По словам организаторов, это первое подобное мероприятие в серии обсуждений, затрагивающих вопросы взаимоотношений при использовании Cети.

В России ответственность за нарушение авторских прав интеллектуальной собственности предусмотрена в статье 146 Уголовного кодекса. Но если понятие «правообладатель», его права и обязанности отражены юридически, то ни в одном правовом документе, как было заявлено, не прописаны понятия «Интернет» и «контент».

«Весь процесс регулирования контента напоминает известную басню 'Лебедь, щука и рак'. Лебедь — это пользователи, рак — правообладатели, щука — государство. Все они тянут воз в разные стороны, — прокомментировал ситуацию с авторскими правами в Интернете Виктор Наумов, доцент СПбГУ. — Выбор, соблюдать закон или нет, в конечном итоге делает сам пользователь. Государство должно обеспечить, чтобы были соблюдены интересы правообладателей, а пользователям не позволялось их нарушать".

Никита Трынкин, управляющий директор группы компаний Bazelevs, производителя фильмов и рекламных роликов, полагает, что бессмысленно культивировать в пользователях чувство вины. «Нужно избегать обычного правила, что строгость законов компенсируется необязательностью наказания, — считает он. — Единственный рациональный выход — снизить суровость наказаний и увеличить число их исполнений».

В вопросах регулирования прав интеллектуальной собственности в Интернете есть и другие заинтересованные стороны — интернет-провайдеры и собственно сайты, роль которых в сфере соблюдения законности контента до сих пор не определена.

В ходе дискуссии высказывались мнения, что решать вопрос о легальности контента должен не пользователь, а сайты и сами правообладатели. Одной из схем взаимодействия может стать уведомление авторами о правах собственности на контент владельцев интернет-платформ, которые в свою очередь закрывают к ним доступ или применяют другие меры.

В Google, например, решение проблемы видят в Content ID — технологии, благодаря которой владельцы контента могут следить за использованием своей интеллектуальной собственности.

Content ID позволяет идентифицировать аудио- и видеоматериалы, загруженные на YouTube и состоящие полностью или частично из контента, принадлежащего правообладателю. Последний передает компании Google, владеющей сервисом YouTube, сжатые образцы своих видео- и аудиофайлов, эти образцы затем сопоставляются с имеющимся на YouTube контентом, а также с каждым новым загружаемым файлом. Если обнаруживается соответствие, правообладатель может выбрать, как поступить с нарушающим его права роликом. У него есть три варианта: монетизировать контент, блокировать доступ к нему или получать статистику просмотров.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями