Реклама

В Санкт-Петербурге впервые прошла межрегиональная конференция «Практическая польза региональных информационных систем в сфере здравоохранения», на которой специалисты смогли обменяться опытом и подумать вместе о том, что делать с нерешенными задачами. Организовано мероприятие было Медицинским информационно-аналитическим центром городского Комитета по здравоохранению совместно с компанией «Нетрика».

Если судить по выступлениям представителей МИАЦ и органов управления здравоохранением Петербурга, Краснодарского и Алтайского краев, Архангельской, Мурманской, Нижегородской областей, то информатизация в регионах идет полным ходом. Некоторые показатели, такие как количество записей к врачу через Интернет, выдача талонов в электронном виде, имеют даже взрывной рост в последние года два. Например, в пятимиллионном Петербурге Единой системой электронной записи к врачу ежегодно пользуется уже свыше 3 млн жителей, из них 2 млн — дистанционно (по телефону, через Интернет), а в Архангельской области, где чуть больше миллиона жителей, за 2015 год обработано более 450 тыс. электронных заявок из 84 учреждений на прием к врачу.

Однако по-прежнему не совсем ясно, какой должна быть региональная информационная система (РИС). По словам Татьяны Зарубиной, заместителя директора ЦНИИОИЗ Министерства здравоохранения России, еще два-три года назад реально понимали, что это такое, не более 30 человек. Сейчас, по-видимому, количество просвещенных уже не поддается счету, но Зарубина все же привела определение для примерно 70 участников конференции. РИС — это интегрированная система сбора, обработки, получения, передачи и хранения данных о состоянии здоровья населения, окружающей среды, ресурсном и финансовом обеспечении службы здравоохранения региона. Обработка, в частности, предполагает наличие подсистемы анализа. Это важно, поскольку главное предназначение РИС — предоставление информации для принятия управленческих решений на региональном уровне.

Геннадий Орлов
Геннадий Орлов: «Пользу региональной системы мы определяем путем умножения объема использования на функциональность»

Общее описание уже имеется, но конкретные требования к таким системам на федеральном уровне еще не прописаны. Зарубина сообщила, что скоро этот вопрос решится — будут разработаны методические рекомендации и индикаторы соответствия. Более точно она определила время вероятного принятия необходимых нормативно-правовых актов под телемедицину, которая «существует в России уже давно». Это должно произойти до конца 2016 года. Во всяком случае министерство здравоохранения уже вплотную занялось решением этой проблемы.

Судя по всему, вряд ли требования к РИС будут определять, какой подход использовать при их создании — «интеграционный» или «монолитный». Первый подразумевает параллельную разработку различных подсистем с последующей их интеграцией, а второй — работу единой команды. Между выступающими состоялся заочный спор по поводу того, какой из этих двух подходов выбрать. Однако от категоричных выводов все-таки воздержались. У обоих подходов есть свои преимущества и недостатки, но и тот и другой все же позволяют добиться нужного результата.

В петербургском МИАЦ даже придумали индикатор, который показывает, насколько близки к конечной цели разработчики. «Пользу региональной системы мы определяем путем умножения объема использования на функциональность. Полученный показатель назвали индексом использования. Он помогает объективно оценить уровень использования медицинских информационных систем в регионе в зависимости от ключевых показателей и достижения их целевых значений, а также организовать оперативное управление информатизацией», — рассказал Геннадий Орлов, директор Санкт-Петербургского ГБУЗ МИАЦ.

Судя по его презентации, объем использования и функциональность измеряются в процентах от максимально возможного целевого значения. Объем использования характеризует охват системой медицинских учреждений и пациентов. Полученный индекс также выражен в процентах. Следовательно, все задачи будут решены при достижении 100%. В Петербурге данный показатель составил 25,6%, но не факт, что его максимальная величина достижима даже теоретически, а пользу медицинских информационных систем для врачей, управленцев и пациентов вообще можно измерить.