Ибрагим Аббаси, генеральный директор и президент компании Violin Systems, первопроходца рынка флеш-систем хранения, рассказывает об изменениях, произошедших за последний год, о делах на российском рынке, а также о конкуренции с появившимися на нем новыми игроками.

- Несколько месяцев назад Violin столкнулась с финансовыми проблемами. Какова ситуация сегодня? Насколько ваша компания стабильна и надежна?

Компания абсолютно надежна и стабильна. После прохождения процедуры финансового оздоровления наша компания возвращается на рынок и продолжит поступательное развитие в интересах заказчиков.

В Violin прошла реорганизация и смена собственника – им стал один из самых крупных и уважаемых в Соединенных Штатах финансовых фондов. Компания сейчас полностью обеспечена финансовыми активами, и после двух кварталов банкротства наш баланс стал положительным. В ближайшее время мы рассчитываем выйти на прибыльность.

Мы будем и далее поддерживать наших заказчиков в России и в мире, предоставляя им техническую поддержку, соответствующую мировым стандартам, и предлагать новые решения – аппаратные и программные платформы нового поколения, которыми мы очень гордимся.

Хочу поблагодарить наших нынешних российских заказчиков за лояльность и прошу прощения за трудности, с которыми им пришлось столкнуться. Надеюсь, они и далее останутся лояльны нам. Мы рассчитываем предложить им технологии хранения нового поколения, которые помогут нашим клиентам стать еще более эффективными.

- Нынешний владелец Violin – фонд Quantum Partners, один из активов известного финансиста и инвестора Джоржа Сороса. Вместе с тем, его имя имеет яркую политическую окраску. Могут ли заказчики быть уверенными в том, что продукты Violin обеспечивают безопасность и конфиденциальность хранения данных и не передают их агентствам Сороса или американского правительства?

Во-первых, Violin не имеет доступа к данным, которые хранятся на произведенных нами массивах, и после того, как заказчики приобретут наши продукты, контроль безопасности и конфиденциальности данных целиком ложится на их плечи. Во-вторых, крупные фонды, принадлежащие Джоржу Соросу, Биллу Гейтсу, Уоррену Баффету и другим финансистам, вкладывают средства и вовлечены в операционную деятельность сотен компаний, следовательно, отдельно взятой компании они едва ли могут уделять даже один процент своего внимания. В-третьих, и это наиболее важно, Violin – технологическая компания, и мы концентрируемся не на политике, а на технологиях и инновациях.

- Что происходило с бизнесом Violin в России в течение последнего года? Можно ли утверждать, что компания возвращается на наш рынок?

Прошлый год в нашей жизни был очень непростым, нам пришлось столкнуться с действительно трудным выбором. Дорога к успеху – не прямая линия. Иногда приходится делать шаг назад, чтобы затем двигаться дальше. Как я уже сказал, мы прошли через реорганизацию и, к счастью, приняли ряд серьезных, правильных решений.

Да, Violin возвращается – компания снова работает в России. Мы очень гордимся нашими партнерскими отношениями: компания OCS является нашим основным и единственным дистрибьютором, компания «Крок» – наш партнер и системный интегратор, также работаем с Fujitsu. Совместно с нашими партнерами и заказчиками мы провели в России конференцию и тренинги. В целом компания делает на этом рынке осторожные шаги, выстраивая бизнес так, чтобы обеспечить его рост.

- Много ли у Violin клиентов в России? И есть ли среди них референтные клиенты?

Да, у нас есть здесь референтные клиенты. Например, «Крок» – это и заказчик, и партнер Violin. Также могу назвать «Ингосстрах». Всего у нас сейчас в России семь заказчиков. Среди наших зарубежных заказчиков также немало референтных, в том числе крупнейшие корпорации. Число заказчиков будет расти, поскольку теперь компания обрела финансовую устойчивость, у нас есть замечательные, отлично зарекомендовавшие себя продукты, есть стратегия и «дорожная карта» дальнейшего развития, и мы стремимся расти, в том числе в России. Рассчитываем, что в ближайшем будущем объемы нашего российского бизнеса увеличатся в несколько раз.

- Каковы ваши планы по развитию партнерской сети в России?

Как я уже сказал, в России работают три наших партнера: OCS – дистрибьютор, «Крок» – системный интегратор, а также Fujitsu – с этой компанией у нас имеется глобальное соглашение о партнерстве. Мы продолжим работу с этой командой и не планируем ее в ближайшее время расширять, поскольку намерены сконцентрировать усилия на привлечении новых заказчиков и достижении результатов.

- Как вы планируете конкурировать с прежней командой Violin в России, перешедшей в Pure Storage?

Наша прежняя российская команда перешла в Pure Storage. Мы уважаем их выбор и не пытаемся их искусственно удерживать их у себя – это наше бизнес-решение. Хочу пожелать нашей прежней команде, перешедшей в Pure, успешных продаж, значительной выручки и всего наилучшего.

В действительности мы в большинстве случаев не конкурируем с Pure. Конкурентами наших продуктов в нише высокопроизводительных систем хранения мы считаем флеш-решения IBM FlashSystem, EMC XtremIO, HPE 3PAR, Hitachi VSP.

Я не считаю, что Violin нужно с кем-либо конкурировать. Наша компания будет бороться за высокий уровень удовлетворенности клиентов. Рынок достаточно велик, места хватает всем, кто на нем работает.

- Каковы основные конкурентные преимущества продуктов Violin, выпускаемых сегодня?

Прежде всего, это стабильные показатели высокой производительности с постоянной задержкой отклика. Например, платформа Flash Storage Platform 7650 обеспечивает свыше 2,2 млн операций ввода-вывода в секунду и задержку менее 1 мс. Это означает, что заказчик получает 1 млн стабильных операций ввода-вывода в секунду с постоянной задержкой менее 150 мкс. Некоторые из конкурентов могут добиваться и более высокой производительности, но по одному из параметров в пиковых нагрузках.

Если заказчику требуется высокая плотность размещения данных, мы предлагаем использовать методы уплотнения данных с коэффициентом от 2:1 до 20:1 для высокопроизводительных систем хранения первого уровня, обеспечивающее ускорение работы СУБД. Конкуренты гарантируют уплотнение данных 4:1, тогда как мы – 6:1, в некоторых случаях 8:1. Это означает, что на платформе емкостью 140 Тбайт мы можем обеспечить хранение 600 Тбайт эффективно размещенных данных: 140 Тбайт «сырой» емкости преобразуются в 88 Тбайт полезной, умножаем ее на 6, получаем около 0,5 Пбайт эффективно размещаемых данных.

Если заказчики желают получить гарантированную надежность хранения данных и бесперебойную работу массива, мы предлагаем им платформу 7700, обеспечивающую высокую доступность, возможность использования в масштабируемых кластерах с репликацией данных на расстоянии до 100 км.

- Российские заказчики любят новые, перспективные технологии. Что предложит им Violin?

Технологии Violin System включают консоль управления Symphony, операционную систему Concerto и собственно флеш-массивы, точнее, аппаратные решения.

Наши новейшие продукты можно разделить на три категории. Первая – системы хранения семейства 7300, обеспечивающие первый уровень хранения по цене дисковой памяти; системы семейства 7450, отличающиеся высокой плотностью эффективного размещения – до 0,5 Пбайт в модулях высотой 3 юнита; и наиболее производительные и «умные» флеш-массивы семейства 7700 – масштабируемые модульные системы для реализации первого уровня хранения. Операционная система может гибко управлять их контроллерами, динамично изменяя параметры работы массивов.

Мы инвестируем очень значительные суммы в исследования и разработки, чтобы непрерывно создавать новые технологии. Сегодня компания работает над дальнейшим совершенствованием наших программных решений, стремясь улучшить их возможности масштабирования, многоуровневого хранения и функции программно-конфигурируемых массивов, чтобы помочь заказчикам снизить их затраты на управление хранением данных. В аппаратные решения мы добавляем поддержку интерфейса NVMe в комбинации с 3D NAND. Сейчас такие решения разрабатываются, в России они будут доступны в следующем году.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями