Алексей Ремизов: «Чтобы и далее оставаться серьезным игроком на рынке, нужно быстро усваивать опыт предоставления ИТ-сервисов, бизнес-сервисов, наработанный годами практической реализации тысяч ИТ-проектов в США и Европе» О перспективах облачного бизнеса в России ответственному редактору Computerworld Россия Алексею Есауленко рассказывает председатель совета директоров «Ай-Теко» Алексей Ремизов.

- Совсем недавно на одной из пресс-конференций вы сказали, что «Ай-Теко» меняет свое позиционирование на рынке, трансформируясь из интегратора в сервис-провайдера. Компания построила собственный крупнейший в стране дата-центр, а теперь еще и открыла на его основе СП с Tieto. Очевидно, для смены стратегических ориентиров были весомые причины. Расскажите, пожалуйста, о них.

Я бы не назвал это сменой стратегических ориентиров. Прежде всего это отражение нужд наших заказчиков и спроса на рынке. Сейчас идет переориентация клиентов с покупки аппаратного обеспечения к аренде вычислительных мощностей «по требованию», от покупки программного обеспечения на основе бессрочной лицензии – к покупке ПО как сервиса, от покупки элементов ИТ (сеpверов, систем хранения данных) – к приобретению ИТ-сервиса, а во многих случаях – и бизнес-сервиса, опирающегося на ИТ.

В этом смысле Россия повторяет путь, по которому уже давно идет Запад. Может быть, наша страна, начав движение по этому пути позже, пройдет его ускоренными темпами. Вполне в нашей традиции и менталитете: «Русские долго запрягают, да быстро едут». Чтобы и далее оставаться серьезным игроком на рынке, нужно быстро усваивать опыт предоставления ИТ-сервисов, бизнес-сервисов, наработанный годами практической реализации тысяч проектов в США и Европе. Альянс с Tieto — крупным игроком на рынке ИТ-услуг – для нас именно такой способ быстро и качественно научиться делать то, на что европейские и американские компании потратили десятилетия.

- Как бы вы охарактеризовали современное состояние российского рынка инфраструктурных ИТ-сервисов? Какие тенденции, на ваш взгляд, сегодня преобладают в этом сегменте? В какой степени концепция облачных вычислений влияет на формирование этого рынка?

Мировая тенденция такова, что при существенном повышении спроса на аутсорсинг ИТ-инфраструктуры доля аутсорсинга базовых ИТ-сервисов снижается, уступая место комплексным услугам. Продвинутым российским компаниям тоже близок комплексный подход, подразумевающий и сolocation, и полноценный аутсорсинг вычислительных систем ЦОД (в том числе «инженерку»), однако отечественный рынок еще не готов к аутсорсингу бизнес-процессов из-за недостаточной проработанности правовых, юридических и страховых вопросов. В России развитие сегмента специализированной инженерной инфраструктуры для ИТ запаздывает, что тормозит прогресс и является отличительной особенностью российского рынка аутсорсинга ИТ. Именно поэтому особое внимание у нас уделяется развитию одного из направлений аутсорсинга вычислительной инфраструктуры — технологии облачных вычислений. При этом нужно понимать, что к основным базовым блокам облачных сервисов относится именно инфраструктура ЦОД.

- По уровню развития в этой сфере мы значительно отстаем от развитых стран?

Отстаем, и довольно существенно, особенно в нормативно-правовой области и в сфере инфраструктуры для безопасности облачных сервисов (скажем, удостоверяющих центров). Как следствие еще низок уровень готовности к переходу на публичные облачные сервисы со стороны заказчиков, которые оценивают – и небезосновательно – эти риски как относительно высокие. Насколько общественное облако привлекательно экономически (ведь вся нагрузка по организации и обслуживанию ЦОД лежит на плечах поставщика облачных сервисов, а с пользователя берется только плата за пользование ресурсами), настолько эта непрозрачная «сплошная облачность» выглядит пугающе с точки зрения безопасности. Пользователям обычно не известны ни аппаратная конфигурация общественного облака, ни политики безопасности, ни состояние инженерных систем ЦОД поставщика, из-за чего более трети компаний (37%, по данным компании Novell) откладывают уход в облака на неопределенный период. Поэтому в первую очередь будут развиваться частные облака – сервисы, рассчитанные на одного клиента и созданные специально для него. В таком «персональном облаке» с его высокими показателями безопасности и надежности заказчик чувствует себя относительно спокойно и уверенно – он точно знает, где и как хранится и обрабатывается его информация.

- Согласны ли вы с мнением, что ожидаемый переход к облачным вычислениям знаменует собой сдвиг парадигмы в ИТ-отрасли? Нет ли у сторонников данной концепции завышенных ожиданий, сформировавшихся под маркетинговым давлением определенных участников рынка?

Пожалуй, да. Это сдвиг от парадигмы «владей» к  «арендуй», который, впрочем, происходит во многих областях. Традиционная дилемма: что выгоднее и удобнее – создавать и иметь свое собственное или приобрести у того, кто умеет это делать эффективнее? Здесь многое упирается в три главных фактора: реальную возможность купить вместо того, чтобы владеть; безопасность; экономическую целесообразность с учетом рисков. И когда купить что-то как сервис станет дешевле и безопаснее, чем иметь самому, это тут же будет приобретено как сервис.

Нам же не приходит в голову, скажем, топить печку или камин в каждой комнате многоквартирного дома при наличии центрального отопления -- мы верим в его доступность и безопасность и знаем, что оно дешевле и удобнее. Можно еще сравнить ситуацию с развитием рынка ИТ-услуг, с историей возникновения банков и банковских услуг. Ведь информация по своей природе ничем не отличается от денег и других инструментов торговли, созданных человечеством. Еще в Средневековье люди оценили преимущества таких средств взаиморасчетов, как депозитарные расписки и векселя. Торговцу, путешествующему, допустим, из Европы в Палестину, вместо сундуков с золотом, привлекающих внимание разбойников, наверняка удобнее и безопаснее было везти вексель, который он обменивал в конечном пункте у местного ростовщика. У человека есть выбор, где держать деньги — в банке или под подушкой. Правда, во втором случае придется ставить металлическую дверь и охранную сигнализацию. При этом инвестиции в средства безопасности при таком способе хранения прямо пропорциональны количеству хранимых денег. С другой стороны, вы гарантированы от потерь в случае банкротства банка…

Так и с ИТ-инфраструктурой. Можно строить свой собственный дата-центр, который тяжелым финансовым бременем ляжет на себестоимость основной продукции (здесь и инфраструктура, и лицензии, и весьма недешевый обслуживающий персонал). А можно получать то же самое как услугу гарантированного качества у профессионального аутсорсера, не отвлекая значительные финансовые средства на непрофильную для компании деятельность.

- Но если экономический эффект от облачных сервисов налицо (до 35% экономии затрат на ИТ), то почему же в дата-центры не выстраиваются очереди страждущих перейти на новую ИТ-модель?

Если продолжать аналогию с кредитно-финансовыми отношениями, то причина та же: лишь спустя столетия от зарождения банковских услуг они стали повсеместными, когда выросло доверие клиентов к надежности этих услуг и произошло колоссальное расширение их перечня и удобства использования. Действительно, законодательство в банковской сфере сегодня отработано до совершенства, чего пока не скажешь о законодательстве в сфере предоставления ИТ-услуг, не дающем клиентам чувства абсолютной уверенности и гарантированной защищенности. Вместе с тем, по мере развития методов криптографической защиты и информационной безопасности, мы все неминуемо уйдем в защищенные облака (trusted clouds). И в будущем бизнес, несомненно, достигнет заоблачной ИТ-высоты. Хотя сама облачная метеометафора, если честно, мне не импонирует.

- Способны ли поставщики облачных сервисов существенно уменьшить рыночный спрос на инфраструктурные решения и ПО корпоративного класса? Предполагается же, что компаниям больше не потребуется покупать собственные сеpверы, системы ERP, CRM и т. д. Когда и насколько может уменьшиться спрос на эти продукты? В каких сегментах рынка?

Не поставщики облачных сервисов уменьшат спрос. Скорее спрос со стороны заказчиков уменьшится по мере выполнения трех названных выше предпосылок. Хотя нужно учесть, что облака базируются все-таки на чем-то реальном. И никто не отменял необходимости приобретать права на использование ПО и покупку оборудования. Безусловно, для производителей ПО это будет переход к новой лицензионной модели, для производителей «железа» — переключение на новых покупателей, в роли которых выступать будут уже не столько банки и промышленные холдинги, сколько крупные поставщики облачных сервисов. При этом произойдет концентрация покупательской силы в руках ведущих поставщиков вычислительных ресурсов коллективного пользования, ЦОД, и они смогут получать куда более выгодные цены от поставщиков оборудования и ПО.

- Как будет трансформироваться инфраструктура коммерческих центров обработки данных в процессе реализации облачной концепции? К примеру, ваш ЦОД «ТрастИнфо» скоро начнет предоставлять облачные услуги, разработанные совместно с Tieto. Потребуется ли для этого технологическая модернизация в дата-центре?

В современном мире изменения – единственно возможная форма существования. Поэтому постоянная трансформация, технологическая модернизация процессов неизбежны. Мы вполне сознательно берем на себя бремя этих перманентных изменений, чтобы заказчики получали неизменно качественный сервис, соответствующий их меняющимся потребностям.

- Какие требования к программным приложениям несет в себе концепция облачных вычислений и в какой степени разработчики приложений учитывают эти требования на современном этапе?

Я бы выделил два направления: технологическую возможность предоставления ПО как услуги и лицензионную политику в этой области. Все крупнейшие разработчики активно работают именно в этих направлениях.

- Вы уже упоминали о несовершенстве нашего законодательства в ИТ-сфере. Соответствует ли действующая в России нормативно-правовая база запросам участников рынка, предоставляющих облачные сервисы?

В целом — да. Конституция РФ и Гражданский кодекс не препятствуют таким видам хозяйственных отношений экономических субъектов. А вот в деталях пока ясности нет. Еще очень многое предстоит сделать  на федеральном законодательном уровне, на уровне подзаконных актов, на уровне стандартов и бизнес-соглашений, регламентов создающегося рынка.

- Заграничные аналитики твердят, что облако представляет собой экосистему, участники которой строят свои отношения на взаимном доверии. Однако в России недаром говорят: «Доверяй, но проверяй». Какие потенциальные риски грозят потребителям облачных сервисов и как сервис-провайдеры могут уберечь своих клиентов от этих рисков?

Говорить о партнерстве как о взаимном доверии можно. Ведь если сервис-провайдер купил комплект дорогостоящего оборудования для обслуживания крупного клиента, а тот разорвал контракт, то поставщик услуги терпит колоссальные убытки. И для него риск может быть ничуть не меньшим, чем для банка, который отказался от своего ЦОД в пользу облака. Но сейчас ситуация на рынке такова, что не потенциальные поставщики сервиса испытывают недоверие к клиентам, а, наоборот, крупные корпоративные заказчики оценивают риски публичного облака как слишком высокие. Поэтому сегодня правильнее говорить о безопасности и оценке рисков, а не о взаимном доверии либо его отсутствии.

Как любой аутсорсинг, переход от покупки оборудования к покупке сервиса сопряжен с рисками. Риски могут быть тактическими, управляемыми, ограниченными, а могут представлять реальную угрозу для деятельности организации. Управление рисками — это вопрос договорных отношений и зрелости рынка. Как только у клиента будет уверенность в финансовой и технической состоятельности сервис-провайдера, как только последний сможет убедительно гарантировать и обеспечить соблюдение уровня сервиса по контракту, как только появятся альтернативные пути получения такого же сервиса (чтобы быстро сменить поставщика в случае сбоя), тут же появится и доверие, о котором вы говорите.

Создавая альянс с и Tieto, мы как раз предлагаем российским клиентам такого доверенного партнера – поставщика высоконадежных и качественных сервисов с развитой облачной сетью, включающей Москву, Хельсинки, Осло, Стокгольм, Копенгаген и Санкт-Петербург.

- Насколько справедливы и обоснованы существующие тарифы и контрактные условия (в том числе SLA) на облачные сервисы? Каким образом они формируются на этапе становления данного сегмента рынка?

Тарифы отражают несколько моментов: размер первоначальных вложений, себестоимость, риски, ожидания инвесторов относительно сроков окупаемости, качество предоставляемого сервиса. Крупные заказчики начинают вырабатывать у себя методики анализа рисков, приходят к пониманию необходимого уровня сервисов. Поэтому сравнимые по объему контракты могут быть заключены с разной ценой – в зависимости от оценки рисков заказчиком. Тот, кто недооценивает риски простоя и прельщается лишь низкой стоимостью, заключает контракт с дешевыми ЦОД уровня Tier 2 и ниже, составляющими сегодня основу рынка. Я уверен, что в обозримой перспективе методика оценки рисков будет как-то унифицирована для всего рынка, премия за снижение рисков для более совершенного сервиса будет полнее соответствовать его себестоимости. Поэтому будущее, несомненно, за центрами уровня Tier 3 и выше.

- Какие из облачных услуг, на ваш взгляд, станут наиболее востребованными в ближайшем будущем и среднесрочной перспективе? В каких сегментах рынка? И когда, по вашим оценкам, на рынке появится значимый спрос на услугу под условным названием «все как сервис»?

Уже сейчас востребованы такие элементы облаков, как виртуализация сеpверов, рабочих мест, представлений. Быстро завоевывает рынок модель использования внешнего ЦОД как резервной – а часто и основной – площадки. Прогнозируемо быстро разовьется SaaS как модель экономии затрат на лицензии ПО. По мере совершенствования законодательной базы и организационно-технических предпосылок (инфраструктуры удостоверяющих центров, электронных ID граждан) нас ожидает бурное развитие защищенных облаков – концепции, которая совмещает преимущества частного (высокая безопасность) и публичного (экономическая привлекательность) облаков. Кроме того, возможно быстрое развитие разнообразных услуг для населения, в том числе предоставление госуслуг в электронном виде.

Но если развитие услуг класса «инфраструктура как сервис», «платформа как сервис», «данные как сервис», «рабочее место как сервис» и «ПО как сервис» можно только приветствовать, то вот «все как сервис» вряд ли может или по крайней мере вряд ли должно иметь право на существование. Ведь что-то компания должна делать и сама – хотя бы получать прибыль. А то будет, как в мультфильме-сказке «Вовка в Тридевятом царстве», когда двое из ларца, одинаковых с лица, были готовы делать за юного героя все, включая поедание сладостей…

Компания должна уметь делать что-то лучше конкурентов. И это «что-то» – основное бизнес-преимущество, ключевую бизнес-функцию (как ни назови) – тоже нельзя отдать на аутсорсинг. А вот все, не относящееся к основной деятельности, можно смело отдать на сторону. Что многие уже сейчас и делают – сколь успешно, столь и безбоязненно.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями