Примеров внедрения, свидетельствующих о том, что корпоративная мобильность перешла у нас в стадию практического применения, продемонстрировано не было.

Как следовало из выступления Елены Семеновской, директора по исследованиям IDC Russia, рынок корпоративной мобильности понемногу структурируется, складывается то, что принято называть «экосистемой». И растут составляющие экосистемы — рынки мобильного ПО и сопутствующих услуг, причем гораздо быстрее, чем ИТ-рынок в среднем — что в России, что в мире. Скажем, российский ИТ-рынок, далеко не самый консервативный, в 2012 году вырос на 3,9% по сравнению с 2011-м, а в 2013-м он увеличится, по прогнозу IDC, на 4,7% — до 35 млрд долл. А мировой рынок мобильных услуг будет расти с 2012-го по 2017 год на 19% ежегодно, рынок мобильного ПО — на 21%, в сумме они к концу срока составят 36 млрд долл.

«Основных частей» у рынка мобильного корпоративного программного обеспечения три: платформы корпоративной разработки (Mobile Enterprise Application Platform, MEAP), средства обеспечения безопасности (Mobile Enterprise Security, MES) и управления (Mobile Enterprise Management, MEM).

У рынка услуг — также три составляющие. Это услуги по управлению затратами на мобильный трафик, устройства, приложения, услуги по созданию сетевой инфраструктуры и интеграции, консалтинг по собственно мобильным аспектам.

В 2013 году, по оценке IDC, рынок мобильного ПО составит около 5 млрд долл., в 2016 -м он достигнет 7,8 млрд (MEAP – 3,7 млрд, MES – 2,5 млрд, MEM – 1,8 млрд).

Рынок MEAP «за отчетный период» будет увеличиваться на 24% в год в среднем. Среди его лидеров в IDC видят как SAP и IBM, так и небольшие специализированные компании.

Прогноз относительно средств управления мобильным предприятием еще оптимистичнее — рост почти на 32% в год. Как он будет распределяться между двумя составляющими — средствами управления устройствами ( Mobile Device Management, MDM) и приложениями (Mobile Application Management, MAM), аналитики не говорят, однако предсказывают расширение функционала MEM-решений, в том числе на средства межмашинного взаимодействия.

Продажи средств обеспечения безопасности будут расти на 30% в год в целом, темпы роста некоторых видов, например — ПО для управления мобильной безопасностью и уязвимостями — почти на 40% в год.

Среди других признаков благополучия мобильного рынка Семеновская назвала то, что около 80% компаний занимаются вопросом разработки корпоративных мобильных приложений, 27% имеют стратегию по использованию мобильности, около 30% размещают приложения в частных, корпоративных магазинах (основные операционные системы, что неудивительно — iOS и Android). Также она отметила рост мобильных приложений B2C, посредством которых бизнес «общается» с потребителями.

В России мобильная экосистема формируется с некоторым опозданием. Это связано как с меньшим проникновением смартфонов, и особенно планшетов (на экране телефона много не наработаешь), так и с отсутствием у большинства предприятий стратегии мобилизации. Соответственно, медленно формируется и предложение. Нет специализированных интеграторов и консультантов, телеком-операторы не предлагают потенциальным клиентам специальных условий на устройства, передачу данных, а также услуги по управлению мобильной инфраструктурой в целом (далеко не все потенциальные клиенты готовы взять эту заботу на себя). Тем не менее подвижки, по словам Семеновской, есть и здесь, в частности практически накануне конференции о выходе на рынок поддержки корпоративной мобильности объявил «Вымпелком».

Год — за квартал, эпоха — за год

Технологические тенденции, как отметил Сергей Орлик, директор «Центра корпоративной мобильности АйТи», также меняются достаточно быстро, за квартал на рынке происходят изменения, схожие с теми, что на рынке ПК происходили за год. Другими словами, за год проходит целая эпоха. Сезон 2011-2012 годов он уподобил началу 90-х, когда ПК еще были относительно редки, преобладали «самописные» системы автоматизации простейших функций и т. д. На 2012-2013 годы «пришлась» вторая половина 90-х, когда применение компьютеров стало массовым, рынок структурировался, появились стандарты, началась автоматизация достаточно сложных корпоративных функций. А сейчас у нас «двухтысячные» — рынок консолидировался, на нем выявились лидеры, чьи разработки теснят самописное и заказное ПО.

В целом за 2010-2012 годы потребительские устройства внедрились в корпоративную среду «сверху», появились средства корпоративного управления ими и стандартная платформа разработки на базе HTML5, для мобильных устройств произведена адаптация корпоративных веб-интерфейсов, «рабочее место руководителя» на планшете стало обыденностью, как и средства получения руководством аналитики и отчетности посредством планшетов.

В ближайшие два года, как полагают эксперты, корпоративные мобильные устройства и необходимые прикладные решения получат все сотрудники, соответствующим образом будет адаптирована вся ИТ-инфраструктура.

Вопросы безопасности при интеграции мобильных пользователей при этом будут решаться посредством запрета доступа со взломанных устройств и контейнеризации приложений.

Контейнеризация обеспечивает работу ПО в соответствии с корпоративными политиками, безопасность на всех стадиях обработки данных и взаимодействия с корпоративными ИТ-системами, в частности — не дает приложениям читать данные, обрабатываемые другими программами.

Взлом дает мобильным устройствам некоторые новые возможности, например — полный доступ к файловой системе и возможность установить приложения из недоверенных источников. Разумеется, за эту свободу приходится платить: в случае личного устройства — риском заразиться вирусом и отдать злоумышленникам персональные данные, в «корпоративном» случае — заразить ИТ-систему предпряития и создать условия для утечки информации.

Проблема тем более насущна, что «корпоративная мобилизация» идет сверху вниз, и, значит, велика вероятность распоряжений о подключении к ИТ-системе предприятия взломанных планшетов и смартфонов руководства. А стало быть, ответственным за «мобилизацию» предстоит нелегкий разговор с начальством.

Knox от Samsung

Форт-Нокс, американская военная база, хранилище золотого запаса США, часто используется как символ неприступности и защищенности от вражеских посягательств. Но запатентовала слово Knox для обозначения программно-аппаратного средства обеспечения безопасности, встраиваемого в мобильные устройства, что удивительно, корейская Samsung Electronics.

Knox позволит владельцу смартфона или планшета (сейчас его поддерживают два топовых устройства Samsung, скоро выйдет третье) завести на одном устройстве два — личное и служебное. «Взломать» программно-аппаратный комплекс несоизмеримо труднее, чем просто программный. Разумеется, и стоить он будет существенно дороже, по неофициальной оценке — около 200 долл. Но поскольку предполагается, что Knox будет устанавливаться на устройство руководителя, то препятствием, как полагают в компании, это не станет.

Представляя Knox на «Дне корпоративной мобильности», Илья Федорушкин, глава подразделения Samsung B2B Mobile, предложил и сопутствующие услуги. Во-первых — гибкий финансовый подход. Устройства могут быть куплены заказчиком по спецценам, получены в составе услуг связи (эта модель подразумевает привлечение третьей тороны — оператора). Третий вариант — специальные цены для частных лиц, сотрудников корпоративного заказчика.

Разрабатываются и различные варианты сервисных пакетов — от простой годовой гарантии до бесплатной подмене при починке или замена устройства, обеспечение удаленной поддержки, конфигурирование и устранение тех неисправностей, которые можно устранить дистанционно. Для решения дистанционно нерешаемых проблем у Samsung есть сервисные пункты в 142 городах России, даже в тех, где проживает менее 30 тыс. человек.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями