Реклама
Олег Щапов: «Мы традиционно предоставляем на рынке услуги Cisco WebEx, выручка от которых увеличивается на 200% уже который год»

Экономический спад снова ударил по рынку информационных технологий. Но даже в этих условиях есть причины сохранять оптимизм. Развитие не остановится, если ваш бизнес диверсифицирован, работа с регионами выстроена, а собственные разработки гармонично дополняют продуктовые предложения лидеров индустрии, убежден генеральный директор CTI Олег Щапов. В интервью Computerworld Россия он поделился своим видением происходящего в отрасли и рассказал о стратегии компании.

— CTI активно развивает облачные сервисы и одновременно оказывает интеграторские услуги. Нет ли здесь противоречия?

Противоречия здесь нет. Есть две модели — проектная (или интеграторская, если хотите) и облачная. Они дополняют друг друга. Мир не делится на белое и черное — возобладают конвергентные подходы и так называемые гибридные ИТ. Заказчики продолжат приобретать какие-то системы в собственность для самостоятельного обслуживания бизнес-приложений, нивелируя определенные риски. Вместе с тем часть задач они будут передавать сервисным партнерам, которые, обладая проверенной платформой и имея высококвалифицированных специалистов, смогут эффективно удовлетворить потребности бизнеса в ИТ. И это будет дешевле, чем развертывать соответствующую инфраструктуру и сервисы на своей площадке. Мы реализовали подобную модель «сервисов по запросу». Наши сервисы четко ориентированы на текущие потребности клиентов. Одновременно мы ведем проектный бизнес, помогая заказчикам внедрять ИТ-решения в их инфраструктуру. Такая модель очень эффективна. Хотя некоторые заказчики еще не совсем готовы к восприятию облачных сервисов: кто-то опасается потерять или скомпрометировать свои данные, другие боятся, что сервис окажется ненадежным. Однако со временем недоверие исчезнет.

— Какую долю в структуре выручки CTI занимает сейчас сервисное направление?

В прошедшем году сервисное направление сформировало около 15% выручки компании, причем динамика этой части нашего бизнеса очень высока — он растет на десятки процентов уже несколько лет подряд.

— Не мешает ли CTI в реализации такой гибридной бизнес-модели отсутствие собственного дата-центра?

Нельзя объять необъятное. Для строительства собственного ЦОД нужны большие инвестиции, персонал, имеющий соответствующий опыт. Кроме того, технологии строительств дата-центров быстро эволюционируют в рамках парадигмы программно-конфигурируемых сетей и виртуализации сетевых функций. Пока эти концепции оттачиваются, мы решили развивать свои сервисы на базе партнерских дата-центров. Рынок услуг ЦОД в России уже сформировался, и сейчас можно выбрать качественные инфраструктурные продукты. Поэтому пока смысла в строительстве своего ЦОД мы не видим. Наша стратегия сейчас — предоставлять сервисы. При этом мы пользуемся услугами стороннего ЦОД в Москве и рассматриваем возможность задействовать второй ЦОД, чтобы обеспечить полную катастрофоустойчивость своих решений.

— Какой из облачных сервисов CTI оказался наиболее востребованным?

Прежде всего, облачный контактный центр. Конечные клиенты на различных рынках требуют повышения качества обслуживания, а через контактные центры предприятия могут повысить удовлетворенность заказчиков. Но в России немного профессионалов, способных эффективно организовать работу и обслуживание контактных центров. Поэтому к нашему облачному сервису проявляют интерес даже очень крупные банки и розничные сети. Большая часть клиентов — это торговые предприятия и сервисные компании среднего размера. Также большой интерес на рынке мы видим к нашим инфраструктурным сервисам, запущенным недавно. Они полностью соответствуют модели IaaS. Еще мы традиционно предоставляем на рынке услуги Cisco WebEx, выручка от которых увеличивается на 200% уже который год. Спрос на нашу виртуальную АТС растет не такими большими темпами, но, думаю, и он вскоре вырастет. Мы до сих пор позиционировали виртуальную АТС как продукт для крупных и средних предприятий и организаций. А в феврале выйдем с его новой версией в сегмент малого бизнеса, где рассчитываем значительно расширить клиентскую базу.

— CTI сама разрабатывает свои сервисы?

То, что мы можем выполнить самостоятельно, делаем сами. Если же по продуктовому направлению у нас имеется сильный партнер, мы используем партнерские решения. Наше преимущество в том, что все предлагаемые сервисы мы можем упаковывать, предоставляя заказчику интегрированный продукт. А наша стратегическая задача — создать комплексное решение «ИТ по запросу». Мы хотим предоставить небольшим и средним клиентам возможность полностью отказаться от своих ИТ в пользу облачного решения, покрывающего все потребности предприятия и в вычислениях, и в коммуникациях.

— CTI настолько тесно взаимодействует с Cisco, что кажется, это ваш единственный и главный партнер. Насколько ваш бизнес зависим от Cisco, и видит ли CTI других партнеров такого же уровня на рынке коммуникационных решений?

Мы готовы работать со всеми участниками коммуникационного рынка. Но не зря ведущие аналитические агентства признают лидерство Cisco практически во всех его сегментах решений для бизнес-коммуникаций. Было бы странно не использовать лучшие решения. Со своей стороны мы можем разработать поверх продуктов Cisco собственные сервисные приложения, портальные и другие решения. Пока мы не видим на рынке других предложений, которые были бы настолько же сильны и как самостоятельные продукты, и как основа для создания интегрированных сервисных решений.

— Cisco в последнее время столкнулась с необходимостью решать ряд задач, обусловленных и переменами в руководстве российского офиса, и западными санкциями. Это отразилось на бизнесе CTI?

Мы сейчас настолько тесно интегрированы с Cisco, что перемены в операционном управлении российским офисом на нас почти не влияют. У нас выстроено очень тесное взаимодействие с европейскими структурами Cisco и с технологическими бизнес-подразделениями в Калифорнии. Я, например, являюсь членом технологического комитета Cisco в регионе EMEAR (страны Европы, Ближнего Востока, Африки и Россия), а также членом Cisco Partner Executive Exchange. Поэтому уровень коммуникаций с нашим партнером нас вполне удовлетворяет. Что касается санкций, то они затронули прежде всего госсектор, а большая часть нашего бизнеса связана с обслуживанием коммерческих предприятий. Поэтому мы практически не пострадаем от изменений внешнеполитической конъюнктуры. И у нас есть ряд собственных разработок, которые мы намерены предложить государственным организациям и компаниям из санкционного списка.

— Курс на импортозамещение — дополнительный шанс расширить бизнес?

Да, сейчас мы исследуем возможности импортозамещения на рынке телекоммуникаций. В частности, мы разработали контроллер SDN для операторских сетей, и теперь работаем над формированием партнерской экосистемы с участием производителей сетевого оборудования, в том числе российских. Это предоставит нашим операторам свободу выбора — использовать при модернизации сетевой инфраструктуры зарубежные или же отечественные решения. На базе нашего контроллера уже запущен «пилот» на сети одного из операторов, проведены лабораторные испытания. В первом и втором кварталах 2015 года мы планируем выйти на полигонные испытания, а во втором полугодии надеемся запустить первые проекты с опорой на российские технологии.

Купить номер с этой статьей в PDF