомленность об энергопотреблении, а также средства мониторинга пороговых показателей потребления электричества. И коммерческие продукты, и исследовательские прототипы направлены на то, чтобы стали не нужны традиционные ежемесячные счета за потребление электроэнергии. Они обеспечивают удобную обратную связь с пользователем на основе мобильных телефонов или карманных компьютеров.

Эти технологии с экологической обратной связью обеспечивают различные возможности переосмысления энергопотребления. Обратная связь, ориентированная на некоторое устройство или пользователей, может включать информацию о текущем или прошлом энергопотреблении, различные подсказки и советы. Среда обратной связи включает дисплеи десктопов, мобильные устройства, а также внешние интерфейсы, находящиеся на периферии внимания пользователей. Такой внешний интерфейс может поддерживаться, например, на двери холодильника, меняющей цвет для передачи информации о температуре внутри.

Несмотря на то что обратную связь обеспечивают многие интерфейсы, наблюдается недостаток внимания к результатам из области экологической психологии (environmental psychology), в соответствии с которыми следует избегать измерений, выраженных в денежных единицах, и ориентации обратной связи на какую-либо конкретную цель типа «ежегодного сокращения энергопотребления на 5%». Для обеспечения принципов разработки интерфейсов обратной связи, основанных на этих идеях, авторы создали приложение EnergyLife для мобильных устройств, которое предоставляет информацию о пороговом потреблении электричества бытовыми, нагревательными, осветительными и другими устройствами, обладающими пороговыми значениями энергопотребления. Сейчас же подобные интерфейсы обеспечиваются для каждого устройства по отдельности.

Цели работы состояли в обеспечении действенной обратной связи без перегрузки пользователей информацией, а также в содействии экономии потребления электричества. Для достижения второй цели в EnergyLife поддерживается игровая среда, обеспечивающая пользователям новые возможности после достижения ими некоторых поставленных целей. Домовладельцам, использовавшим EnergyLife, за месяц удалось добиться сокращения энергопотребления на 5%.

Авторами статьи «Просмотр 'Интернета вещей' с использованием интеллектуальных экранов» (Browsing the Internet of Things with Sentient Visors) являются Антонио Гарсия-Масиас (J. Antonio Garcia-Macias), Хорхе Альварес-Лозано (Jorge Alvarez-Lozano), Пауль Эстрада-Мартинес (Paul Estrada-Martinez) и Эдгардо Авилес-Лопес (Edgardo Aviles-Lopez).

Информационно-поисковые системы Internet

Пользователям Интернета хорошо известны названия таких сервисов и информационных служб, как Lycos, Yahoo, InfoSeek и др., без услуг которых практически нельзя найти что-либо полезное в Сети. Что собой представляют эти сервисы изнутри?

Еще до изобретения WWW существовали компьютерные системы, позволявшие пользователям ориентироваться в информационном пространстве Интернета. Так, Archie открывала доступ к репозиториям данных через FTP, а Gopher – просмотр тем через меню. Но Паутина предоставила новые возможности, которых не было у предшественников — единообразное именование и доступ по URL, и позволила просматривать информацию на основе согласованных парадигмы (гипермедиа) и интерфейса (браузер).

Web 2.0 идет дальше, предоставляя средства для создания пользовательского контента и социальных сетей, а не так давно в Семантической паутине началась реализация предвидения Тима Бернерса-Ли о появлении читабельных для машин метаданных, что позволит агентам и другим программам получать доступ к Паутине более интеллектуальным образом.

Четвертая стадия эволюции Паутины вырисовывается в наше время, когда к Интернету подключаются самые разные устройства: сенсоры, бытовые приборы, осветительные приспособления, приводы и т. д. В этом «Интернете вещей» разработчики улучшают обычные приборы с помощью технологий (например, встроенных микроконтроллеров и радиопередатчиков), чтобы предоставить им вычислительные и коммуникационные возможности, тем самым создавая «умные» объекты.

 

 

Рисунок 3. При разработке интеллектуальных экранов следует учитывать наличие шести измерений проектного решения

 

Авторы полагают, что можно расширить текущую парадигму универсального просмотра информации в Интернете вещей. Как бы то ни было, любой пользователь должен учитывать важные различия между Интернетом и Интернетом вещей, который состоит скорее из комбинации виртуальных и физических объектов, чем из документов. Эти различия приводят авторов статьи к некоторому пространству проектных решений соответствующих браузеров, называемых «интеллектуальными экранами» (см. рисунок), и разработке прототипа соответствующей системы.

Последнюю статью тематической подборки под названием «Преобразование смартфонов в автомобильные платформы приложений» (Morphing Smartphones into Automotive Application Platforms) написали Раджа Бозе (Raja Bose), Йорг Бракензиек (Jorg Brakensiek), Кейн Янг Парк (Keun-Young Park) и Джонатан Лестер (Jonathan Lester).

Появление доступных всем хранилищ приложений (application store) вкупе с совершенствованием возможностей ПО и аппаратуры превращает смартфоны в электронное подобие швейцарского армейского ножа, обеспечивая разнообразные сервисы, от поддержки навигации до развлечений, и предоставляя мобильные приложения для доступа к контенту в любое время и в любом месте. Однако автомобилисты пока не наблюдают значительных изменений в доступности контента из-за необходимости соблюдения безопасности. Многие из них страдают опасной привычкой использовать мобильные устройства во время управления автомобилем, из-за чего принимаются все новые законы, запрещающие водителям отвлекаться. Но по мере дальнейшей индустриализации общества все больше времени люди проводят за рулем, но, даже если владельцы автомобилей решаются установить дорогостоящие информационно-развлекательные системы, обычно они ограничены небольшим набором приложений, обеспечиваемым производителем автомобиля. Это связано с замкнутой и специализированной природой существующих платформ.

Компания Nokia совместно с Consumer Electronics разработала технологию Terminal Mode, позволяющую преобразовывать смартфоны из платформ мобильных приложений в автомобильные платформы приложений. Эта технология открывает новые возможности для разработки и внедрения мобильных приложений, ориентированных на их безопасное использование внутри автомобилей.

Вне тематической подборки опубликованы две большие статьи. Статью «На пути к Web равных возможностей: приложения, стандарты и инструменты, повышающие уровень доступности» (Toward an Equal Opportunity Web: Applications, Standards, and Tools that Increase Accessibility) написали Лурдес Морено (Lourdes Moreno), Палома Мартинец (Paloma Martínez), Анна Иглезиас (Ana Iglesias) и Белен Руиз-Мезква (Belén Ruiz-Mezcua).

Богатые функционально интернет-приложения (Rich Internet Application, RIA) и поддерживающие их технологии, такие как JavaScript и Flash, встраивают в агенты пользователей или в браузеры на стороне клиента, что позволяет повысить динамичность Web-контента и сделать сайты более привлекательными и интерактивными. На основе асинхронных клиент-серверных коммуникаций RIA могут обеспечить интерактивность, близкую к той, которой обладают десктопные приложения. Однако от этого выигрывают не все пользователи. Например, инвалидам приходится получать доступ к Web с помощью вспомогательных технологий, таких как скринридер, читающий вслух содержимое экрана дисплея. Поскольку RIA-технологии относятся в методам программирования на стороне клиентов, все программные компоненты требуется загрузить до начала взаимодействия. Поэтому, например, скринридер не может прочитать обновленный вариант экрана, что снижает уровень доступности контента.

К счастью, с использованием Semantic Web разработчики интерфейсов могут обеспечить их адаптацию к конкретным потребностям пользователей, позволяя агентам пользователей и браузерам понимать семантическую разметку. В сайтах, разработанных в соответствии с руководством по обеспечению доступности Web-контента ( Web Content Accessibility Guidelines, WCAG ), реализована семантика разметки, которая может интерпретироваться вспомогательными технологиями и успешно транслироваться пользователям. В дополнение к методам, уже обеспечивающим динамические контекстные подсказки, разработчики могут использовать API, предоставляющие вспомогательным технологиям доступ к динамическому контенту. Еще более важно то, что интерактивные технологии открывают дополнительные возможности для обучения пользователей-инвалидов. Например, для людей со слабыми способностями к обучению предусмотрено мультимодальное взаимодействие, поскольку они могут приспособить интерфейс к своим потребностям, что позволит им выбрать наиболее подходящий Web-контент.

Однако не так уж легко достичь цели обеспечения равных возможностей. Для полностью статической Web-страницы достаточно линейного представления, но в интерактивной технологии возможны обновления контента, препятствующие линейному подходу. Пользователи должны знать о возможности обновления и иметь средства доступа к новому контенту без нарушения выполнения текущей задачи. Для этого вспомогательные технологии должны достаточно хорошо понимать семантику, и здесь требуется разработка новых инструментальных средств, а также средств тестирования, упрощающих и ускоряющих разработку приложений Web 2.0.

Последняя крупная статья майского номера называется «Разработка неоднородных роботехнических систем: подход на основе программной архитектуры» (Engineering Heterogeneous Robotics Systems: A Software-Architecture-Based Approach). Ее авторами являются Невад Медвикович (Nenad Medvidovic), Хуссейн Таджали (Hossein Tajalli), Джошуа Нарсиа (Joshua Garcia), Иво Крка (Ivo Krka), Юрий Брюн (Yuriy Brun) и Джордж Эдвардс (George Edwards).

Робототехнические системы сильнее многих других нуждаются в решениях программной инженерии: высокий уровень неоднородности подсистем; строгие эксплуатационные требования, диктуемые потребностью во взаимодействии с реальным миром в реальном времени; сложность системы, справиться с которой не может одиночный разработчик - все это вынуждает разработчиков все чаще применять методы программной инженерии, однако распространенной практикой является разработка с нуля для каждой новой системы аппаратов принятия решений и управления. После этого обнаруживается, что это программное обеспечение неотделимо от остальной части системы, и с нуля разрабатывается вся система в целом.

Эту проблему только частично облегчает использование библиотек робототехнического программного обеспечения, таких как Player and CLARAty. Хотя эти библиотеки включают связующее ПО, ориентированное на робототехнику, поддерживающее инфраструктуру систем и помогающее реализовать, например, распределенные коммуникации и мобильность кода, существующие решения не способствуют поддержке на всем цикле разработки структуры системы, сформированной на стадии ее проектирования. Кроме того, использование этих библиотек приводит к созданию приложений, которые невозможно портировать на робототехнические платформы, еще не поддерживающие данную библиотеку. Разработчикам приходится самим придумывать решения (например, для динамической загрузки компонентов), не поддерживаемые в используемой ими библиотеке.

Подходы, основанные на применении методов программной инженерии для создания робототехнических систем, обеспечивают повторное использование проектных решений и реализацию инфраструктурных программных средств. Однако в этих подходах часто игнорируются важные проблемы программной инженерии, например, на стадии начального проектирования не исследуется пространство проектных решений, отсутствует анализ моделей системы и т.д. Подход, предлагаемый авторами статьи, позволяет преодолеть эти недостатки — его основой является архитектура программного обеспечения, то есть набор основных проектных решений, встраиваемых в компоненты системы (операционные сущности, производящие вычисления), коннекторы (сущности, поддерживающие взаимодействие и координацию компонентов) и конфигураторы (собирающих компоненты и коннекторы в соответствии с целевой топологией системы).

Напомню, что сейчас можно оформить подписку на второе полугодие 2011 года на членство и периодические издания IEEE Computer Society. С уважением, Сергей Кузнецов, kuzloc@ispras.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF