Боб Пламрид, EMEA
Боб Пламридж: «Поверхностная плотность хранения выросла за 56 лет в 35 млн раз, а скорость обработки данных на жестких дисках — лишь в 12 тыс. раз». Источник: HDS

Нильс Свеннингсен, генеральный директор HDS в регионе EMEA (страны Европы, Ближнего Востока и Африки), прежде всего обратил внимание на жесткие экономические условия, складывающиеся в Западной Европе. По его словам, в августе число безработных в Еврозоне поднялось до очень высокой отметки – 18,2 млн человек. В течение следующих шести месяцев ожидается ухудшение конъюнктуры рынка в Германии — главном европейском «локомотиве», что означает неизбежное падение экономики Старого Света. Уже отмечены негативные перемены на вертикальных рынках: возникла неопределенность при формировании ИТ-бюджетов в банковской сфере, идет пересмотр стратегий телекоммуникационных компаний, сокращаются государственные расходы. Это, во-первых, подталкивает HDS больше инвестировать в развивающиеся страны — Польшу, Турцию, Саудовскую Аравию и, естественно, в Россию. Вторым следствием экономического спада является стремление заказчиков приобретать унифицированные конвергентные ИТ-продукты, окупающиеся за полгода-год и ориентированные на решение критически важных, а не второстепенных задач. Оба этих фактора определяют маркетинговую стратегию HDS.

Боб Пламридж, директор по технологиям HDS в EMEA, обращает внимание на парадоксальность современной ситуации: «Нам угрожает крупнейший экономический спад и вместе с тем мы видим всплеск спроса на системы хранения. Темпы роста поставок систем хранения достигают в отдельных странах 50-60 и даже 70% в год. То есть бизнес стагнирует, а ресурсов для хранения данных ему требуется все больше».

Одной из причин сформировавшейся диспропорции он назвал ужесточение регулятивных норм в отношении хранения данных. Такие нормы сейчас принимаются во многих странах и затрагивают самые разные сегменты рынка. К примеру, в Великобритании медицинские записи в лечебных учреждениях теперь должны храниться в течение всего срока жизни пациента и еще пять лет после его смерти. Длительное время сохранять различные данные об абонентах сейчас обязаны и телекоммуникационные операторы.

Другая причина лавинообразного роста данных в том, что сейчас уже не люди, а машины становятся главными генераторами данных, которые по своей природе чаще всего являются неструктурированными, по сути, Большими Данными.

Пламридж привел пример возникновения и эффективного использования такого типа данных в своей компании. Корпорация Hitachi, как известно, строит и эксплуатирует в Японии сверхскоростные поезда. На них устанавливается множество датчиков, в том числе HD-камеры, отслеживающие состояние железнодорожного полотна и способные определять отклонения от нормы в несколько миллиметров. Когда такой поезд приходит на станцию, данные слежения автоматически отправляются на обработку в систему хранения HDS. И, если система выявила дефект полотна, специалисты уже через несколько минут выдают соответствующую команду путевым ремонтным бригадам. Все это было бы невозможно без анализа, без технологий обработки Больших Данных.

«Но проблема в том, что лет через 50 эти данные будет очень сложно обработать и интерпретировать, поскольку форматы, в которых они записывались, и приложения, их сформировавшие, к тому времени устареют и выйдут из употребления. Окончательно устарели за последние десятилетия 2500 форматов данных. Поэтому в ряде случаев данные нужно хранить как объекты с необходимым описанием, тогда они смогут быть прочитаны независимо от формата, в котором были записаны», — говорит Пламридж.

По его словам, заказчикам уже сейчас нужны технологии, способные обрабатывать данные устаревших форматов, а это значительно усложняет решения для хранения. Поэтому технологическая стратегия HDS во многом нацелена на упрощение и унификацию, на создание продуктов, способных обрабатывать огромные массивы различных типов данных — блочных, файлов и объектов.

Практическим воплощением этой стратегии стал выпуск в начале осени решения Hitachi Unified Storage VM (HUS VM), которому на форуме был посвящен отдельный доклад (подробности о HUS VM см. в статье «Унифицированная виртуализация данных», Computerworld Россия, № 24, 2012). Как утверждают представители HDS, этот новый продукт представляет собой первую в индустрии унифицированную платформу хранения с поддержкой виртуализации для всех типов данных. Данное решение учитывает современную экономическую ситуацию в Европе, поскольку представляет собой компромисс (по стоимости и функциональным возможностям) между системой младшего класса HUS 100 и старшей моделью Hitachi Virtual Storage Platform (VSP). Платформа HUS VM вобрала в себя лучшее от каждой из этих моделей, она разработана так, чтобы максимально реализовать возможности твердотельных накопителей (Solid State Drive, SSD).

По мнению Пламриджа, твердотельные накопители обладают огромным потенциалом и скоро начнут вытеснять из систем хранения традиционные жесткие диски. Он напомнил, что 56 лет назад система, способная хранить 1 Тбайт данных, стоила 10 млрд долл., а сейчас такая же система стоит несколько сотен долларов. Технологии хранения прогрессируют невероятными темпами, но этот процесс неоднороден. Поверхностная плотность хранения (количество данных на 1 кв. см площади диска) выросла за указанный срок в 35 млн раз, затраты на единицу емкости уменьшились в 7,6 млн раз, а производительность дисков (скорость обработки данных) при этом выросла всего лишь в 12 тыс. раз. Seagate заявляет, что благодаря технологиям термомагнитной записи (Heat-Assisted Magnetic Recording, HAMR) можно ожидать появления к 2020-2025 году дисков объемом 100-300 Тбайт. Но с какой скоростью они смогут обрабатывать информацию? Сегодня 15 тыс. оборотов в минуту — практический предел для жестких дисков. Некоторые разработки обеспечивают скорость на уровне 20 тыс. оборотов в минуту, но они слишком дороги и всего лишь на 30% быстрее обычных.

«Только представьте себе, сколько времени потребуется для восстановления данных на таких дисках. Сейчас на восстановление 1 Тбайт данных, размещенных на жестком диске, уходит 24 часа. Сколько же понадобится для восстановления диска на 300 Тбайт? Почти год. А если потребуется восстановить массив из таких дисков?» — задается вопросом Пламридж. Он заявил, что твердотельные накопители способны обрабатывать данные в сотни раз быстрее, поэтому время традиционных дисков подходит к концу. Пока SSD в три-четыре раза дороже жестких дисков, но в ближайшие три–пять лет их стоимость будет сопоставимой, и большинство заказчиков отдадут предпочтение SSD. Пламридж пообещал, что через год HDS представит на рынке массив, полностью основанный на твердотельных накопителях. Это даст как минимум трехкратное увеличение производительности и возможность формировать петабайтные системы хранения на SSD. Большие Данные и твердотельные накопители в ближайшие несколько лет кардинально изменят технологический ландшафт ИТ-отрасли, убежден директор по технологиям HDS.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями