Брайн Галлахер: «У облака два основных ингредиента ингредиента  – виртуализация серверов и виртуализация систем хранения» В разговоре с журналистом «Открытых систем» Галлахер рассказал о новой облачной стратегии компании и месте систем хранения в ее реализации.

— Для своих заказчиков EMC провозглашает стратегию перехода к частному облаку. В то же время, выступая на форуме, вы заметили, что один из наиболее интересных секторов рынка для компании – поставщики общедоступных облачных сервисов. Нет ли здесь противоречия? И видите ли вы принципиальную разницу между инфраструктурами для частных и публичных облаков?

Говоря о частном облаке, в EMC имеют в виду то, что ряд других компаний называют гибридным облаком, объединяющим ресурсы локального центра обработки данных и внешние сервисы. Поэтому и возникает путаница в определениях. EMC концентрируется на предоставлении заказчикам средств, которые помогут им переводить свои приложения из локальных ЦОДов на ресурсы, предоставляемые провайдером облачных сервисов. Конечная цель – «ИТ как сервис», то есть возможность легко и быстро получать необходимые приложения и инфраструктуру независимо от их физического расположения. Заказчики могут выбирать – строить собственный виртуализированный ЦОД и реализовать на этой основе облачные сервисы или связать его с сервисами внешнего провайдера, который предоставляет безопасную, управляемую «ИТ-инфраструктуру как сервис».

На рынке сервис-провайдеров мы наблюдаем сегодня ярко выраженную специализацию. Фактически они специализируются либо на определенных типах приложений, либо на работе с клиентами из определенной отрасли. Стратегия EMC заключается в том, чтобы обеспечить все необходимое для построения виртуальной инфраструктуры  на уровне либо корпоративных центров данных, либо сервис-провайдера.

— Вы отождествляете облачную и виртуальную инфраструктуру?

У облака два основных ингредиента – виртуализация серверов и виртуализация систем хранения, и, в этом смысле, да, я ставлю знак равенства между полностью виртуализированной и облачной инфраструктурами. Виртуализация серверов базируется на таких решениях, как, например,  VMware. В области виртуализации систем хранения новейшие разработки EMC – это технология автоматизации распределения данных по уровням хранения FAST (Fully Automated Storage Tiering) и технология кэширования Access Anywhere, которая обеспечивает работу в активном режиме всех узлов распределенного пула хранения.

Помимо облачных вычислений были и другие перспективные модели, например, grid. Но именно облака обеспечивали более реалистичный и достижимый подход  — благодаря абстрагированию, или виртуализации, на уровне приложений и на информационном уровне. Такая виртуализация дает возможность перемещать массивы данных, связанные как с приложениями, так и с информацией, внутри центра обработки данных компании, между различными центрами или между ЦОДом и инфраструктурой сервис-провайдера.

Нынешней весной мы анонсировали технологию Access Anywhere в системе под названием VPLEX, а также продемонстрировали использование VPLEX совместно с решением по переносу виртуальных машин VMware Vmotion. Таким образом появилась возможность перемещать сотни приложений между разными площадками без остановки их работы, причем переносились и сами приложения, и связанные с ними данные.

Мы считаем, что это фундаментальная технология для реализации всех преимуществ гибридных инфраструктур.

— В своем выступлении вы противопоставили подход к построению облака, которого придерживается EMC и ее партнеры по альянсу VCE и который основан на виртуализации, и подход ваших конкурентов, таких как IBM, HP, Oracle, который вы назвали вертикализацией, то есть предоставлением единых аппаратно-программных комплексов в качестве платформ для облачной инфраструктуры. Но разве выпущенная альянсом VCE система vBlock – не пример такой вертикализации?

Нет, поскольку в vBlock есть два уровня, чтобы обеспечивать переносимость приложений и связанных с ними данных на платформы других поставщиков. Средства виртуализации серверов и систем хранения позволяют перемещать приложения и данные на системы вне vBlock, скажем, платформы, объединяющие серверы Dell, сетевую инфраструктуру Brocade и системы хранения не от EMC. Мы реализуем более открытый с точки зрения поддержки мультивендорности подход, чем Oracle, IBM или HP. В EMC абсолютно убеждены в том, что частные и гибридные облака – это мультиплатформенные среды, интегрирующие системы разных поставщиков.

— Вы возглавляете подразделение Symmetrix. Какое место эти системы хранения занимают сегодня в структуре продуктов EMC, какие важные новшества в них были реализованы за последнее время?

Symmetrix — ключевая архитектура систем хранения EMC. После того как был выпущен новый массив Symmetrix V-Max во втором квартале 2009 года, доля EMC на рынке систем хранения старшего класса  увеличилась с 45 до 54%. Такой рост я могу объяснить тем, что наши заказчики осознали ценность возможностей, предоставляемых V-Max, а также  тем, что наша стратегия по продвижению программной технологии FAST оказалась успешной.

Отличительная черта нашей архитектуры — виртуальная матрица, которая обеспечивает масштабирование за пределы коммутационной панели одного устройства. Архитектуры систем старшего класса развивались в основном на базе такой коммутационной панели. Но мы видим, что центры обработки данных нового поколения должны быть эластичными, то есть позволять произвольно перемещать приложения и информацию внутри и между ними. Поэтому мы разработали модульную, масштабируемую архитектуру виртуальной матрицы, способную расширяться за пределы физических границ самого устройства.

Виртуальная матрица обеспечивает множество других преимуществ по сравнению с традициоными системами, в том числе по производительности, надежности, отказоустойчивости. Но все-таки самое главное достоинство этой архитектуры состоит в том, что она позволяет выйти за рамки форм-фактора самого устройства, обеспечивая максимальные возможности горизонтального масштабирования по переносу приложений и связанной с ними информации.

— EMC приглашает своих заказчиков в путешествие к частному облаку. Какие серьезные риски ожидают их на этом пути? Какую страховку от них может предложить EMC?

Пожалуй, самый главный риск, а точнее сказать, обеспокоенность, которую высказывают наши заказчики, по крайней мере те, с которыми я встречаюсь, связаны с наиболее важными для их бизнеса приложениями и теми системами, чья производительность имеет для них критическое значение. Дело в том, что в инфраструктурный стек добавляется уровень виртуализации, который может замедлить отклик и снизить производительность приложений.

Чтобы снизить подобные риски, EMC совместно с VMware много работала над тем, чтобы исключить большинство причин задержек; используются также технологии флэш-памяти — они тоже помогают уменьшить задержки.

Однако хочу подчеркнуть, что виртуализация, на самом деле, способствует повышению производительности, так как количество виртуальных машин может расширяться динамически. То есть, если приложению нужна более высокая производительность, оно просто увеличивает число используемых виртуальных машин.

Второй фактор, который волнует наших заказчиков при переходе к облакам, – это доступность и надежность бизнес-критичных приложений; третий – безопасность. Если говорить о доступности и надежности, то я утверждаю, что, предоставляя совокупность таких технологий, как VMware Vmotion, V-Max и VPLEX, мы реально повышаем доступность, поскольку можем управлять распределением рабочей нагрузки как в рамках одного центра данных, так и между несколькими ЦОДами.

Что касается безопасности, то здесь наибольшие опасения вызывает поддержка множества арендаторов облачных ресурсов (multitenancy). EMC много работает в этом направлении, у нас реализована развитая технология контроля доступа. Кроме того, мы встроили в массивы хранения технологию шифрования данных в покое (at rest), что позволяет обеспечить надежную защиту информации, которая хранится в системах, а не перемещается по сети.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями