Реклама

У каждой эпохи свое пугало, называемое обычно вызовом. В наши дни, по мнению многих экспертов, руководителей больше всего заботит «синдром Uber», названный так в честь сервиса вызова такси через мобильное приложение. Неожиданное появление на вроде бы устоявшемся рынке конкурента «из ниоткуда», с принципиально иной бизнес-моделью, действует шокирующе на завсегдатаев и принуждает их менять свои методы работы.

Как отметил Андрей Филатов, генеральный директор IBM в России и СНГ, выступая на конференции IBM SolutionConnect 2015, опасность «юберизации» подтверждают результаты исследования «Раздвигая границы: результаты глобального опроса руководителей высшего звена», проведенного экспертами IBM Institute for Business Value. Как выяснилось, топ-менеджеры (генеральные директора, директора по ИТ, по операциям, по кадрам и т. д.) полагают, что в ближайшие три-пять лет наибольшее влияние на бизнес окажет именно «конвергенция отраслей». Далее идут «рабочее место в любом месте» (то есть корпоративная мобильность) и рост киберрисков.

В мире ИТ такого рода конвергенция проявилась, например, в проникновении операторов связи на рынок центров обработки данных. Можно, впрочем, отметить, что ИТ-бизнес «начал первым» — сервисы, обеспечивающие связь через Интернет, увели немало трафика и соответственно денег у традиционных операторов.

Также в ходе опроса выяснилось, что генеральные директора опять, как и в предыдущие два года, среди внешних факторов, более всего влияющих на их бизнес, назвали технологии. Относительно недавно, в 2004-м, они были на шестом месте из девяти. Показательно, что «Экология», о которой так много говорится с высоких трибун, все эти годы волновала топ-менеджеров довольно мало, а в нынешние кризисные времена и вовсе не является предметом их забот.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что рецепт преуспеяния «по IBM» состоит в том, чтобы использовать всю мощь облаков, аналитики, мобильности, средств социального взаимодействия. И конечно, средств защиты от киберугроз. Эти направления, как полагают в Голубом Гиганте, будут расти на в целом стагнирующем мировом ИТ-рынке быстрыми темпами: облака к 2018 году — до 400 млрд долл. (среднегодовой рост — 23%), аналитика — до 315 млрд (7%), средства взаимодействия — до 290 млрд долл. (10%).

Игрушечный динозавр, подключенный к Watson, может не только играть с ребенком, но и участвовать в его обучении  
Источник: IBM

Сама же корпорация старается уйти от образа производителя аппаратных средств (на которые в 2014 году приходилось лишь около 10% мирового оборота IBM) и стать поставщиком ПО (30%) и услуг (60%). При этом рост продаж облачных технологий по сравнению с 2013 годом составил 60% (до 7 млрд долл.), средств аналитики — 7%, мобильных решений — 200%, средств безопасности — 19%. В целом первые три направления дали IBM в 2014 году 25 млрд долл., это около 27% оборота, а в 2018-м дадут 40% (40 млрд долл.).

Тем не менее отказываться от своих аппаратных платформ — мэйнфреймов z13, процессоров Power8, твердотельных и программно-конфигурируемых систем хранения — корпорация не собирается, особенно в России, где они играют пока гораздо большую роль в бизнесе компании. В этой области IBM ставит на открытые платформы, в частности на сообщество OpenPower Foundation. В сообществе четыре российских участника — «КНС Групп», «Технопром», «Рикор» и МГТУ им. Баумана; с первыми двумя, а также с компанией «Ситоника«подписаны OEM-соглашения.

По утверждению представителей IBM, технологии, разрабатываемые сообществом OpenPower Foundation, можно будет применять в России независимо от вступления в силу любых внешних санкций и внутренних программ импортозамещения. А для того чтобы в госструктурах могло использоваться программное обеспечение корпорации, IBM подписала с российскими разработчиками четыре десятка ASL-соглашений (участие в программе Application Specific Licensing позволяет нашим компаниям продавать заказчикам программные продукты IBM в составе своих решений).

Не оставляет своим вниманием корпорация и рынок услуг. Открывшийся в феврале казанский центр по их предоставлению (см. «IBM открывает первый центр предоставления услуг в России», Computerworld Россия, № 2, 2015), в котором обслуживают заказчиков более чем из 60 стран, расширяется. К концу года его штат планируется увеличить до 450 сотрудников. Кроме того, IBM будет предлагать локализованные индустриальные решения — для энергетики, обеспечения безопасности, аналитики, управления водоснабжением и т. д.

Относительно же будущего чуть более отдаленного в IBM полагают, что важную роль начнут играть когнитивные технологии, основанные в том числе на нейронном процессоре, созданном компанией в рамках программы DARPA SyNAPSE. Уже сейчас Watson, построенный на «обычных» процессорах, позволяет применять эти технологии для совершенствования процессов нефтедобычи, обучения, диагностики онкологических заболеваний и даже для создания разумных игрушек, которые, будучи подключенными к суперкомпьютеру, способны вести беседу с ребенком лет пяти, участвовать в его обучении и т. д. Надо полагать, что, когда Watson получит нейропроцессоры, он сможет поднять когнитивные технологии на принципиально новый уровень и обеспечит интеллектуальными игрушками детей значительно более старшего возраста. А в целом «когнитивизация» информационных технологий позволит им «стать Uber» для ранее незатронутых ИТ отраслей.

Купить номер с этой статьей в PDF