Дмитрий Рогозин
Под руководством Дмитрия Рогозина отечественная микроэлектроника станет более «специальной»

В конце апреля Министерство промышленности и торговли представило стратегию развития радиоэлектронной промышленности России до 2030 года. Ее обсуждение стало центральной темой конференции «Формирование российской индустрии микроэлектроники», проводившейся в рамках Semicon Russia 2014 в середине мая в московском «Технополисе».

Стратегия включает в себя меры по поддержке экспорта, финансовые инструменты (субсидирование ставок, государственные гарантии), создание профильных научно-технологических центров по микроэлектронике, телекоммуникациям, радиолокации и т. д. Со временем, как предполагается, доля государства в инвестировании исследовательских и опытно-конструкторских работ с 50% сократится до 15%. А государственные средства будут направлены в первую очередь на базовые технологии, важные для развития указанных сегментов, но слишком капиталоемкие или рискованные для отдельных предприятий. Еще одна сфера применения сил государства — подготовка кадрового резерва.

В программу заложены четыре сценария развития отечественной электроники. Даже в пессимистичном прогнозируется рост объема производства от 238 млрд руб. в 2011 году до 780 млрд в 2030-м. В консервативном сценарии объем отрасли составит 1112 млрд, в базовом — 1581 млрд и в «инновационном» — 3128 млрд. Попутно вырастут выручка на человека в год (в 11 раз), доля на внутреннем рынке в приоритетных сегментах (с 28% до 43%) и доля на мировом рынке — с 0,6% до 1,1%.

Представляя стратегию, Алена Фомина, генеральный директор «ЦНИИ «Электроника», особо отметила вовлеченность в ее создание высшего руководства страны, например — вице-премьера Дмитрия Рогозина. Интерес последнего, являющегося также председателем ряда структур с «военным» уклоном (Военно-промышленная комиссия, Морская коллегия, Государственная пограничная комиссия, Комиссия по экспортному контролю), может быть вызван тем, что «приоритетными сегментами» были названы профессиональная и специальная, то есть, по большому счету, «оборонная» электроника, составляющие у нас более половины всего рынка.

Причем в области специальной электроники должно быть налажено производство ключевого оборудования, а не только жизненно важных материалов, недоступных в критических ситуациях. В сфере же потребительской электроники, как полагают создатели программы, справятся и российские предприятия зарубежных вендоров. Для того чтобы сражаться на этом рынке, нам недостает дешевой рабочей силы, да и вход на него значительно «дороже» — особенно если пробиваться на мировой.

Впрочем, принятая модель развития электроники все равно была названа «комплексной», хотя и «с фокусом на профессиональных сегментах».

О санкциях, грозящих российской экономике в связи с украинскими событиями, на конференции упоминалось, но в целом эта тема не слишком педалировалась. Во-первых, оборонную электронику государство будет поддерживать при любых санкциях, и, более того, именно санкции покажут, насколько важно самообеспечение ключевых отраслей.

Во-вторых, есть факторы, более прямо влияющие на объем отечественного рынка электроники (да и не только его). На графике, представленном Алексеем Волостновым, директором Frost&Sullivan по развитию бизнеса в России, было отчетливо видно, что динамика российского рынка электроники с 2002 по 2012 год точно повторяла динамику цен на нефть. Так что среднегодовые темпы роста в 15% на этом промежутке времени — отнюдь не достижение одних «электронщиков».

Объяснить такую зависимости может то, что продукция военного и спецназначения, по оценке аналитиков Frost&Sullivan, составляет более чем 40% от объема всего российского рынка электронных компонент, оцененного в 2012 году в 2,5 млрд долл. (при этом лишь 27% микроэлектронных компонентов — отечественные). Живет этот сегмент на государственные деньги, которые в немалой степени берутся из «трубы».

У Frost&Sullivan тоже четыре сценария развития российской электроники, правда — до 2025 года, так что с «государственным» прогнозом напрямую их изыскания не сравнить. Результирующий российский рынок микроэлектроники составит, по их оценкам, от 3,6 млрд долл. (базовый сценарий), до 7,2 млрд долл. («агрессивный» сценарий). Для сравнения, мировой рынок электроники, в 2013 году составлявший 318 млрд долл., к 2025-му, по оценке Frost&Sullivan, достигнет 1 трлн.

«Агрессивный" сценарий характеризуется аналитиками Frost&Sullivan как « полномасштабное развитие отрасли по всем направлениям», однако все равно он увязывается преимущественно с прогрессом в специальных секторах. Аналитики предсказывают в рамках этого сценария рост микроэлектроники в 2012—2017 годах на 9,2% в год, в 2017—2025 годах — на 8,4%. При этом оборонная и аэрокосмическая отрасли до 2025 года будут прибавлять по 12% в год, производство оборудования связи — 7,5%, промышленная электроника — 5,5%.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями