Это немного меньше, чем в 2011 и 2010 годах (13,8 и 11,6% соответственно), но по нынешним временам очень неплохо. Особенно с учетом того, что IDC сулит на ближайшую пятилетку ежегодный рост в среднем на 9,7%.

Это неудивительно, производители BI-решений смогли воспользоваться всеми популярными тенденциями последних лет — Большими Данными, облаками и ростом числа используемых мобильных устройств как в быту, так и на работе.

Быстрорастущий российский рынок BI оценивался в 2012 году приблизительно в 340 млн долл. Он интересен еще и тем, что на нем среди ведущих игроков, «засветившихся» в магических квадрантах Gartner, второй год присутствует и пермская компания «Прогноз».

Computerworld Россия поговорил с представителями ряда ведущих BI-вендоров и интеграторов о том, как развивается российский рынок средств бизнес-аналитики, какие новые задания ставят перед BI-решениями заказчиками, что может измениться в следующем году.

BI для всех

Новое дыхание BI

По оценке IDC, в 2012 году рынок бизнес-аналитики вырос на 8,7%, до 34,9 млрд долл., а в ближайшие пять лет продажи средств BI будут ежегодно увеличиваться в среднем на 9,7%. Бизнес-аналитика (в том числе решения для мобильных и облачных платформ, для работы с Большими Данными, а также системы, размещаемые в оперативной памяти) стала пользоваться массовым спросом; подобные инструменты все шире применяют предприятия самых разных размеров из разных отраслей. Сдерживает рост дефицит квалифицированных специалистов в данной области. На долю пятерки ведущих поставщиков приходится почти две трети рынка BI. Но поскольку этот рынок становится все более массовым, это привлекает к нему новых участников, одновременно заставляя традиционных вендоров увеличивать инвестиции в новые технологии.

Business Intelligence

Источник: IDC, 2013

Основное изменение, по словам Елены Семеновской, директора по исследованиям IDC Russia, состоит в том, что бизнес-аналитика перестала быть технологией, которую используют немногие. «Бизнес-аналитика еще не мэйнстрим, но уже очень близка к тому, чтобы им стать», — полагает она.

Сергей Шестаков, заместитель генерального директора компании «Прогноз» по развитию бизнеса, отметил, что бизнес-аналитика завоевывает не только новые вертикальные рынки, но и новые сферы применения в компаниях: «Испытав выгоды от использования аналитического ПО применительно к каким-то конкретным областям, конечные пользователи формируют спрос на решение самых разнообразных прикладных задач».

Быстрое развитие рынка приводит и к его расслоению. Андрей Пивоваров, руководитель группы перспективных технологий предпроектного консалтинга Oracle СНГ, указал на «неоднородность» отечественного рынка: «В некоторых компаниях получают только самую необходимую регуляторную отчетность, тогда как самые прогрессивные активно используют инструменты моделирования и прогнозирования и задумываются, как анализировать неструктурированный контент».

В IBM к отслеживанию перемен подходят весьма серьезно. Так, последние десять лет, по словам Максима Аннюка, менеджера по продажам решений по бизнес-аналитике IBM в России и СНГ, его компания изучала мнения и намерения руководителей высшего звена. Эти исследования показали, что клиенты, их требования и предпочтения становятся все более важным локомотивом перемен. Более 80% опрошенных директоров по маркетингу собираются в течение ближайших трех-пяти лет начать использовать аналитику для сбора клиентских идей. Соответственно инвестировать в средства бизнес-аналитики планируют в ближайшие годы 84% ИТ-директоров.

Среди «двигателей прогресса» чаще всего упоминаются Большие Данные — в том или ином аспекте. Пока соответствующие проекты не выходят за рамки «пилотов», однако, как надеется Роман Колеченков, руководитель BI-практики компании «Техносерв Консалтинг», часть из них может перерасти в большие внедрения. Среди мировых тенденций он отметил интерес к использованию средств BI по модели SaaS. Правда, полагает Колеченков, в России эта модель станет актуальна лет через пять.

Максим Андреев, директор по бизнес-приложениям компании «Крок», отметил рост интереса к «самообслуживанию». «Бизнес-пользователи все больше предпочитают самостоятельно работать с решением без посредничества ИТ-специалистов, — говорит он. «Это позволяет, с одной стороны, сократить затраты на ИТ, а с другой — предоставить пользователям широкие возможности для самостоятельной работы с данными», — добавил Георгий Нанеишвили, директор по развитию бизнеса QlikTech.

«Самообслуживание» невозможно без развитых средств отображения. «За последний год стала очень популярной тема визуализации данных, или визуальной аналитики, которая была подхвачена ведущими вендорами», — полагает Антон Заяц, директор по развитию бизнеса компании SAS Россия/СНГ.

Сегодня и завтра

Ответы на вопрос о том, какие российские отрасли наиболее преуспели во внедрении средств бизнес-аналитики, а какие только готовятся к этому, зависят и от успехов самих вендоров и интеграторов в тех или иных секторах экономики. Если суммировать сказанное, то в целом можно разделить отрасли на несколько групп. «Высшую лигу», разумеется, составляют предприятия финансового сектора (банки, страховые и инвестиционные компании), торговые сети, телеком-операторы. Их приверженность к использованию BI-решений отметили все опрошенные.

Следующую группу образуют промышленные предприятия и предприятия топливно-энергетического комплекса. Их упоминают довольно часто, но порой отмечают, что они еще только движутся в направлении всестороннего использования бизнес-аналитики. Так, Владимир Коровкин, директор департамента бизнес-систем «АстеросКонсалтинга», полагает, что российские нефтегазовики пока намного отстают от западных коллег по части внедрения концепции «интеллектуального месторождения» — компьютерного моделирования того, что можно выжать из скважины.

Также отмечались транспортные и строительные компании, масс-медиа, предприятия легкой и пищевой промышленности. В общем, как резюмировал Шестаков, «трудно найти отрасли, не проявляющие интереса к бизнес-аналитике».

Отдельно стоит госсектор. «Мы наблюдаем постоянно растущий интерес к бизнес-аналитике со стороны государственного сектора, — говорит Пивоваров. — Это связано со многими причинами. Одна из основных — стремление государства к эффективности работы собственных подразделений и расходования государственных средств». Однако, как считает Заяц, «работать с этим сектором непросто — как по причине неструктурированности задач, так и из-за специфики отношения к данным, к результатам, зачастую невысокой технической квалификации пользователей».

Есть и другая сторона «аналитического» (по аналогии с «цифровым») неравенства. Как отметила Алена Дробышевская, ведущий специалист Microsoft в России по платформенным решениям для финансовой индустрии, «степень погружения пользователей в аналитику различается и внутри самих компаний. Например, один департамент регулярно работает в зоне оценки рисков и влияет на принятие решений руководителями высшего звена, другой — раз в квартал оценивает корректировки в финансовой системе и их влияние на итоговые показатели маржинальности. Требования к скорости и форме предоставления отчетности у таких сотрудников будут разниться».

Еще один потенциальный рынок — малые и средние предприятия. «Малым предприятиям также не всегда хватает привычного Excel, поэтому довольно часто и в секторе SMB внедряют средства бизнес-аналитики: как решения с открытым кодом, так и бюджетные варианты коробочных продуктов крупных вендоров", — говорит Андреев.

За пределами компании

Современная аналитика должна не только давать представление о положении дел в компании, но и помогать исследовать внешний мир. Понятно, что наиболее часто изучается поведение клиентов — конечных пользователей. Лидеры здесь те же, что и на рынке бизнес-аналитики в целом, — финансовые структуры, торговые сети, операторы. Обычные задачи, решающиеся средствами BI, — изучение (и прогнозирование) отклика на маркетинговые кампании и новые предложения, формирование портфелей услуг и продуктовых корзин.

Ну и, разумеется, выявление злоупотреблений. Впрочем, «злоупотребляют» не только частные лица. Как отметил Нанеишвили, все чаще BI-системы используются для проверки благонадежности контрагентов или выявления мошеннических операций. А в банковской сфере, как говорит Александр Афанасьев, аналитик Центра программных решений компании «Инфосистемы Джет», важно уметь противодействовать отмыванию незаконных доходов.

Колеченко также упомянул анализ с помощью BI-решений эффективности размещения точек продаж с применением средств геоаналитики, которая способна дать ответы на вопросы о том, какие маршруты выбирают клиенты, какие это клиенты, за что они платят, сколько и т. д. На основе этих данных ретейлеры принимают решение, где открыть магазин, а банки — где поставить отделение или банкомат.

Аннюк отметил, что многие вендоры выводят на рынок решения для анализа социальных сетей и мнений потребителей, что позволяет выявить новые релевантные темы обсуждений, источники положительных, нейтральных и отрицательных отзывов по интересующим темам, а также неявные сообщества и «авторитетных» пользователей, оказывающих влияние на отношение к качеству предоставляемых услуг.

Революция «сверху»

Некогда доступ к средствам анализа деятельности был прерогативой руководства. А доступ к BI с мобильных устройств — и вовсе привилегией топ-менеджмента. Сейчас положение понемногу меняется. Как полагает Семеновская, средства аналитики пока еще в процессе проникновения в широкие массы, но такая тенденция безусловно есть.

Надо сказать, что между распространением средств BI «в массы» и мобильностью вообще часто ставится почти что знак равенства: увидев красивые графики на iPad, демонстрируемые топ-менеджерами «в любое время в любом месте», аналогичными возможностями заинтересовались руководители всех уровней.

Пивоваров отметил, что одно из непременных требований к аналитической системе — наличие доступа к аналитике с мобильных устройств. И не только с любимой «топами» платформы iOS, как несколько лет назад, но и с других. А доступность планшетов ускоряет этот процесс.

Относительно скорости проникновения BI-решений «вниз» есть разные мнения. Так, Нанеишвили считает,что на Западе этот переход уже свершился, в России — пока нет. Однако, поскольку все аналитики прогнозируют рост количества мобильных пользователей, а необходимость принятия решений в реальном времени постоянно растет, то, уверен он, за ближайшие три-пять лет эта тенденция получит распространение и в России. При этом мобильные решения должны иметь возможности не меньшие, чем «настольные» версии ПО.

Разумеется, различным слоям пользователей нужны разные инструменты. «Мы наблюдаем более четкую специализацию BI-инструментов для разных пользователей, — говорит Шестаков. — Представителям топ-менеджмента требуются наглядные и емкие преднастроенные отчеты в формате информационных панелей, аналитических записок. Аналитики же заинтересованы в работе с многофункциональными инструментами, которые позволяют гибко реагировать на динамично развивающуюся ситуацию и новые запросы руководства».

Еще один фактор сопутствует движению бизнес-аналитики «сверху вниз», отметил Колеченков, а именно: интерфейс BI-систем становится все более понятным для того, чтобы дать возможность бизнес-руководителям получать ответы на свои вопросы без помощи аналитиков. Но это делает BI-средства более доступными для самостоятельного использования и на других уровнях. «Экспансия BI в компаниях идет не только снизу вверх по иерархии — раздвигаются и границы ее использования», – говорит он.

Препятствием на пути широкого внедрения мобильной бизнес-аналитики могут стать проблемы с безопасностью. В отличие от всех респондентов Дробышевская полагает, что мобильные решения все-таки должны остаться прерогативой высшего руководства: удаленный доступ к данным все еще является достаточно серьезной угрозой безопасности, и подвергать ей компанию имеет смысл только ради высших менеджеров, в среднем более ответственно относящихся к вверенным им данным.

Что касается чуть более отдаленного будущего, то, возможно, став общедоступной, мобильная аналитика исчезнет с планшетов и смартфонов высшего руководства, перестав быть модной. Как считает Коровкин, изначально в любой компании полагают, что самое главное — обеспечить доступ к отчетности председателю правления. «Через некоторое время приходит осознание, что для решений на верхах она не так важна, как для менеджмента на среднем и 'полевом' уровнях, которому нужно опираться на качественные данные», — говорит он. Это меняет концепцию и делает использование BI более масштабным и полезным для компании. А управленцу всегда проще позвонить своему заместителю или главному аналитику и получить нужную ему информацию.

Главное — Большие Данные

Среди факторов, способных повлиять на развитие бизнес-аналитики уже в ближайшее время, главным, по общему мнению, являются Большие Данные, работа с которыми позволит, по словам Семеновской, «перейти от составления отчетов к прогнозированию и моделированию».

«Интерес к углубленному аналитическому функционалу действительно растет, — говорит Шестаков. — Во-первых, до этого дозрел широкий рынок – компании, несколько лет назад занявшиеся развитием информационной инфраструктуры, уже накопили достаточный объем ретроспективных данных. Во-вторых, нестабильная экономическая ситуация делает важнейшим конкурентным фактором умение действовать на опережение, просчитывать развитие событий на несколько шагов вперед. В третьих, развиваются сами инструменты предсказательной аналитики».

Для того чтобы извлечь из БД максимум информации и сделать это оперативно, необходимы технологии Data Mining, считает Афанасьев, именно они дадут возможность совместить глубину обработки данных и оперативность процесса анализа. «Data Mining также позволяет проводить прогнозную аналитику с использованием сложных регрессионных моделей и нейронных сетей, оптимальным образом классифицировать и сегментировать исследуемые объекты», — говорит он.

Из перспективных чисто технологических тенденций были названы применение программно-аппаратных комплексов и обработка данных в оперативной памяти.

Дробышевская считает, что изменения в целом пойдут в двух направлениях. Первое из них – это перемены, которые идут от внутренних задач компаний или от «подсмотренных» практик, внедряемых конкурентами. К этому типу перемен можно отнести переход к сложной прогнозной аналитике и моделированию бизнеса. Причем прогнозы требуются как для оценки рисков бизнеса в целом, так и в повседневных задачах, например прогнозирование замены производственного оборудования. Второе направление стимулируется ростом возможностей самих систем, которые становятся способными к анализу слабоструктурированных и мультиструктурных данных.

Революции, впрочем, никто не ждет. «Вряд ли за год на рынке произойдут кардинальные изменения, — полагает Коровкин. — Переход от простого анализа отчетов к прогнозной аналитике – тенденция на много лет вперед. Думаю, что бизнес перейдет к реальным прогнозным моделям не раньше чем через семь-десять лет.... Научить ИТ-системы подменять менеджеров хотя бы в частных задачах — повестка дня для аналитики на ближайшие годы и десятилетия».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями