В 2011 году разразился инсайдерский скандал с участием фондового трейдера Джеймса Скаурона, работавшего в хедж-фонде FrontPoint, и французского ученого, члена экспертной сети Guidepoint Global Ива Бенхаму. Скаурон воспользовался доступом к консультациям сетевых экспертов для поиска инсайдерской информации относительно компании Human Genome Sciences, акции которой держали клиенты FrontPoint. Эта компания проводила клинические испытания нового препарата против гепатита, а Скаурон, узнав от эксперта о неудачах его испытаний, дал указания продавать акции компании до того, как их стоимость упала. В результате разразившегося скандала рынок сетевых экспертных услуг снизился на 30%, но зато весь мир узнал о существовании экспертных сетевых сообществ.

Начало

До случая со Скауроном рынок экспертных сетей считался очень перспективным. В 2009 году вышел аналитический отчет Integrity Research Association [1], посвященный экспертным сетям. К их услугам обращались почти 40% американских инвестиционных компаний, а более 60% хедж-фондов признавали важность встраивания экспертных сетей в их деятельность. Самой крупной экспертной сетью по числу экспертов и объему продаж до сих пор является GLGResearch, принадлежащая компании Gerson Lehrman Group.

Схема работы экспертных сетей довольно проста и предусматривает возможность для эксперта публиковать на закрытом сайте информацию о себе, поиск для заказчиков требуемых экспертов по их компетенциям, предоставление инструментов коммуникаций с экспертами, а также проведение финансовых операций по оплате консультаций. Когда клиент заказывает необходимую консультацию, система отбирает подходящих экспертов, исключает из списка тех, кто в данный момент не подтвердил своего участия (или слишком дорог), и предоставляет клиенту окончательный список для выбора. Контакт между экспертом и клиентом осуществляется, как правило, вне сети. Клиент либо платит экспертной сети абонентскую плату, в рамках которой ему предоставлялось определенное число контактов, либо вознаграждает каждый контакт, а эксперт получает гонорар за консультацию.

Несмотря на экономический кризис, к 2009 году, по данным Integrity Research Association, в мире уже было почти 40 экспертных сетей, активно шли процессы слияния и поглощения: Gerson Lehrman Group купила французскую экспертную сеть TGR Research, Guidepoint Global приобрела сеть Vista Research, JP Morgan купила Primary Insight и т. д. На сегодняшний день экспертные сети мира объединяют более 100 тыс. консультантов (см. таблицу). Не только по объему продаж, но и по числу экспертных сетей во всем мире на первом месте США (почти 70%), затем Великобритания (12%) и Китай (около 10%). Наибольшим интересом экспертные сети пользовались у хедж-фондов и венчурных компаний. Эксперты сетей общего профиля представляют разные отрасли, и самую многочисленную группу экспертов образуют генеральные директора, затем — независимые консультанты, потом — менеджеры, маркетологи, продавцы и т.д. Однако во многих экспертных сетях число зарегистрированных профессионалов сильно отличается от числа специалистов, реально оказывающих консультации клиентам.

Крупнейшие экспертные сети мира
Крупнейшие экспертные сети мира

 

Существуют различия в использовании экспертных сетей и экспертов в США и Европе. В Европе число менеджеров среди экспертов существенно выше количества маркетологов, а в США — наоборот. Различие между США и Европой можно увидеть и в тематике экспертных консультаций. Если и в Старом, и в Новом свете наиболее востребованными являются финансовая отрасль и технологии, то на третьем месте в США расположилась фармацевтика, а в Европе — потребительские товары. Надо понимать, что основными потребителями экспертных услуг являются инвесторы, и, видимо, различия инвестиционных рынков разных стран и влияют на тематику экспертных заключений. Нередко национальные и межгосударственные институты развития заказывают у экспертов аналитические исследования долгосрочных прогнозов развития мировой экономики, учитывающие в том числе и влияние нестабильности в международных отношениях, аналогичной сегодняшней ситуации с введением экономических санкций.

Возрождение

И все же, хотя объем рынка сетевых экспертиз снизился с 430 млн долл. в 2008 году до 360 млн в 2009 году, авторы исследования 2009 года все равно предрекали, что к 2014 году рынок выйдет за отметку 500 млн долл. Но инсайдерский скандал снизил объем рынка экспертных сетей и внес коррективы в работу компаний, поддерживающих сетевые сообщества экспертов. Самая многочисленная (350 тыс. членов) экспертная сеть GLGResearch ввела для кандидатов в эксперты курс тестов, направленных на проверку знания ими юридических тонкостей американского права в области инсайда и коррупции. Практически все сети теперь подписывают соглашение с экспертом, что он не будет предоставлять полученную незаконным образом информацию клиенту. Помимо исполнения этических норм и требований законодательства, эксперт берет на себя обязательства оказывать качественно и в срок экспертные услуги. Именно такого рода обязательства и вознаграждение за работу являются особой характеристикой экспертных сетей, отличающих их от социальных или профессиональных сетей.

Социальные и профессиональные сети используют технологию краудсорсинга, подразумевающую бесплатное участие, «свободный вход» для членов сети и возможность не исполнять обязательства. Экспертные сети, напротив, основаны на технологии ноосорсинга [2], предполагающей оплату труда эксперта и исполнение им взятых обязательств. Ноосорсинг предполагает также возможность коллективной работы экспертов (иногда такую технологию называют технологией коллективного интеллекта), но это пока еще не нашло отражения в реальной работе экспертных сетей.

Современные экспертные сети можно разделить на три большие группы в зависимости от характера деятельности. Первая группа — экспертные сети общего профиля: GLGResearch, Guidepoint Global, DeMatteo Monnes, Coleman Research Group. Они объединяют по несколько сот тысяч экспертов и формируют рынок сетевой экспертизы. Регистрация эксперта в таких сетях представляет собой, как правило, формальную процедуру, а оценивать качество его консультаций будет уже клиент. Эксперт сам определяет свою почасовую ставку и выбирает из пополняемого списка те задачи, которые он готов решать, а клиент выбирает эксперта из списка согласившихся. Фактически такие экспертные сети — это не более чем коммуникационные (брокерские) площадки для встречи экспертов с клиентами.

Только крупные сети общего профиля могут охватывать все направления деятельности, а небольшие обычно делают ставку на несколько направлений, по которым собирают лучших экспертов и заказчиков, либо предлагают уникальные услуги коммуникаций. Например, сеть Askvisory, основанная в 2008 году, специализируется в ИТ и телекоме, финансах, управленческом консалтинге, образовании и здравоохранении. Среди экспертов сети более 60% — директора и собственники компаний, а помимо доступа к консультациям экспертов, сеть предлагает сервис ответов на вопросы. Другой пример — небольшая экспертная сеть Atheneum, зарегистрированная в Германии, но объединяющая экспертов из Европы, США, Латинской Америки, Индии, Китая и т. д. Эта сеть предлагает своим клиентам услуги консалтинга в области здравоохранения, транспорта, энергетики, индустрии развлечений, финансов, товаров народного потребления, предоставляя доступ к экспертам посредством конференц-связи, вебинаров, онлайн-интервью и удобного многопараметрического поиска.

CognoLink, экспертная сеть общего профиля, имеющая офисы на трех континентах, консультирует инвесторов по конкретным направлениям для разных стран: китайская розница, российские зимние шины, издательский бизнес и кинематография (США и Великобритания), возобновляемые источники энергии (Испания), макроэкономика (Португалия), мобильные телекоммуникации (Китай), медицина (Великобритания) и т. д. Есть сети, которые возникают вокруг известных исследовательских центров. Например, Network of Experts, которая была основана Greenwood Research. Клиенты этой сети, как правило, профессиональные менеджеры инвестиционных фондов, принимающие решения и стремящиеся лучше понять текущие проблемы и тенденции в конкретной отрасли.

Следующая группа — сети судебных экспертов. Например, основанная еще в 1956 году экспертная сеть TASA (Technical Advisory Service for Attorneys) — техническая служба консультаций для адвокатов. TASA предоставляет экспертизы и оценки в различных областях бизнеса, техники, искусства и науки, на разных фазах судебного разбирательства, в страховых случаях. К этой же группе относится еще одна сеть экспертов, появившаяся на заре Интернета в 1990 году, — «Американские специалисты в области судебной медицины». Но самой крупной в этой группе сетью, объединяющей более 100 тыс. экспертов, является Thomson Reuters Expert Witness Services, купившая в 2010 году экспертную сеть Round Table Group, а в следующем году — Silicon Valley Expert. Сети, объединяющие судебных экспертов, не являются транснациональными, поскольку судебное законодательство различно в разных странах, поэтому, как правило, они не пересекаются с сетями общего профиля. Нетрудно понять, что у сетей судебных экспертов есть преимущество — они имеют постоянный источник запросов со стороны адвокатуры. С этим же связано и то, что многие из таких сетей были созданы еще в доцифровую эпоху, а сегодня просто стали использовать Интернет. Однако национальная обособленность тормозит обмен достижениями в таких сетях и конкуренцию между различными сервисами.

Последняя группа — отраслевые экспертные сети. В отличие от сетей общего профиля, такие сети могут оказывать более функциональный сервис, чем просто организация контактов с экспертами. В качестве примера сети из этой группы можно привести крупнейшую американскую сеть Sermo, объединяющую более 270 тыс. медицинских работников. Сеть предоставляет участникам возможность вести онлайновые консультации, дискуссии, что приближает ее к функциональности профессиональной сети. Однако врачи могут получать вознаграждение, публикуя советы и участвуя в голосованиях. Понятно, что такая экспертная деятельность существенно отличается от работы экспертов в «классических» экспертных сетях. В качестве «классической» экспертной сети медиков можно назвать экспертную сеть VeriMed, которая была основана в 1998 году двумя практикующими врачами и бизнесменом. Эта сеть предоставляет серьезные консультации фармацевтическим компаниям, больницам.

Еще один интересный пример отраслевой экспертной сети — Aristotle Circle, сообщество профессиональных педагогов и психологов, помогающее родителям в воспитании и обучении детей. Эксперты сети помогают детям поступить в вузы, престижные колледжи и частные школы; подсказывают, как получить стипендии на обучение; предлагают онлайн- и очное репетиторство; консультируют молодежь из других стран, желающую обучаться в США. Отраслевые экспертные сети, так же как и сети судебных экспертов, часто ограничиваются пределами одной страны, но зато позволяют оказывать более функциональные и ориентированные на практические результаты консультации.

Интеллектуализация

Численность экспертных сетей тем больше, чем проще функциональность, которую они предоставляют. Самые крупные сети, такие как GLGResearch, Guidepoint Global или Coleman Research Group, по своей сути есть не что иное, как виртуальные площадки для контакта эксперта и клиента, оснащенные сервисом оплаты за встречу. Сети, которые помимо функций коммуникации выполняют еще и функции обмена знаниями, уже существенно меньше по объему либо «заточены» под определенные профессии или страны. Вообще говоря, функциональность сетевых сообществ напрямую связана с типом их монетизации. Социальные сети в основном зарабатывают на распространении в своих сообществах рекламы товаров и услуг. Фактически пользователи таких сетей «оплачивают» сервис опосредованно, подобно радио и телевидению — через рекламу (хотя некоторые услуги социальные сети предоставляют своим пользователям непосредственно за оплату). Такая монетизация заставляет социальные сети быть заинтересованными в привлечении максимального числа людей, что они и делают при помощи разнообразных удобных сервисов общения. Профессиональные сети ограничивают круг своих пользователей специалистами (LinkedIn — менеджерами, а ResearchGate — учеными), но схема монетизации та же, что и у социальных сетей, только реклама ориентирована на профессионалов и предоставляется больше платных сервисов.

В экспертных сетях участники сами зарабатывают, а сети получают комиссионные. По сути, экспертные сети и являются тем будущим, о котором писали авторы «Викиномики» [3] в начале XXI века: «Одно из крупнейших изменений в следующем десятилетии будет связано с переходом от добровольного участия в пиринговых сообществах, не связанного с финансовым вознаграждением, к модели, участники которой способны автоматически рассчитать финансовый эффект своего участия». Именно поэтому организаторы экспертных сетей заинтересованы в привлечении не всех профессионалов, а только тех, кто может оказывать консультационные услуги высокого качества. В этом смысле экспертные сети являются своего рода промежуточным звеном между социальными сетями и корпорациями, где сотрудники работают за вознаграждение.

Вполне возможно, что экспертные сети вскоре станут серьезным субъектом мировой экономики — по мере формирования в масштабах всей планеты общества знаний и увеличения доли творческого труда в товарах и услугах все больше будут востребованы именно интеллектуальные сервисы. Уже сейчас большинство экспертов сочетают работу на предприятиях с деятельностью в экспертных сетях, многие профессионалы работают сразу на нескольких поприщах или легко меняют место работы по окончании того или иного проекта. В свою очередь, укорачивается срок жизни предприятий, особенно инновационных. Ряд футурологов считают, что в будущем как раз экспертные сети станут местом постоянного пребывания профессионалов, а предприятия будут организовывать временные проекты, привлекая экспертов на разных стадиях их реализации.

Однако сегодня экспертные сети развиваются медленно, и связано это с тем, что они представляют собой интеллектуальные сервисы, более сложные, чем просто коммуникации. Социальные сети, используя простой инструментарий, очень быстро развивались и почти мгновенно превратились в успешные предприятия, набрав миллионы пользователей, а одна из самых успешных профессиональных сетей LinkedIn росла до 100 млн членов в два раза дольше, чем Twitter. Многие профессиональные сети с трудом окупают свое существование, а экспертные сети развиваются еще дольше профессиональных. Но все еще впереди.

Основатель экспертной сети Yegii, выпускник МТИ Тронд Анхейм заметил, что очень немногие эксперты участвуют в работе сети только ради вознаграждения. И не ради «славы» — как правило, экспертные сети (в отличие от социальных) не предоставляют удобных возможностей для пиара. Что же мотивирует экспертов? По мнению Анхейма, это возможность приобщения к знаниям, к участию в общей деятельности с авторитетными специалистами, к творчеству. Еще в 2005 году Питер Глур ввел понятие коллективных инновационных сетей (Collaborative Innovation Networks — COIN), которые должны предоставлять экспертам инструменты совместной интеллектуальной деятельности. По всей видимости, дальнейшее развитие экспертных сетей будет идти именно в сторону их коллективной интеллектуализации.

Экспертные сети в России

Россия сильно отстает от развитых стран (в том числе и Китая) в части развития экспертных сетей, что связано не с технологической отсталостью, а с отсутствием спроса на объективную экспертизу и консалтинг. Российские экспертные сети представлены в основном площадками для обсуждения профессионалами тех или иных вопросов (например, экспертная сеть Gosbook.ru специализируется на обсуждении государственных проектов) и ближе по своей функциональности к профессиональным сетям (LinkedIn.com, Professionali.ru, E-xecutive.ru), чем к экспертным. В нашей стране не только технология сетевой экспертизы находится в зачаточном состоянии — также крайне низко участие российских экспертов в международных сетях. Вместе с тем в России ведется активная исследовательская работа в направлении развития сетевой экспертизы. Так, в рамках проекта в области коллективного интеллекта, инициированного Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, были сформулированы основные требования к технологии создания экспертных сетей, которые были реализованы в работающем прототипе экспертной сети Expinet.ru.

Вместе с тем в России созданы уникальные условия для бурного развития экспертных сетей. Государство в рамках проекта «Открытое правительство» обязало все органы власти (федеральные и региональные) формировать экспертные советы для вовлечения профессионалов в государственную деятельность. Согласно новому закону о закупках (44-ФЗ) экспертиза стала обязательной в случае, когда участник конкурса был один, и рекомендована к использованию во всех сложных проектах. Реформирование судебной экспертизы и повышение интеллектуализации отраслей экономики также потребуют использования глобальных сетевых коммуникаций.

Экспертные сети дадут инструмент, с помощью которого Россия сможет использовать свой уникальный интеллектуальный потенциал в полной мере благодаря привлечению профессионалов любого возраста из любого региона страны. Традиционные экспертные советы требуют от своих членов очного участия и нередко не учитывают занятости экспертов. Экспертные же сети позволяют решить такие проблемы.

***

Экспертные сети во многом напоминают научные сообщества, которые еще со времен Лондонского Королевского общества строятся на основе внутренней открытости, рейтингования и творческой мотивации. Однако современные коммуникационные технологии позволяют такого рода сообщества сделать массовыми. Кроме того, по мере построения общества знаний доля интеллектуального труда в экономике растет — например, в США за последние 10 лет доля оплаты научных и технических работников и работников образования в общем объеме оплаты труда всего населения выросла на 11%, а доля работающих в производстве и сельском хозяйстве упала на 12%. Такими темпами уже к 2015 году доля вознаграждений в области науки, техники и образования сравняется с зарплатами все рабочих и аграриев. Нетрудно понять, что в таких условиях интеллектуальные экспертные сети станут обязательной инфраструктурой общества.

Литература

  1. M. Bannister, J. Kempski. Expert Networks. Integrity Research Associates, New York, November 2009.
  2. Борис Славин. От краудсорсинга к ноосорсингу // Открытые системы.СУБД. — 2012. — № 1. — С. 60–62. URL: http://www.osp.ru/os/2012/01/13012255 (дата обращения 18.08.2014).
  3. Д. Тапскотт, Э. Уильямс. Викиномика. Как массовое сотрудничество изменяет все. — М.: BestBusinessBooks, 2009. — 392 с.

Борис Славин (bbslavin@gmail.com) — научный руководитель факультета прикладной математики и информационных технологий, Финансовый университет при Правительстве РФ (Москва).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF