Появление смартфонов и планшетов вызвало революцию в индустрии потребительской электроники, что неизбежно привело к эволюции программного обеспечения, которое все реже является плодом усилий одной команды, а создается в рамках альянсов — экосистем, включающих разработчиков самого приложения, среды его разработки, эксплуатации, сопровождения и утилизации. Все эти компоненты связаны между собой процессами обмена программными продуктами и «интеллектом» [1]. В России мобильная экосистема только начинает свое развитие, что связано, в частности, с меньшим пока проникновением мобильных устройств и отсутствием у большинства предприятий стратегии мобилизации.

Принципы экосистемы

Часто экосистема образуется из связанных проектов и технологий, многие из которых сначала развивались в рамках проекта, а впоследствии стали самостоятельными приложениями или продуктами [2]. Можно привести множество примеров, когда крупные поставщики в том или ином виде включают распространенные сервисы (например, Hadoop, Skype, Adobe) в свои продуктовые линейки. Изначально принцип экосистем использовали несколько компаний, которые совмещали разработку программного и аппаратного обеспечения. Так, мобильные телефоны были созданы небольшими группами вертикально интегрированных компаний, которые разрабатывали аппаратное обеспечение, прошивки и приложения, а также непосредственно аппараты, — например, Nokia, Siemens, Ericsson и Motorola. С появлением смартфонов инвестиции в развитие как аппаратного, так и программного обеспечения значительно выросли, и такие компании сделали программные платформы доступными внешним разработчикам, создав начальную экосистему и вернувшись к своей основной деятельности по проектированию и дизайну оборудования.

Вскоре от таких компаний, как Google, Samsung, Oracle, SAP, Microsoft, Apple, последовало новое поколение решений — программные платформы, подходящие для любых устройств. Эти компании уже заявили о своих продуктах как о части экосистемы. Принципиально экосистемы отличаются возможностью изменения платформ, что, в свою очередь, влияет на оптимальный масштаб и технологии проектирования.

Экосистема процветает, когда компания может предложить своим клиентам широкий выбор продуктов, удовлетворяющих все их потребности, — например, Windows является частью экосистемы, в которую вовлечены сотни тысяч людей, чье предназначение состоит в том, чтобы предлагать пользователям выбор конфигураций компьютера, настроек ОС и приложений. Разработчики Windows стараются предоставить пользователю максимальный выбор продуктов и услуг всей экосистемы — вещи работают лучше, когда аппаратное и программное обеспечение обдумывается и создается сообща. Одна из целей, которую преследует Microsoft, взявшись за выпуск планшетов, — сыграть роль катализатора для привлечения к Windows 8 как можно больше производителей и разработчиков.

Экосистема позволяет распределять усилия между участниками — некоторые сосредоточены на аппаратной платформе, а другие вовлечены в процесс интеграции своего программного обеспечения поверх существующих платформ. Будучи в экосистеме, компании могут эффективно распределить все функции управления разработкой программного обеспечения — от поиска ниши и целевой аудитории до выпуска продукта и его продвижения на рынок. Вот основные причины, по которым экосистемы набирают популярность:

  • предоставление большего выбора и расширение текущего предложения для уже имеющихся клиентов и пользователей;
  • повышение привлекательности для новых клиентов и пользователей, снижение затрат на модернизацию функциональности путем деления расходов на техническое обслуживание и прочие непрофильные функции с другими участниками экосистемы;
  • ускорение внедрения новаций в экосистеме за счет более динамичной обратной связи от участников;
  • формирование новых принципов программно-аппаратного взаимодействия и разработки универсальных масштабируемых платформ для предоставления более широкого спектра программных услуг.

Участники экосистемы

Рис. 1. Участники программной экосистемы
Рис. 1. Участники программной экосистемы

Экосистема создает условия, при которых процесс модернизации и внедрения новаций предопределяют именно коллективные усилия партнеров, а не деятельность кого-либо в отдельности. Партнерская экосистема включает в себя поставщиков услуг, дистрибьюторов, изготовителей оборудования, системных интеграторов и разработчиков программных решений (рис. 1). Отдельно среди участников экосистемы стоит отметить всех заинтересованных лиц и энтузиастов, способных коммуницировать свои потребности и таким образом стимулировать всех участников экосистемы.

В рамках экосистемы разрабатывается и реализуется комплексное консультационное сопровождение программных решений, обеспечивающих полноценное управление в реальном времени, что позволяет сократить сроки вывода продукта на рынок, а также повысить рентабельность инвестиций и качество обслуживания клиентов. Чем больше клиентов пользуется технологиями экосистемы, тем интенсивнее протекает процесс развития инноваций, что, в свою очередь, расширяет выбор доступных продуктов и повышает степень удовлетворения запросов потребителей.

Для создания экосистемы участники принимают решение о том, кто будет наилучшим партнером с учетом стратегии организации, какие услуги и продукты будет производить компания и каким будет качество этих услуг. Решения (например — «сделать или купить») относятся к важным факторам при формировании модели экосистемы. Иными словами, организация должна принять решение о своем видении продукта, особенностях разработки и продвижения, взаимодействия с другими продуктами и партнерства со сторонними организациями. Эти формы сотрудничества ведут к более целенаправленным инвестициям в разработки, более динамичному развитию технологий и повышению продаж программных продуктов в рамках экосистемы.

Сегодня компании-разработчики мобильных приложений активно взаимодействуют с конечными пользователями, получают обратную связь, оценивают степень удовлетворенности продуктом, собирают пожелания для более качественной доработки. Компания, входящая в состав экосистемы, может выполнять сразу обе роли: предоставлять услуги другим компаниям, став их ключевым поставщиком, а также потреблять услуги другого партнера или нишевого игрока экосистемы. Эта двойная роль наблюдается в биологических экосистемах, из которых и заимствован данный термин [3].

Классификация экосистем

Наиболее выпукло классификация экосистем видна на рынке мобильных систем, где присутствует множество конкурентов (WebOS, Android, LiMo, Symbian, Windows Mobile, MeeGo и т. д.) и до 2009 года не было явного выделения кого-либо одного. Начиная с 2010 года многие вертикально интегрированные компании потеряли долю рынка, и рынок начала завоевывать открытая платформа Android. Одновременно Microsoft, доминирующий игрок на рынке персональных компьютеров, активизировала свои усилия в области мобильных платформ и приложений. В результате последние несколько лет прошли в ожесточенной борьбе между экосистемами разных типов. Их образуют:

  • Вертикально интегрированные компании, занимающиеся разработкой аппаратно-программных платформ и снабжающие свои устройства программным обеспечением (Apple, RIM, Nokia и Samsung с Bada — платформой, прекратившей существование в 2013 году). Их партнерами являются разработчики приложений.
  • Производители платформ, предлагающие программное обеспечение с закрытым исходным кодом и платформу для нескольких производителей, например Windows Phone и WebOS (2010–2012 годы). Партнерами здесь выступают поставщики аппаратных платформ, системные интеграторы, производители телефонов и разработчики приложений.
  • Производители программных платформ с открытым исходным кодом, работающие на основе следующей концепции: несколько участников (партнеров) могут объединить усилия в области развития программных продуктов, и с учетом того, что источник открыт, производители телефонов могут изменять, добавлять или удалять функции (Android, Tizen и Firefox OS). Партнерами выступают поставщики аппаратных платформ, системные интеграторы, производители телефонов и разработчики приложений.
  • Производители открытого ПО и аппаратных платформ. Пользователи имеют возможность самостоятельно изменить код и добавить собственные функции — пока на рынке нет аппаратных платформ с открытым кодом, и их появление могло бы стать технологическим прорывом, как и в случае с Android. Поставщики и производители аппаратных платформ для мобильных телефонов, использующие программное обеспечение с открытым исходным кодом, не принадлежат к экосистеме этого типа, так как являются партнерами другой экосистемы — программной платформы с открытым исходным кодом.

Среди открытых платформ разработки можно отметить платформу Eclipse, развиваемую сообществом пользователей и фактически представляющую собой базу, на которой можно строить многофункциональные и многоязыковые среды разработки [5]. Ключевое значение для развития рынка программных средств разработки имеет участие в проекте Eclipse коммерческих компаний, которые получают от проекта готовые базовые сервисы среды разработки, нейтральные к языкам и операционным платформам, а зарабатывают на распространении сложной функциональности.

Сегодня крупные компании все больше отходят от продуктовых линеек к экосистемам, и здесь наблюдается обострение противостояния трех наиболее крупных игроков: Apple, Google и Microsoft — каждый из которых старается расширять свою экосистему за счет выхода на новые сегменты рынка и новой интеллектуальной собственности, получаемой путем приобретения перспективных разработчиков. Корпорация Microsoft приобрела в 2011 году Skype Technologies, а в 2013-м — принадлежавший Nokia бизнес мобильных устройств. Из крупнейших приобретений Google стоит отметить Motorola Mobility, Nest, DoubleClick и сервис YouTube. Компания Apple, следовавшая до сих пор умеренной политике слияний, продвигавшейся при Стиве Джобсе, который считал, что они «ставят крест на инновациях» [4], озадачилась сегодня поисками на рынке прорывных решений.

Рис. 2. Компоненты экосистемы iPhone
Рис. 2. Компоненты экосистемы iPhone

Мобильные технологии стимулируют развитие экосистем, что ярко видно на примере экосистемы iPhone (рис. 2), образованной из: разработчиков ПО; проектировщиков; дистрибьюторов и магазинов, предоставляющих сервисное обслуживание; производителей устройств; провайдеров сотовой связи; маркетологов; пользователей.

В данной экосистеме отсутствуют системные интеграторы (либо поставщики лицензий) — Apple фокусируется на разработке платформы и дизайна сложных программных интерфейсов на ограниченном аппаратном комплексе с использованием стандартных языков C++ и Objective-C. В отличие от этой экосистемы, где фактически один производитель монополизировал распространение приложений, экосистема Android взаимодействует с множеством магазинов, дистрибьюторов и рынков, что предоставляет Android гораздо больше свободного пространства на рынке и потенциально больше возможностей. Эта экосистема содержит больше, чем у iPhone, игроков и партнеров.

В мобильных устройствах часто возникают конфликтующие требования — например, использование вспышки на устройствах. С одной стороны, отказ от вспышки приводит к увеличению продолжительности жизни батареи, а с другой — входит в конфликт с использованием стандарта кодирования видео H.264, на который рассчитано устройство. Учитывая нынешнюю скорость инноваций, коммерческий жизненный цикл продукта можно определить в два года — компания, которая за это время не выведет на рынок продукт, отвечающий или предупреждающий потребности клиента, быстро теряет рынок. Грамотно выбранная экосистема позволяет уложиться в этот срок и найти, например, компромисс в конфликте со вспышкой.

Говоря о мобильных экосистемах, следует рассматривать не только рынок мобильных устройств и приложений, но и такие рынки, как мобильный банкинг. В экосистему мобильного банка вовлечены разработчики, веб-дизайнеры, администраторы, системные аналитики, специалисты банковской отрасли и клиенты банка. Здесь сегодня прослеживаются три основные тенденции. Первая — наращивание функционала мобильных приложений и возможностей для пользователя. Вторая — повышение удобства пользования (адаптация приложений к экрану устройства, персональная настройка интерфейса и т. п.). Третья — использование технологических особенностей мобильного телефона: геолокация, дополненная реальность, камеры, сканеры, блокировка по отпечаткам пальцев и т. п. В России почти треть из 200 крупнейших банков предлагают своим клиентам мобильный интерфейс для управления счетами. Потенциальная аудитория такого сервиса — 20 млн клиентов, но реально им пользуются 2 млн человек.

Активными технологическими игроками являются компании Digital Zone и Bercut, запустившие экосистему мобильного банкинга и электронной коммерции — Mobile identity. Предлагаемый этой экосистемой сервис позволяет получить доступ к услугам идентификации операторов связи, благодаря чему клиенты компании поьзуются персонализированными услугами. Набирают популярность сервисы мобильных кошельков — например, на базе облачного решения Wallet One компании Wallet One Digital Payment System. В части интернет-эквайринга в мобильных приложениях стоит отметить компанию PayOnline, которая совместно с Microsoft разработала Payment SDK для магазина приложений Windows. Этот инструментарий позволяет разработчикам интегрировать средства приема платежей по банковским картам в приложения, работающие на платформах Windows 8 и Windows Phone.

Текстовая и медийная реклама в мобильной экосистеме — другой распространенный вид сервисов для пользователей. Экосистема образуется здесь за счет множества различных поставщиков мобильной рекламы — прямых площадок («Яндекс», Mail.ru и пр.), мобильных рекламных сетей и сервисов, агентств мобильной рекламы. С помощью мобильных приложений пользователи получают постоянный источник информации на своем устройстве.

Еще один пример — экосистема социальных сервисов, меняющая модель создания, нахождения и потребления контента, открывающая новую эру в процессах генерации новостей в режиме реального времени.

***

Дальнейшее развитие индустрии программного обеспечения, особенно в области мобильных приложений, скоро будет невозможно без соответствующей экосистемы. В современных условиях компаниям, которые хотят быть успешными, требуется занять новую нишу и иначе взаимодействовать с другими заинтересованными субъектами на уровне экосистемы, в то же время обеспечивая максимальную производительность и надежность внутри самой компании. Вместе с тем экосистемы — это не только вызов для многих организаций, но и новые возможности по аккумуляции обратной связи, сбору данных об удовлетворенности клиентов и по учету других аспектов, которые до сих пор упускались из виду.

Литература

  1. Jansen, S., Brinkkemper, S., Cusumano, M.A., eds.: Software Ecosystems: Analyzing and Managing Business Networks in the Software Industry // Edward Elgar Publishing, Cheltenham, UK (2013) P. 85–102.
  2. H. Hartmann, T. Trew, J. Bosch. The changing industry structure of software development for consumer electronics and its consequences for software architectures // The Journal of Systems & Software 85 (2012), P. 178–192.
  3. G.K. Hanssen. A longitudinal case study of an emerging software ecosystem: Implications for practice and theory // J. Syst. Softw. 85 (2012) P. 1455–1466.
  4. S. Jobs: Thought on Flash. April 2010, http://www.apple.com/hotnews/thoughts-on-flash (accessed November 24, 2011).
  5. Наталья Дубова. Платформа разработки Eclipse // Открытые системы. СУБД. — № 03. — 2005. — С. 26–31. URL: http://www.osp.ru/os/2005/03/185394 (дата обращения: 11.03.2014).

Сергей Авдошин (savdoshin@hse.ru) — заведующий, Елена Песоцкая (epesotskaya@hse.ru) — доцент, кафедра управления разработкой программного обеспечения, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (Москва).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF