Выяснилось это после анализа его ДНК, проведенного в компании 23andMe, одной из основательниц которой является жена Брина.
 
«Поскольку лишь о незначительной доле генов известно, что они имеют существенное влияние на состояние здоровья, вероятность открыть что-то важное для лично моего здоровья казалась мне чисто гипотетической, — пишет Брин. — Поэтому, когда жена предложила мне поискать в моих данных сведения об этой конкретной мутации, я смотрел на это большей частью как на развлечение». Однако оказалось, что Брин, как и его мать, несет в себе измененный ген G2019S, что, по современным представлениям, означает повышение вероятности развития в старости болезни Паркинсона на 20–80% по сравнению с людьми без этой особенности.
 
Брин считает, что ему повезло: у него есть много времени, чтобы попробовать уменьшить шансы на развитие болезни и поддержать исследования по борьбе с ней. «Теперь я лучше, чем подавляющее большинство людей, представляю, какие болезни ждут меня в старости — и у меня есть несколько десятилетий, чтобы к этому подготовиться», — резюмирует Брин.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями