Игорь Ашманов: «Проект — это более простая и управляемая вещь, чем стартап» Однако докладчик с самого начала предупредил слушателей, что знанием того, почему одни проекты удаются, а другие нет, он не обладает, да и не стал бы относить стартапы к категории проектов. «Проект — это более простая и управляемая вещь, чем стартап", — заявил Ашманов и в подтверждение привел следующую статистику. Из десяти проектов, в которые инвестирует венчурный капиталист, четыре проваливаются, четыре спустя несколько лет имеют нулевую рентабельность, а два окупают затраты на все остальные.

"Вы бы стали участвовать в проекте, у которого вероятность успеха 20%?» — спросил эксперт риторически.

По словам Ашманова, мало кто из участников стартапов задумывается о том, что венчурный капиталист, инвестирущий в проект, находится «над» статистикой. Он лишь для того и инвестирует в десять проектов, чтобы обратить ее себе на пользу. А тот, кто вступает в проект на правах собственника, технического директора или разработчика, является объектом статистики.

Ашманов склонен уподобить стартапы скорее любовным романам: "Если вы посчитаете, сколько у вас было романов и сколько браков, процент будет примерно такой же".

Психология инженера ("если все правильно спланировать, а потом исполнить, то оно сработает"), деловая литература и журнальные статьи, корпоративные легенды успешных компаний, умалчивающие о трудностях, создают у неопытных организаторов ложные ожидания того, что данная команда с данной технологией создаст компанию с известными заранее собственниками, выпустит продукт, заработает деньги, а затем последует продажа предприятия или выпуск акций.

"Надо понимать, что ничего из этого не сбудется, ни один пункт", — заявил Ашманов. "То, как вы себе представляете свои отношения с девушкой или жизнь с женой, совершенно не соответствует тому, что потом происходит", — продолжил он романтическую параллель. Стандартный сценарий: собственники через пару лет будут совершенно другие, продукт будет другой, сроки будут сорваны, денег не хватит. Спустя значительное время акции выпустит уже другая компания. И хорошо, если организатору удастся в ней остаться.

Первой причиной невозможности точного расчета деятельности стартапов Ашманов назвал человеческую непредсказуемость: «Когда вы нанимаете людей или берете их в собственники, вы не можете определить, что с ними произойдет через два года. Люди болеют, умирают, у них родятся дети, они берут ипотеку, их сманивают конкуренты, часть из них оказывается переоцененными...» Спустя время может выясниться, что некоторые люди взяты в долю зря.

Очень часто возникают проблемы с продуктом, заканчивающиеся иногда появлением совершенно иного продукта. Пример из опыта самого Ашманова: была создана компания «Поисковые технологии", чтобы делать специализированные поисковые машины. В качестве демонстрации технологии был создан агрегатор новостей "Новотека", и в ходе работы выяснилось, что поисковые машины для узких ниш не нужны. Затем предполагалось выпускать конструктор поисковых машин, однако оказалось, что те, кому нужны собственные поисковые машины, не способны таким конструктором воспользоваться. В это время вышла из строя сеть, с помощью которой обменивались трафиком СМИ. Используя приобретенные в ходе разработки "Новотеки» отношения с тысячами СМИ, компания создала собственную сеть обмена трафиком, которая теперь зарабатывает несколько сотен тысяч долларов в месяц.

Трудным испытанием, которое выдерживают далеко не все стартапы, является так называемая "долина смерти": момент, когда оговоренный срок инвестирования подошел к концу, а продукт еще не продается. На этом этапе если инвестор и согласится продолжать отношения, организатору может потребоваться уменьшить размер своей доли в его пользу. Ашманов выходил несколько раз из таких ситуаций, говоря инвесторам, что есть другие инвесторы, которые хотят войти в проект. Ради того, чтобы другие не входили, те обычно соглашались предоставить заем, не увеличивая доли в проекте.

И, даже если стартап превратится в успешный бизнес, большую часть людей придется заменить, потому что вместо людей, способных на приемлемом для стартапа уровне решать широкий круг задач, потребуются узкие, но высококлассные специалисты.

Как резюмировал эксперт, в стартапах ничего не получается автоматически, нужно готовиться к постоянным изменениям, к лишениям, к самоограничению. Конфликты внутри команды и с инвестором неминуемы. "Главное — это ваши личностные свойства, — сказал Ашманов. — Хватит ли у вас упертости, умения общаться с людьми, настойчивости и так далее". Выживают, по его словам, вовсе не те, кто придумал ценную идею или хорошую технологию, а настойчивые.

"Ничего сложного, просто надо помнить, что вероятность успеха  составляет процентов 20-30", — заключил Ашманов свой рассказ.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями