Александр Чачава: «Объем ИТ-рынка, на котором присутствуют инновации как таковые, составил всего 20% официально признанного»
Александр Чачава: «Объем ИТ-рынка, на котором присутствуют инновации как таковые, составил всего 20% официально признанного»

Обнародованные в конце зимы отчеты Минэкономразвития и Минкомсвязи о состоянии ИТ-отрасли, казалось бы, свидетельствуют о скором преодолении негативных последствий кризиса и внушают определенный оптимизм в связи с наметившимся подъемом. Напомним, оба министерства одинаково оценили объем рынка информационных технологий России: в 2010 году он составил 565,8 млрд руб. (без учета сектора связи). Разнятся только ведомственные оценки прошлогоднего прироста ИТ-рынка. Так, Минэкономразвития сообщило об увеличении объема рынка на 3,7% к уровню 2009 года в сопоставимых ценах. Минкомсвязи, отрапортовав о росте на 14%, прогнозирует дальнейшую позитивную динамику отрасли: в текущем году рост должен составить 14,6%, в следующем — 15,8%, а в 2013 году — 18,1%. К этому времени объем продаж ИТ-оборудования и услуг якобы достигнет 887 млрд руб.

Чачава усомнился в победных реляциях: «Наша экономика отнюдь не вылечена, и настоящий кризис, который станет ее лекарем, еще впереди». Главной причиной сложившегося положения он назвал чрезмерное присутствие государства в экономике и высокий уровень коррупции.

Докладчик обратил внимание на то, что почти все основные события на российском ИТ-рынке в 2010 году так или иначе были связаны с действиями государства (например, утверждение госпрограммы «Информационное общество»). Кроме того, если взглянуть на список из 40 крупнейших ИТ-компаний нашей страны, то примерно 30 из них — это крупные системные интеграторы, у которых не менее половины бизнеса (а у отдельных и до 90%) связано либо с правительственными подрядами, либо с заказами госкорпораций.

«Но наше государство, как известно, далеко не самый эффективный и не самый честный распорядитель ресурсами. Таким образом 30 из 40 отечественных крупнейших компаний делают свой бизнес, обслуживая наименее эффективный и наиболее коррумпированный сегмент экономики», — констатирует Чачава. При этом нашему государству, исходя из его современной природы, нужны не сами инновации, а главным образом видимость инновационной деятельности. Из-за этого системные интеграторы, по словам докладчика, не смогли освоить наиболее прогрессивные технологические направления, связанные с мобильными технологиями, социальными сетями и т. д. Ведь эти новшества практически не востребованы в государственных проектах. Следовательно, наши крупные интеграторы не стимулируют продвижение инноваций, делает вывод Чачава.

Еще пять из списка 40 крупнейших ИТ-компаний России представляют собой дистрибьюторские фирмы, которых можно весьма условно отнести к отрасли высоких технологий, ведь их главная функция — логистика. И только пять компаний из списка Top40 правомерно назвать ИТ-компаниями, поскольку они действительно реализуют инновационную бизнес-модель, считает президент LETA Group. К ним относятся: «Лаборатория Касперского», «1C», ABBYY, Parallels и «Центр финансовых технологий». Эти компании, кстати, в меньшей степени ориентированы на госзаказчиков, и основу их бизнеса составляют продажи либо в потребительский сегмент, либо в сектор SMB.

Если учесть все эти соображения, то реальный объем ИТ-рынка, на котором присутствуют инновации как таковые, составит всего 20% официально признанного. То есть рынок составил в 2010 году не 565 млрд руб., как считает Минкомсвязи, а только 113 млрд, резюмировал Чачава.

Собственное предприятие (его оборот в прошлом году вырос на 16% и составил 3,39 млрд руб.) он также не относит к ИТ-компаниям: «Хотя LETA Group тоже входит в Top40, ее скорее следует отнести наполовину к стартапам и наполовину к дистрибьюторам — примерно так сейчас структурирован наш бизнес».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями