Реклама

Первоначально этот текст был посвящен выходу новой и как всегда интересной книги Брюса Шнайера (Bruce Schneier) под названием «Данные и Голиаф». Но в процессе подготовки материала довольно быстро стало понятно, что рассказывать лишь об этом событии когда вокруг примерно на ту же тему одновременно происходит столько всего значительного было бы как-то не совсем правильно.

Давид и Левиафан

Иначе говоря, сам фон событий, сопровождающих появление новой аналитической работы всемирно известного специалиста по инфобезопасности, представляется еще более богатым и достойным отражения, нежели содержание конкретной книги. Ибо этот фон формируют на редкость яркие люди с их в высшей степени примечательными историями и биографиями.

Но сначала все же об очередной книге Шнайера и о рождении ее названия. На первоначальном этапе этот проект носил рабочий заголовок «Данные и Власть», что звучало довольно банально, но зато вполне адекватно отражало суть исследования.

Мы все в огромных количествах порождаем ныне цифровые данные: личные записи, фото и видео в социальных сетях, электронная почта и текстовые сообщения, телефонные звонки и метаданные этих звонков, адреса нашей жизни в Интернете и лог-журналы наших реальных перемещений у операторов сотовой связи. Все эти вещи, как и многие другие цифровые следы подобного рода, ныне тщательно фиксируются, сохраняются и анализируются без ведома людей, такие следы оставляющих.

Совершенно ясно, зачем это делается: тот кто имеет о вас всю информацию (где вы бываете и с кем общаетесь, что делаете и покупаете, что смотрите и о чем думаете), фактически, приобретает над вами власть. Вполне понятно и то, кому такая власть нужна — корпорациям и государству, причем разница между этими сущностями давно уже стала размытой и условной. Безусловным остается лишь одно — их желание тотально контролировать массы, дабы постоянно и надежно работала главная формула угнетения: «спи — работай — потребляй».

Короче говоря, речь здесь идет о вечной теме — о порабощении людей властью. Но только на этот раз в условиях существенно нового инструмента порабощения — в виде изобильных цифровых данных. А также о том, что современный человек это обоюдоострое оружие вполне может применять и в собственных целях — для массового и тотального контролирования власти, а значит, и для своего освобождения от гнета.

Именно по этой причине название книги в итоге сменилось на «Данные и Голиаф». Чтобы, отсылая к известной библейской истории, особо подчеркнуть, что даже несравнимо более сильный, казалось бы, противник-гигант может быть побежден и вполне обычным человеком — если тот грамотно воспользуется имеющимся техническим инструментарием...

Другой неслучайной причиной для выбора именно такого названия стала еще одна недавняя книга — «Давид и Голиаф» Малкольма Гладуэлла. На счету у этого чрезвычайно успешного автора уже пять книг-бестселлеров, проданных гигантскими тиражами, причем каждая из работ так или иначе закручена вокруг разных, но, по сути, неизменных и любимых для Гладуэлла сюжетов из реальной жизни. О том, как рядовые люди, невзирая на самые неблагоприятные начальные условия, преодолевают все препятствия и в результате добиваются в жизни большого успеха — вопреки любым обстоятельствам.

Миллионам читателей явно нравится рецепт, лежащий в основе всех книг Гладуэлла : бойкий авторский слог, захватывающие подлинные истории и подкрепляющие их социальные и психологические исследования, взятые из научных журналов. Правда, не слишком честные трюки автора (выделить необычную деталь, подобрать под нее нерепрезентативную статистику на основе аналогичных случаев, а затем создать впечатление, что это «не замечаемая людьми закономерность») уже создали Гладуэллу репутацию «самого высокооплачиваемого сказочника Америки». Однако на количество его проданных книг это, похоже, пока не влияет.

Вполне очевидно, что и Брюс Шнайер относит себя к поклонникам творчества Гладуэлла. И хотя он подчеркивал, что одна из его собственных предыдущих книг, «Лжецы и Аутсайдеры», получила свое название совершенно независимо от гладуэлловой книги «Аутсайдеры», вышедшей чуть ранее, думается, что такое совпадение вряд ли было случайным. Потому что позднее, когда вышла книга Гладуэлла «Глазами собаки», в блоге у Шнайера появилась еще одна аналитическая рубрика: «Глядя из собачьей будки».

И даже теперь, когда его новая книга опять отразила в своем названии последний опус все того же автора, Брюс продолжает считать, что и это не более чем случайность. Причем он сам отмечает, что среди первых отзывов, напечатанных издательством на суперобложке «Данных и Голиафа», ему особенно понравилась вот такая цитата: «Общественные дебаты о проблемах слежки в цифровую эпоху были бы намного более осмысленными, если бы мы все для начала почитали Брюса Шнайера», — Малкольм Гладуэлл, автор «Давида и Голиафа»...

 

Та же самая, по сути, тема — о шансах на победу для «маленького человека» в очевидно неравном по силам и ресурсам противостоянии — характерна, конечно же, далеко не только для творчества двух упомянутых авторов. Случилось так, что в те же февральские дни, когда из печати вышла свежая книга Шнайера, на церемонии вручения призов Киноакадемии США премию «Оскар» за лучший документальный фильм года получила картина Лоры Пойтрас «Гражданин Четыре» ( Citizenfour) об Эдварде Сноудене.

Прямое соответствие между книгой Шнайера и делом Сноудена, предоставившего журналистам тьму топ-секретных файлов о реальных масштабах электронной слежки государства за людьми, выглядит совершенно ясным. Куда менее очевидной представляется взаимосвязь между этой темой и фильмом «Левиафан» Андрея Звягинцева, также представленным среди номинантов на «Оскар», но только по совершенно другой категории.

Однако эти связи проступают куда более отчетливо, если знать, что основным мотивом, побудившим российских кинематографистов выбрать название для своей картины, была не столько история про гигантское чудовище из библейской «Книги Иова», сколько книга «Левиафан» английского философа Томаса Гоббса, который использовал уже известный образ ужасного монстра — всесильного и непобедимого для человека дракона — в качестве метафоры государства.

Давид и Левиафан

Работа Гоббса была завершена и издана в 1651 г. Иначе говоря, философу довелось жить и творить в один из самых темных и трагичных периодов в истории Англии, в эпоху братоубийственной гражданской войны, жутких эпидемий и пожаров. Все эти беды не могли не наложить отпечатка на идеи мыслителя, так что глубинная природа человека выглядела для него крайне мрачно: «Человек человеку волк, все воюют со всеми».

В таких условиях единственным спасением и механизмом, способным уберечь человечество от самоуничтожения, Томасу Гоббсу представлялось государство. Создаваемое по взаимному соглашению людей, избирающих сильного, решительного царя, и построенное непременно на принципах абсолютистской монархии, в одних руках объединяющей как светскую, так и духовную власть (по Гоббсу, страх перед теми незримыми силами, что государством одобрены, есть религия, а страх пред потусторонними силами, которые государству не по нраву, это есть суеверия и предрассудки).

Конечно же, государство должно быть жестоким в достижении своих целей, с готовностью признавал философ, но только лишь так и возможно, по его мнению, обеспечить людям нормальную мирную жизнь. В каком-то смысле книга Гоббса в развернутой форме подводила теоретическую базу под парадоксальную формулу из «Дракона», самой известной пьесы Евгения Шварца: «Единственный способ избавиться от драконов — это иметь своего собственного».

Одной же из самых выдающихся особенностей первого издания «Левиафана» Гоббса, по всеобщему признанию, стала воистину неординарная обложка книги. На которой суть государства-чудища художник изобразил в виде гигантского человека, все тело которого образуют тысячи крошечных людей-граждан. И хотя с момента выхода этого произведения минуло уже почти четыре столетия, актуальность книги по сию пору отнюдь не утратилась.

Каждый обычный человек по отдельности может казаться маленьким и незначительным. Примерно как Давид по сравнению с великаном Голиафом. Но все вместе мы образуем куда более мощное создание — дракона Левиафана, рядом с которым любой Голиаф кажется мелкой козявкой.

Образованный нами монстр, наше государство, может представляться коррумпированным, мафиозным, лживым и отвратительным. Но оно отражает нам то, какие мы есть коллективно. С этим монстром нельзя бороться силой — от этого чудовище лишь усиливается. А любое восстание, даже успешное, приводит к власти вождей еще более мерзких, чем прежние.

Реально же изменить государство можно лишь одним способом — когда сами граждане изменяют себя индивидуально и коллективно. Каковы в государстве Давиды и Сары, Эды и Лоры, Маши и Пети, таков и коллективный Левиафан...

Когда стало известно о присуждении «Оскара» документальной картине «Гражданин Четыре», то главный герой фильма, Эдвард Сноуден, поздравил создателей этой работы такими словами: «В самом начале, когда Лора Пойтрас спросила меня, можно ли ей снимать наши встречи, я отнесся к этому с крайним сомнением. Теперь же я благодарен ей за то, что она сумела меня убедить. Получившийся в результате фильм это смелая и блестящая картина, вполне заслуживающая доставшиеся ей почести и признание. Данная премия, как я надеюсь, не только вдохновит еще больше людей на просмотр фильма, но и воодушевит их его главным посланием что обычные граждане, работая вместе, могут изменить этот мир».

Купить номер с этой статьей в PDF