В группах математиков-вычислителей из бюро Л. В. Канторовича, А. Н. Тихонова и И. Г. Петровского, принимавших участие в советском атомном проекте, трудилось немало женщин. Среди них была и Ольга Павловна Крамер (1896–1971). Уроженка Астрахани, из семьи доктора медицины, она в 1915 году с золотой медалью окончила гимназию, где главное место отводилось русскому языку и физико-математическим наукам. Сдав в том же году экзамены при мужской гимназии на дополнительное свидетельство, Ольга получила аттестат зрелости, что дало ей право поступать в университет [1]. Обладавшая незаурядными способностями в точных и естественных науках, девушка выбрала физико-математический факультет Московских высших женских курсов. Занятия на курсах студентка совмещала с частными уроками, чтобы иметь возможность платить за обучение. В 1917 году она вернулась в Астрахань и поступила на службу в губернское статбюро, где руководила переписями населения, став заведующей уездно-городским отделом статистики, членом горисполкома, а затем и уездного исполкома. В 1920 году Ольга перебралась в Москву и восстановилась в вузе, который и окончила в 1923 году.

С октября 1921 года Крамер — ассистентка отдела научной методологии Центрального статистического управления СССР, затем — статистик в Госплане СССР, в котором проработала до мая 1930 года. В ЦСУ она служила под руководством известного советского специалиста в области социально-экономической и математической статистики, младшего брата выдающегося генетика С. С. Четверикова — Н. С. Четверикова [2]. Кроме того, Ольга проявляла активность в общественной жизни: была членом шахматной комиссии (и неплохой шахматисткой, победительницей городских турниров), организатором экскурсий и спортивной работы.

Судьба Крамер круто изменилась пос-ле очередной политико-идеологической кампании. В апреле 1929 года XVI конференция ВКП(б) приняла решение начать «генеральную чистку» госаппарата. Кампания стартовала в июне в центральных и местных органах управления земледелием, финансами и юстицией, охватила учреждения науки, образования и культуры. Была принята «Инструкция НК РКИ СССР по проверке и чистке советского аппарата», которая предписывала делить сотрудников, подвергнутых чистке, на три категории. В первую категорию входили люди, не имеющие права работать в советском госаппарате, получать выходное пособие, пенсию и даже пособие по безработице, они также могли лишиться и жилья. Ко второй категории относились лица, которые увольнялись из госучреждения, но могли найти работу в другом месте («кто еще может исправиться, но которых вредно оставить в данном учреждении»). И наконец, к третьей категории принадлежали те, кто понижался в должности, но мог продолжить работу под руководством «выдвиженцев» [3]. Крамер была причислена ко второй категории и смогла получить работу мастером цеха логарифмических линеек на Государственной карандашной фабрике им. Сакко и Ванцетти.

В октябре 1931 года ей удалось устроиться ассистентом в Государственный астрономический институт им. П. К. Штернберга МГУ (ГАИШ), который был образован в результате слияния Астрономической обсерватории МГУ, Астрономо-геодезического научно-исследовательского института и Государственного астрофизического института. Здесь она выполняла математическую обработку астрофизических наблюдений, принимала участие в подготовке перелетов В. П. Чкалова и М. М. Громова через Северный полюс в Северную Америку: составляла таблицы для определения местонахождения самолета по небесным светилам, руководила астрофизической практикой студентов и аспирантов, участвовала в экспедиции по наблюдению полного солнечного затмения 19 июня 1936 года.

Рабочий стаж Крамер прервался 16 октября 1941 года, когда началась эвакуация из...

Это не вся статья. Полная версия доступна только подписчикам журнала. Пожалуйста, авторизуйтесь либо оформите подписку.
Купить номер с этой статьей в PDF