Сергей Карпов, ЕМС
Сергей Карпов: «Решения о приобретении систем хранения заказчики все чаще принимают исходя не из технологий, а из конкретных задач, и чем выше конкуренция, тем быстрее это происходит»

Октябрьский EMC Forum в Москве прошел под девизом трансформации ИТ, бизнеса и самих себя. Сергей Карпов, генеральный директор ЕМС в России и других странах СНГ, рассказал еженедельнику Computerworld Россия о трансформации бизнеса компании в нашей стране и о состоянии российского рынка систем хранения данных.

- Заявления о стремительном росте объемов накопленной информации стали общим местом выступлений и публикаций. Какие факторы, исходя из практического опыта EMC, оказывают наибольшее влияние на развитие отечественного рынка систем хранения?

Рост объемов накопленных данных связан в первую очередь с неструктурированной информацией, видеоконтентом, всем тем, что «цифровизирует» нашу жизнь. Но рост объемов такого контента не является сам по себе стимулом к созданию новых технологий. Основная проблема в том, чтобы разобраться, какого типа информация имеется в вашем распоряжении, какие действия нужны, чтобы принять правильные решения на ее основе. Именно это стимулирует развитие технологий в направлении обработки Больших Данных и к переходу на сервисную модель построения ИТ-инфраструктуры, которые позволяют практически мгновенно анализировать информацию и принимать управленческие решения. Российский рынок развивается в таком направлении. Сегодня мало кто говорит о своем желании купить дисковый массив на столько-то терабайтов. Нет, речь идет о решении конкретной задачи: о хранении такого-то типа информации в течение определенного времени, о временных показателях доступа к ней на различных этапах жизненного цикла, о надежности хранения и других подобных параметрах. Иными словами, формируются требования к сервисам хранения, которые затем воплощаются в технологии, в стратегию централизованного управления инфраструктурой.

- Все это относится прежде всего к крупным организациям с развитой ИТ-инфраструктурой, без которой они не могут нормально работать?..

Не совсем так. Проблемы в центре обработки данных очень крупной компании могут привести к снижению финансовых показателей, репутационным издержкам, к необходимости модернизировать ИТ-инфраструктуру, но не к краху. А вот в компании с оборотом в несколько миллионов долларов, к примеру в интернет-магазине, потеря данных может обернуться катастрофой. Поэтому такие организации должны очень внимательно относиться к инфраструктуре как к элементу выживаемости. Подобные компании развивают собственные системы, но они все чаще обращаются к профессиональным провайдерам сервисов. Один из примеров – облачная бухгалтерия на базе «1С».

- В последнее время в EMC активизировали работу с российскими предприятиями среднего и малого бизнеса. Велики ли успехи на этом направлении?

В этих предприятиях прекрасно понимают, зачем им нужна ИТ-инфраструктура, какова ее взаимосвязь с конкурентными премуществами, каким образом она должна поддерживать стандартные бизнес-приложения и уникальное ПО, характерное для определенного вида бизнеса. Все это формирует спрос на ИТ, включая решения, которые мы предлагаем в России рынку SMB. На его долю приходится около 20% оборота в нашей стране, до 35% приносят корпоративные заказчики, остальное – крупнейшие организации.

- Что больше влияет на предпочтения отечественных заказчиков — дедупликация, динамическое выделение ресурсов, другие современные технологии или ценовая доступность дисковых массивов?

Заказчики выбирают системы, наилучшим образом отвечающие их задачам. Безусловно, есть организации, где работают весьма квалифицированные, технически грамотные люди, которые по-прежнему подходят к приобретению систем хранения, отталкиваясь от конкретных технологий. Однако время подобных решений подходит к концу, выбор быстро смещается к парадигме «от задачи». И чем выше конкуренция в определенной отрасли, тем быстрее это происходит.

- В нашей стране заметно повысился интерес к центрам обработки данных. Если говорить о наиболее крупных центрах, то какое влияние они оказывают на российский бизнес EMC?

Построение таких центров требует самых современных технологий, максимального уровня виртуализации, а в дальнейшем обусловит переход к программному конфигурированию ЦОД. Когда сегодня приобретают системы хранения, уже не думают, как раньше, о спокойной жизни в течение следующих пяти лет, а создают такую инфраструктуру, которая позволяет прозрачно для приложений модернизировать и заменять уровень хранения, масштабировать его по мере роста требований к производительности, появления новых задач. Виртуализация, масштабирование и управляемость, которые отличают современные ЦОД, способствуют росту спроса на продукты и технологии, предлагаемые EMC. Все, что связано с центрами обработки данных, формирует приблизительно половину наших продаж на российском корпоративном рынке.

- Это фактически характеризует современное состояние вашего традиционного бизнеса. А такие комплексные решения, как Vblock, в России внедрены только у десятка заказчиков. Они не приживаются?

Еще лет десять назад все говорили, что мы начинаем с чистого листа, что это позволяет внедрять в России новейшие технологии, поскольку отсутствие предыстрии в области ИТ освобождает от проблем миграции и забот о сохранении инвестиций, сделанных в технологии. Теперь, я в этом твердо уверен, такая предыстория есть, за последние годы построена современная инфраструктура многих предприятий. И вот появляются вендоры и говорят, что лучше все делать немного по-другому. Дело в том, что по-новому легко строить новую инфраструктуру. Когда же заказчикам объясняют, что такое системы Vblock, то выясняется, что у них, как правило, две проблемы, препятствующие их быстрому внедрению, – трудности с финансированием и несоответствие сложившимся корпоративным стандартам. Следует учитывать также, что переход на унифицированную виртуализованную масштабируемую инфраструктуру приводит к перестройке бизнес-процессов самих ИТ-отделов, а значит, требуется и время, и дополнительные ресурсы.

- Как развивается сотрудничество с такими интеграторами, как «Астерос» и «Крок», которые предоставляют облачные сервисы на базе технологий EMC? Планируется ли расширять подобную деятельность?

EMC – технологическая компания, она во всем мире предоставляет облачные сервисы только через своих партнеров, обеспечивая доступ их заказчиков как к базовым инфраструктурным сервисам, так и к комплексным программным и платформенным продуктам. Сегодня в России у нас два авторизованных сервисных партнера, которые предоставляют в том числе сервисы хранения данных, а также резервного копирования корпоративных данных — одного из наиболее востребованных облачных сервисов. В дальнейшем планируется предложить решения по обеспечению катастрофоустойчивости с репликацией данных в ЦОД сервисного партнера, предоставление сервисов в области информационной безопасности на базе продуктов RSA Information Security, ряда других сервисов. Развивать данное направление бизнеса планируют все наши крупнейшие партнеры-интеграторы. Вместе с ними мы разрабатываем модели предоставления облачных сервисов заказчикам.

- Какое влияние оказывает распространение облачных и иных интернет-систем на интерес к продуктам безопасности EMC, в частности подразделения RSA, о котором вы упомянули?

Потребность в решениях RSA, поддерживающих многофакторную аутентификацию пользователей, практически не меняется. В дополнение к этому появился значительный интерес к продуктам, препятствующим мошенничеству в интернет-торговле и банковской сфере. Выявление атипичного поведения пользователей в распределенной сети особенно интересно сервис-провайдерам. На основе анализа трафика, формируемого конкретными IP-адресами, можно предотвратить вторжение в сеть, где работают тысячи пользователей.

- В нашей стране уже реализованы первые проекты в области Больших Данных на базе решений EMC Greenplum. Как вы оцениваете развитие данного сегмента российского ИТ-рынка? Ваши планы в этой области?

Greenplum, многоузловая система хранения с горизонтальным и вертикальным масштабированием, обеспечивающая параллельную аналитическую обработку сверхбольших объемов информации, уже используется в качестве платформы хранилища данных инвестиционной компании «Тройка Диалог», а также внедрена и банке «Тинькофф Кредитные Системы», где мы работаем в тесном сотрудничестве с SAS Institute. Мы намерены расширять это сотрудничество, реализуя новые проекты в банковской и страховой сферах. Надеюсь, в дальнейшем мы сможем рассказать о проектах в отрасли мобильной связи. Весьма перспективными областями являются также биология и фармакология.

- Подобные задачи предъявляют совершенно новые требования к ИТ-специалистам, и особенно к ИТ-руководителям…

Возникает потребность в людях, способных «состыковать» различные группы и типы данных, используемых в организациях, в специалистах, которых сегодня называют Data Scientist, в предметных аналитиках в каждой конкретной индустрии. ИТ-руководители в свою очередь обязаны понимать, какое влияние бизнес-приложения, которые будут использоваться для развития бизнеса компании, окажут на формирование ИТ-инфраструктуры, каким образом организовать и унифицировать предоставление ИТ-сервисов и управление ими, чтобы справиться со все возрастающей сложностью ИТ-поддержки деятельности компании.

- В этом году форум EMC прошел под девизом трансформации ИТ, бизнеса и «самого себя». Каким образом EMC трансформируется в России?

Цель такой трансформации – более фокусно работать с клиентами, обеспечить для них максимальный сервис, возможность оперативно обращаться в компанию. По мере роста бизнеса EMC в России, c 2009 года численность персонала российского подразделения увеличилась с 60 почти до 200 человек, мы стали намного шире предоставлять услуги технологического консалтинга. И такого рода коммуникации будут развиваться, в том числе путем увеличения числа ориентированных на работу с заказчиками менеджеров, технических консультантов, менеджеров по продуктам, которые способны не только рассказать об их функциональности, но и представить стратегию развития на ближайшие годы. Мы намерены также шире использовать возможности санкт-петербургского центра разработок EMC, который в ряде случаев выполняет функции консалтинга более высокого уровня. Уже есть примеры, когда в результате запросов заказчиков в Санкт-Петербурге проводились работы в рамках НИОКР, результаты которых не только представляют интерес для отдельных российских компаний, но и используются в продуктах EMC, предлагаемых в различных регионах мира. Такая модель очень эффективна.

- В декабре в EMC заканчивается финансовый год. С чем вы подходите к его завершению?

Пока преждевременно называть даже предварительные результаты. Могу лишь сказать, что в 2012 году намного позже, чем в прошлом году, началось расходование бюджетных средств госструктурами, а именно они в значительной степени определяют состояние местного ИТ-рынка. В прошлом году, по оценкам IDC, рост российского рынка систем хранения превысил 40%, наш бизнес увеличился более чем на 70%. В текущем году в IDC прогнозируют 27-процентный рост рынка. Показатели EMC станут известны в первом квартале. EMC, по данным IDC, устойчиво сохраняет в нашей стране свою долю рынка, а она превышает 30%.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями