Как правило, они связаны с эффектом масштабирования — меняется портрет среднестатистического пользователя. И, с некоторой долей условности, можно считать возникновение такого рода трудностей свидетельством признания технологии жизнеспособной — раз уж она пошла в массы, то ее внедрение не является простой данью моде.

На конференции Enterprise Mobility Conference 2014, которую 2 апреля провело агентство IDC, проблемы, возникающие при движении мобильности «вниз», периодически упоминались, хотя основное место в докладах, конечно, отводилось победной поступи концепции BYOD и ее разновидностям — CYOD (Choose Your Own Device, организация предоставляет сотрудникам устройства с уже оформленным договором на услуги связи) и COPE (Corporate-Owned, Personally Enabled, сотрудник получает от организации мобильное устройство и сам занимается его настройкой и обслуживанием, в том числе и при использовании в личных целях).

Как отметила Елена Семеновская, директор по исследованиям IDC Russia, в EMEA в 2013 году, например, почти 70% устройств, используемых в корпоративной среде, были личными. Опрошенные агентством сотрудники центрально- и западноевропейских компаний по-прежнему выражали удовлетворенность тем, что планшеты и смартфоны повысили гибкость их расписания, продуктивность работы и возможности по сотрудничеству.

Однако 65% из пяти с небольшим сотен опрошенных европейских компаний не только не имели в 2013 году мобильной стратегии, но и не планировали ей обзаводиться. Треть компаний такую стратегию имели, в 2012 году таковых было 25%, рост не слишком значительный по сравнению с темпами роста количества используемых смартфонов и планшетов.

Как показали данные опросов, ИТ-директоров, занятых внедрением корпоративной мобильности, беспокоили как технические проблемы (с интеграцией мобильных устройств в имеющуюся инфраструктуру и обеспечением безопасности работы), так и связанные с человеческим фактором — затраты на связь, общая стоимость владения и соблюдение законодательства.

По мере того как мобильными средствами оснащаются все более широкие массы сотрудников и меняется «портрет» среднего пользователя, меняются и сопутствующие задачи. Планшет топ-менджера надо защитить от всех видов угроз (на конференции вспомнили по этому поводу мобильное рабочее место главы Газпрома Алексея Миллера). Работа сложная, но «штучная». Для обеспечения безопасности информации на устройствах «просто менеджеров» необходимо найти средства не только надежные, но и относительно недорогие. Для рядовых сотрудников, работающих «в поле», мобильное устройство — еще один контролер, способный, как минимум, определить их местоположение и степень вовлеченности в рабочие процессы. Требования к обеспечению безопасности при этом никто не отменял, особенно важно при этом иметь возможность удаленного блокирования утерянных или украденных планшетов и удаленного уничтожения информации на них.

Впрочем, перед компаниями, занимающимися внедрением корпоративной мобильности, скоро встанет и новая задача. Грядет Интернет вещей, и устройства, способные обмениваться информацией, также нужно будет интегрировать в сети предприятий. А их будет несоизмеримо больше, чем сотрудников, по прогнозам IDC — 212 млрд к 2020 году.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями