На прошедшей в Санкт-Петербурге конференции «Российский день IPv6 — 20 лет MSK-IX» спор о том, нужен ли вообще IPv6, так и не дал окончательного ответа.

Конечно, никто не отрицал необходимости принятого в 2011 году нового протокола с длиной адреса в 128 разрядов вместо 32; такое удлинение позволило сделать пул IP-адресов фактически неограниченным. Речь шла о том, что в России потребность в массовом переходе на него в данный момент и обозримом будущем отсутствует. От лица скептиков на конференции выступил Кирилл Малеванов, руководитель сетевого департамента компании «Селектел», которая управляет сетью ЦОД.

По его словам, IPv6 по-настоящему нужен только дата-центрам под растущее число серверов. Да и то в основном потому, что за ними стоят вендоры, заинтересованные продавать оборудование, которое поддерживает новый протокол. Операторы широкополосного доступа подключаются к IPv6 для решения проблемы NAT (Network Address Translation). Однако, если наращивать мощность серверов NAT, можно обойтись и без перехода на новый протокол.

Рядовым пользователям за редким исключением (например, профессиональным компьютерным игрокам) публичный IP-адрес вовсе не нужен. Большинство интересует только один вопрос — есть ли доступ в Интернет или его нет. Не нужен публичный адрес пылесосу и прочим бытовым приборам, управление которыми предполагается осуществлять через Глобальную сеть.

При упомянутых столь специфических выгодах внедрение IPv6, по мнению докладчика, еще и на порядок сложнее, чем IPv4. Кроме того, адреса 4-й версии освобождаются, и их можно купить. «Активные продажи не начались, поскольку продавцы и покупатели еще не пришли к согласию по цене. Однако со временем их позиции сблизятся, а имеющихся в запасниках адресов IPv4 хватит на два-три года», — утверждает Малеванов.

Тезис о сложности внедрения постарался опровергнуть Михаил Майоров, директор компании «Мегалинк», интернет-провайдера из Таганрога. «Достичь наивысшего, красного уровня LIR можно за один день с нулевыми затратами, поскольку с этим справятся штатные сотрудники. У нас над переходом к IPv6 работали два человека, но оказалось, что справился бы и один», — рассказал Майоров.

LIR (Local Internet registry) — локальный интернет-регистратор, занимающийся распределением адресного пространства пользователям сетей.

В то же время глава «Мегалинка» не смог назвать значительных выгод, полученных от внедрения нового протокола. По его словам, где-то заметно увеличилась скорость. Кроме того, современные операционные системы хорошо работают под IPv6.

Олег Табаровский, генеральный директор компании «РТЛС исследования и разработки», ожидает востребованности IPv6 в связи с развитием Интернета вещей, ради которого и появился новый протокол. Однако об этом пока больше говорят, чем внедряют. «Как любая новая технология, Интернет вещей проходит определенные этапы. В 2014 году он был на пике по тому вниманию, которое ему уделялось. На следующем этапе технология либо умирает (кривая интереса резко идет вниз), либо выходит на плато эффективности. Чтобы на это плато выйти, нужно разработать стандарты. Этим сейчас занимаются несколько ассоциаций, которые определяют то, как будут выглядеть в Сети различные объекты», — сказал Табаровский.

Внедрение IPv6, несмотря на некоторый скепсис, в России все же идет. В Москве и Петербурге переход на новый протокол осуществляется примерно так же, как в западноевропейских городах. Однако в регионах очень мало LIR, получивших блоки IPv6-адресов и адаптирующих свою инфраструктуру для работы с ними. Если посмотреть на карту, которую продемонстрировал представитель RIPE NCC Максим Буртиков, то красные точки для обозначения имеющихся LIR распределены по территории Западной и Северной Европы более или менее равномерно. В России же они сосредоточены в двух столицах, а также отчасти в других крупных городах. В небольших городах LIR, получивших блоки IPv6-адресов, почти нет.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями