Игорь Агамирзян, Российская венчурная компания
Игорь Агамирзян: «Государство сделало для Интернета максимум того, что могло: не мешало ему самостоятельно развиваться, создавая новую, динамично меняющуюся среду и формируя новую социальную реальность»

Основной темой для обсуждения закономерно стали изменения в государственной политике, направленные на регулирование российского сегмента Интернета и глобальной сети вообще.

Как рассказал директор РАЭК Сергей Плуготаренко, представивший ключевой доклад об основных итогах года, изучение текущего состояния и развития Рунета целесообразно проводить через призму экономики и оценку того, насколько вовлечено в эту отрасль население нашей страны и насколько она интересна инвесторам. Таким образом, и закон об интернет-цензуре, принятый в этом году, в РАЭК рассматривают не с точки зрения его влияния на свободу в сети, но отвечая на вопрос, какой экономический эффект он дал или даст в ближайшем будущем, подчеркнул Плуготаренко.

Первое исследование экономики Рунета, которое РАЭК провела в сотрудничестве с Высшей школой экономики и компаниями Google Россия и BCG, охватывает 11 интернет-рынков в период 2011-2012 годов (подробнее см. «Измерили гармонией опроса», Computerworld Россия, № 26, 2012). В их число вошли рынки веб-разработок, облачных услуг, хостинга и регистрации доменных имен, поисковой оптимизации, а также различных видов электронной коммерции, интернет-рекламы и маркетинга. Суммарный объем этих рынков, по данным исследования, оценивается в 0,555 трлн руб., что составляет примерно 1% ВВП России, а экономика всех интернет-зависимых рынков составила 2,52 трлн руб. – это уже 4,62% ВВП России, уточнил директор РАЭК. В ассоциации ожидают, что по итогам 2012 года рост вышеупомянутых интернет-рынков составит около 30%, при этом наиболее динамично развивающимся по-прежнему остается рынок интернет-коммерции.

Определяющее влияние на рост экономики Рунета оказывают пять факторов: законодательные инициативы, развитие инфраструктуры доступа, кадровая ситуация, а также развитие электронной коммерции и открытых данных. При создании и сохранении благоприятной ситуации по всем пяти направлениям ежегодный экономический рост может превысить 30%, а общий объем интернет-экономики через два-три года – достигнуть 2-3% ВВП, считает Плуготаренко.

Помочь и не мешать

То, что одним из наиболее значимых факторов является государственная политика в отношении Интернета, согласны все участники отрасли. «Государство сделало для российского Интернета максимум того, что могло: не мешало ему самостоятельно развиваться, создавая новую, динамично меняющуюся среду и формируя новую социальную реальность», — считает глава Российской венчурной компании Игорь Агамирзян. Он также напомнил, что первые и по большей части бесплодные попытки регулирования Интернета вообще относятся к 2000 году, но только в 2012-м можно говорить о коренном изменении ситуации. Переломным моментом, по мнению Агамирзяна, можно считать недавно прошедшую Всемирную конференцию по международной электросвязи, где обсуждался вопрос о регулировании Интернета (соответствующий документ отказалась подписать почти половина стран-участниц, включая США).

Если же говорить о России, то отсутствие реальных действий со стороны государства, направленных на регулирование Интернета, сказалось на нем самым положительным образом, позволив ему быстро развиваться и создать самую большую в Европе аудиторию. «Мне кажется, что жесткое регулирование Интернета, к которому мы сейчас идем, серьезно ухудшит ситуацию», — резюмировал Агамирзян.

Законы, регулирующие ситуацию в Интернете, в частности закон 139-ФЗ, вряд ли будут отменены, считает ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев, но есть надежда, что как участники рынка, так и соответствующие госорганы научатся работать с этим законом, избежав в будущем повторения многочисленных ошибок, сделанных этой осенью. В целом же введение законов, регулирующих Интернет, и их влияние на развитие отрасли, требует отдельного исследования, которое в РЭШ планируют провести в следующем году. Его результаты, как полагает Гуриев, «вряд ли будут оптимистичными». Что же касается главной цели закона — ограждения детей от нежелательной информации в Интернете, то здесь опыт показывает, что, к сожалению, эффективного способа сделать это нет, и гораздо лучше «работают» иные методы, в том числе не связанные непосредственно с интернет-средой.

С другой стороны, нельзя рассматривать влияние государственного фактора на развитие Интернета в России исключительно как негативное, считает президент Фонда электронной демократии Илья Массух. Он напомнил о проекте «Веб-выборы», осуществленном в прошлом году, благодаря которому Интернет появился в самых дальних уголках страны, а созданная инфраструктура стала большим подспорьем для развития бизнеса. Кроме того, по словам Массуха, очень важным шагом стал проект внедрения электронных госуслуг, который также неразрывно связан с развитием Интернета в России.

Государство может и должно сотрудничать с интернет-отраслью, считает Плуготаренко. Однако при этом необходимо соблюдать принцип участия всех заинтересованных сторон в регулировании Интернета, а законодательные инициативы не должны быть спорадическими и непредсказуемыми. При этом для отрасли должна оставаться возможность саморегулирования, поскольку эта модель развития уже доказала свою жизнеспособность и эффективность.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями