Творческая интеллигенция постоянно ищет виновных и пути разруливания ситуации. Жаркая дискуссия, разгоревшаяся вокруг статьи Михаила Головко «Асоциальный бизнес: о чем молчит ИТ-образование» (Открытые системы, 2004, № 7), лишнее тому подтверждение. Одно время подобные поиски протекали на кухнях, сейчас же можно высказываться в форумах и пока еще на страницах журналов.

Вполне естественно, что дискутирующие сошлись в понимании того, что асоциальность и аморальность российского ИТ-бизнеса определяется общим положением дел в стране. Аналогичным образом они проявляются у бизнеса в целом, в социальной сфере, армии, образовании, культуре и т.п. Существуют разнообразные факторы, обуславливаемые поведением различных взаимодействующих субъектов, каждый из которых обладает противоречивыми качествами и стремится к достижению собственных целей. Это было всегда и существует везде. Что это за субъекты? Да это мы сами в разных ролях: объединенные в группы, выступающие в качестве представителей государства, преследующие свои личные интересы.

Руководствуясь выработанными принципами, жизненными критериями и в соответствии с внутренней природой, субъекты вступают в конкурирующие взаимоотношения, и вполне естественно, что каждый стремиться обойти другого. Для противодействия более сильным соперникам происходят объединения в группы, внутри которых возникают партнерские отношения.

ИТ-бизнес, ИТ-образование, ИТ-отрасль — это множество сложных отношений, возникающих между субъектами, причем аналогичные отношения существуют и в других областях, что в целом лишь подчеркивает общность проблем, поднятых в статье Головко. Упомянутая в дискуссии медицина тоже может считаться асоциальной, если вспомнить скандалы вокруг хищения органов еще живых людей, заражения СПИДом по халатности и злому умыслу и т.д. Однако, в целом эти отношения, на мой взгляд, не являются автономными образованиями, чтобы судить их как отдельные сущности — это лишь срез тех пороков, которые имеются у рассматриваемых субъектов. И лишь исправление этих пороков позволит сделать крен к социальности.

Глядя на предложенную схему, можно отметить, что каждый из участников дискуссии, разгоревшейся вокруг статьи, в чем-то прав, так как смотрит на проблему со своей колокольни. Только одни говорят об общих положениях, другие затрагивают частности. Деньги стригут все, кто может. Искусственное старение товара наблюдается во всех отраслях (дешевый серый ширпотреб — один из типичных примеров), а его дешевизна «компенсируется» ранним выходом из строя. Умы выкачиваются отовсюду. Подобная миграция существует и между развитыми странами. Правда, там об этом говорится в меньшей степени, так как произошла мировая интеграция науки и экономики.

Следовательно, исправление ситуации возможно только в том случае, если начнут улучшаться отношения, существующие в государстве. Для этого недостаточно лишь верховной воли, законотворчества и работы на местах — свою роль должно сыграть повышение социальной активности личностей. Вполне естественно, что для становления ИТ-специалистов их нужно учить не только техническим навыкам. Однако одних руководящих принципов вряд ли хватит для изменения ситуации. Необходимо формировать новые навыки во взаимоотношения личности с бизнесом и государством, которые бы позволили цивилизованно отстаивать свои права, объединяться в мощные правовые коллективы, обеспечивающие влияние как на бизнес, так и на различные ветви власти, распознавать лживость власти и менять ее отношение к бизнесу и образованию.

Находясь между государством и личностью, бизнес, как флюгер, должен учитывать интересы обеих сторон. Если государство дует строго в конкретном направлении, но справедливо, то бизнесу трудно обойти эти правила. Если в государстве существуют лазейки для мздоимства, то ради достижения прибыли, почему бы ими и не воспользоваться?

То же касается и отношений с личностью, социальная незащищенность которой, усиливаемая равнодушием власти, зачастую ведет к формированию рабовладельческих отношений. Но эти же отношения могут бумерангом ударить по бизнесу, поэтому и возникают чаще всего там, где отсутствует долговременная перспектива.

Акцентировав свое внимание на бизнесе, участники дискуссии обошли вниманием основной вопрос статьи: куда смотрят вузы (почти единственные, по мнению автора, источники полноценной образовательной информации)? По всей видимости, развитие образования представляет сейчас меньший интерес — даже в самой статье, несмотря на многообещающее название, молчание ИТ-образования затронуто весьма фрагментарно. Больше места отводится асоциальному бизнесу, для которого кто-то должен готовить «стабильные команды профессионалов, а не толпы ремесленников».

Между тем существующая отечественная система высшего образования весьма многогранна и во многом соответствует общепринятым мировым стандартам. Имеются различные специальности, их программы наполнены гуманитарными циклами, а в технических дисциплинах обычно предусмотрены исторические экскурсы. Однако экономия на образовании в последние годы оборачивалась сокращением объема аудиторной нагрузки, прекращением поставок оборудования. Предстоящая реформа направлена на организацию государственной поддержки только избранных вузов, что мало способствует поддержанию высокого уровня только за счет их внутренних ресурсов, поэтому поддержка бизнесом дальнейшего развития образования становится сейчас все более актуальной.

В связи с этим возникает встречный вопрос: а какую роль в организации образования сегодня играет бизнес? Да практически никакой. Если в развитых государствах между ними существует тесная интеграция, то в России имеются только единичные примеры подобных связей. В большинстве своем компании осуществляют отбор среди выпускников, не вкладывая в их становление ни рубля. Это вполне естественно: если есть халява, подготовленная за государственный счет, то почему бы не воспользоваться? Тогда чего следует ожидать от вузов кроме молчания? Следует также отметить, что зачастую обучение за счет компании — будущего работодателя — является неоправданным, имеется множество примеров того, как, повысив свой образовательный уровень, подобный специалист уходил туда, где больше платят, причем независимо от того, прошел он подобное обучение в вузе за счет государства или за средства компании.

Противоречия, существующие сегодня между отечественным бизнесом и образованием, во многом обусловлены их оторванностью друг от друга. И пока в систему не войдет формирование взаимовыгодных отношений ситуация вряд ли изменится в лучшую сторону.

Александр Легалов (lai@fivt.krasn.ru) — профессор кафедры нейроЭВМ Красноярского государственного технического университета (Красноярск)

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями