Андрей Филатов: «Российский серверный рынок опережал мировой по темпам спада, а теперь демонстрирует более высокие показатели роста»

В первом квартале прошлого года корпорация IBM представила процессоры Power7 и первые серверы на их основе. Тогда же было заявлено о новом подходе к продвижению на рынке решений серии Power Systems (см. " IBM выпускает серверы на платформе Power7 ", Computerworld Россия, № 6, 2010). О состоянии дел и планах в этой области Computerworld Россия рассказал Андрей Филатов, директор департамента аппаратных средств IBM в России и СНГ.

— Мировой рынок Unix-серверов в 2010 году все еще испытывал последствия экономического спада. Что вы можете сказать о ситуации в России?

В течение прошедшего года продажи Unix-серверов уверенно росли; в IBM они приблизились к докризисному уровню. Правда, восстановление этого сегмента российского ИТ-рынка идет медленнее, чем сегмента серверов стандартной архитектуры. Дело в том, что еще до кризиса наблюдался хороший рост продаж, многие компании приобретали Unix-cерверы с запасом производительности. В последнем квартале 2009 года уже наметился рост спроса и началась реализация отложенных проектов. В 2010 году продажи наших серверов всех типов, включая Power Systems, увеличивались и по сравнению с каждым предыдущим кварталом и с соответствующими кварталами 2009 года.

— Явился ли выпуск серверов на базе процессоров Power7 стабилизирующим фактором для IBM?

Во всех регионах мира, включая Россию, эти серверы стали катализатором продаж. Благодаря технологическим возможностям новых процессоров и инновациям в архитектуре серверов на их основе мы смогли привлечь в России прежде не работавших с нами клиентов. Они по-новому взглянули на наши предложения по консолидации, тем более что в Unix-системах технология виртуализации имеет существенные преимущества по сравнению с серверами стандартной архитектуры. В одной из компаний, например, заменили несколько сотен Intel-серверов основной и резервной системами с процессорами Power7. Достигнуто повышение производительности и надежности, а все расходы на приобретение и миграцию приложений окупятся менее чем за три года только за счет экономии электроэнергии.

— Когда было объявлено о выходе серверов с Power7, речь шла о намерении по-новому позиционировать эти системы и предлагать интегрированные программно-аппаратные решения на их основе. Как это отразилось на спросе и продажах?

Стандартных наборов, представляющих интерес в основном для небольших и средних предприятий, продано пока еще не много. Но существенно возросло число проектов, которые мы реализуем вместе с собственным подразделением программного обеспечения или с такими крупными разработчиками, как SAP. На спрос заметно повлияли результаты работ, проведенных в центрах компетенции IBM. Мы сотрудничаем c разработчиками ПО по ряду направлений. Например, оптимизация настроек СУБД DB2 для максимальной эффективности взаимодействия с приложениями SAP на платформе Power7 позволила добиться в среднем 40-процентного роста производительности. Экономический потенциал таких комплексных решений весьма высок и сулит значительные преимущества и нам, и нашим партнерам-интеграторам.

— Покупая высокопроизводительные серверы, пользователи обращают внимание не только на технологические параметры, но и на поставщика, а также на условия поставки. Насколько эти факторы отражаются на стратегии IBM в России?

Для нас это очень важный вопрос, поскольку IBM здесь работает исключительно через партнеров, в число которых входят практически все ведущие интеграторы. Заказчиков интересует не только технологическая квалификация наших партнеров и их финансовая стабильность, но еще навыки и умение управлять сложными — в том числе в финансовом отношении — мультивендорными проектами. Выполнять финансовые условия таких проектов интеграторам часто помогают дистрибьюторы.

— Каким образом новый подход к позиционированию серверов Power Systems отразился в нашей стране на работе с партнерами?

Партнеры стали специализироваться на определенных решениях. В прошлом году, например, мы собрали примерно 30 партнеров SAP и рассказали им о возможностях интеграции платформ на базе Power7, дополнив это программой тестирования, поддержки приобретения демооборудования и реализации пилотных проектов. В результате несколько новых компаний начали работать с нами.

— Во время анонса серверов с Power7 говорилось, что теперь многие региональные партнеры получают возможность предлагать заказчикам высокопроизводительные, в том числе 32-ядерные системы, относящиеся к серверам начального уровня…

Действительно, в серии Power Systems появились серверы начального уровня Express. Подобная технология продаж весьма успешна в области массовых поставок Intel-систем, однако рынок Unix ориентирован на индивидуальные проекты и не является таким массовым, как бы нам хотелось. Здесь гораздо больший эффект дает взаимодействие с разработчиками ПО. С такими, например, как «1С». Если их продукты смогут в полном объеме работать на платформах Power, то это станет плацдармом для массовых поставок. Думаю, что к этому вопросу можно вернуться позже в этом году. Кстати, по запросу одной крупной нефтяной компании мы провели тестирование программного обеспечения «1С» с сервером базы данных, расположенном на платформе Power7 и мэйнфрейме. А с выпуском мэйнфреймов z/Enterprise, в которых наряду с собственными процессорами могут устанавливаться процессоры Power и Intel, открываются очень интересные возможности.

— Как вы решаете проблемы внутренней конкуренции Power Systems и серверов на базе архитектуры x86?

Эта проблема не является для нас особенно острой. Мы стараемся не использовать административные ресурсы, а распределяем серверные технологии по классам задач, для которых наиболее целесообразно использовать тот или другой тип компьютеров. Пересечений не так уж и много.

— Сколько всего в нашей стране установлено серверов Power Systems с процессорами Power7?

В прошлом году реализовано около сотни проектов с этими серверами, в том числе в таких организациях, как "Альфа-банк", Росбанк, дочерние компании "Связьинвеста", государственные  организации и предприятия. В ряде проектов применялись также серверы с процессорами Power6, поскольку для перехода на новую платформу разработчики ПО проводят дополнительное тестирование своих продуктов. Это обычная ситуация при выпуске новых процессоров. Интересно отметить, что благодаря глобальным OEM-программам есть компании, которые, хотя никогда не приобретали у нас серверы Power Systems, являются их крупнейшими российскими пользователями. Например, операторы, покупающие за рубежом готовые программно-аппаратные комплексы на базе Power Systems.

— Насколько востребованы российским рынком выпущенные прошлой осенью новые серверы с процессорами Power7, особенно 256-ядерные IBM Power 795?

Спрос на такие высокопроизводительные системы достаточно высок. Уже подписано несколько контрактов на их поставку, в том числе одному из крупнейших банков. Однако мы пока не смогли поставить ни одной 256-ядерной системы из-за превышения предела производительности, регламентируемого лицензией госдепартамента США. Впрочем, этот предел постоянно пересматривается. Поэтому нескольким за казчикам мы пока предоставили 128-ядерные системы и запросили соответствующие лицензии для их модернизации.

— Что вы считаете наиболее важным в наступившем году?

В области серверов Power Systems я вижу три основные задачи: информирование заказчиков об их технологических особенностях и реальных возможностях, чтобы учитывать эти показатели при подготовке проектов; усиление взаимодействия с разработчиками ПО, в том числе с отделами программирования российских предприятий; более активное обучение партнеров и заказчиков для создания комплексных решений.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями