Значение PLM (Product Lifecycle Management) для любого промышленного предприятия, а для отечественного особенно, для меня очевидно, что подтверждается опытом предыдущего места работы, непосредственно связанного с производством. Хочу поделиться несколькими выводами.

Вывод 1. На российских промышленных предприятиях наиболее автоматизирован бухгалтерский учет и средства обмена информацией. Известно, что наиболее зависимы от ИТ и поэтому больше всего развиты в этом направлении банки и телекоммуникационные компании — у наиболее передовых из них основная деятельность почти полностью автоматизирована. А вот у промышленных предприятий обычно лучше всего дело обстоит с бухгалтерским учетом, а системы класса PLM находятся на задворках. Почему? Здесь можно назвать ряд причин.

  • Cистемы PLM трудны для внедрения, которое неизбежно затрагивает большую часть сотрудников компании.
  • Низок уровень ИТ-грамотности специалистов, занятых в разработке и производстве изделий (не в смысле владения компьютером — тут как раз обычно все в порядке, а в плане использования ИТ для коллективной работы над изделием).
  • Системы PLM недешевы, как в смысле начальных инвестиций, так и по совокупной стоимости владения.
  • В России системы PLM еще очень слабо продвигаются их производителями, например аббревиатуры ERP или CRM более известны многим генеральным директорам, чем PLM.
  • Декларируемое западными производителями позиционирование PLM как стратегии развития индустрии в России не работает — вряд ли руководство готово строить свою стратегию на неизвестном ему сочетании трех слов (согласно моему наблюдению, как только при внедрении ИТ-решения возникает тема изменения бизнес-процессов или влияния такого внедрения на стратегию развития компании, популярность решения на российском рынке резко падает. От неуверенных шагов в бизнесе, когда руководители видели в ERP возможность перенять западный опыт, мы перешли сегодня к отстаиванию суверенитета отечественных компаний и их права на уникальность. Большинство отечественных руководителей еще не оценили возможности и, соответственно, значение ИТ для бизнеса и, в частности, производства).
  • Несоответствие PLM устаревшей организационной структуре промышленных предприятий, которая приводит к тому, что за весь жизненный цикл изделия обычно никто ответственности не несет: за разработку отвечает один заместитель генерального директора, за производство – другой, за поставку комплектующих – третий. Каждый имеет свои интересы и проводит свою, обычно независимую, политику — беда в устаревшей и совершенно несоответствующей развитию рынка и современных технологий командно-иерархической организационной структуре. Но российские предприятия в большинстве своем отказываться от нее упорно не хотят.

Вывод 2. Не развита комплексная автоматизация производства. Речь не идет об АСУТП или CAD/CAM/CAE, например сегодня отмечается рост интереса к АСУТП (появляются новые успешные проекты, активизируется рынок предложений, например от таких компаний как Аскон, ТЕСИС и др.). Однако «ERP для производства», как можно назвать PLM, приживается еще хуже, чем просто ERP, — успешных проектов в России единицы. Возможно, ни поставщики, ни интеграторы, ни ИТ-директора еще не научились «продавать» такие проекты российскому бизнесу. В таблице сведены некоторые возражения, высказываемые при попытке отказаться от внедрения системы PLM, а также контраргументы, которые можно использовать при отстаивании проекта.

PLM как осознанная необходимость
Таблица. PLM: «за» и «против»

 

Вывод 3. Системный подход плохо приживается на российской почве. Причина в том, что мы по-прежнему пытаемся приспособить компании, построенные по модели 60-х годов, к современным методам ведения бизнеса — за жизненный цикл изделия отвечают разные подразделения и руководители, которые не хотят и не могут договориться. Система мотивации обычно построена на организации соревнования между подразделениями, но если взглянуть на предприятие как на систему, то становится очевидным, что управлять им надо комплексно и так же автоматизировать. Создание очагов автоматизации требует их дальнейшей интеграции, иначе результаты будут неутешительны. Для компании, не обладающей профессиональной командой разработчиков, аналитиков, архитекторов, тестировщиков, намного проще и эффективнее внедрять готовое комплексное решение. Говоря про системный подход, неплохо напомнить про необходимость разработки модели архитектуры предприятия, ее анализа, выявления наиболее слабых звеньев и подтягивания их в соответствии с приоритетами бизнеса.

Вывод 4. Системный подход жизненно необходим российскому бизнесу. Давно стало общим правилом ругать лоскутную или кусочную автоматизацию, но несмотря на это, предприятия продолжают внедрять несвязанные между собой системы и расстраиваться, когда не получают ожидаемого результата. Кусочный подход можно сравнить с лечением отдельной болезни без учета общего состояния больного — «одно лечит, другое калечит». Очевидно, что такое лечение опасно и может привести к плачевным последствиям, особенно это касается основных бизнес-процессов компании, к которым относится производство.

В бизнесе мало делать что-то хорошо, надо, чтобы рынок был готов принять это хорошее. Кроме того, хорошо разработанное изделие еще надо произвести, упаковать, доставить и при необходимости починить. А чтобы произвести хорошее изделие, нужно вовремя поставить соответствующие комплектующие или соблюсти рецептуру. Опытный образец еще не серийное производство — выигрыш на одном подпроцессе может быть утерян на следующем, поэтому так важна единая система PLM, позволяющая решить характерные проблемы отечественных производственных предприятий: длительный цикл разработки новой продукции; разработка морально устаревших образцов; некачественные и несвоевременно поставляемые сырье и комплектующие; замена сырья и материалов аналогами, не отвечающими требованиям к изделию; трудности с организацией производства под заказ; несвоевременная поставка изделий дилерам и потребителям; низкое качество изделий; отсутствие системы обработки рекламаций.

Вывод 5 . Автоматизация всего жизненного цикла изделий необходима. Конечно, как хороший солдат умеет сварить суп из топора, так и выдающийся продавец может продать дырку от бублика, но обычно, прежде чем считать барыши, стоит придумать и произвести что-то, что будет пользоваться спросом. Для того чтобы конкурировать с западными производителями, необходимо автоматизировать разработку и производство продукции. Мода вкладывать средства в автоматизацию вспомогательной деятельности предприятия на самом деле не что иное, как боязнь неудачи и ответственности. Такая автоматизация хотя и не нарушит бизнес, но и не принесет предприятию существенных выгод.

Здесь можно указать еще на одно соображение, почему системы PLM необходимы. С возникновением новых средств связи и с развитием Интернета, многие процессы начинают выполняться работниками, находящимися в разных географических точках. Все больше холдингов сосредотачивают разработку продукции в одном месте, стендовые испытания – в другом, а испытательный полигон – в третьем, раскидывая серийное производство по отдельным специализированным предприятиям. Здесь жизненно необходима единая система, позволяющая скоординировать деятельность отдельных подразделений, получить необходимую информацию об изделии и наладить коммуникации между специалистами.

***

Конечно, одна лишь система PLM, как и ERP, не удовлетворит все потребности предприятия в прикладных системах, но позволит охватить большой комплекс задач, связанных с жизненным циклом изделия. Кроме того, все современные системы PLM предлагают средства консолидации, с помощью которых можно интегрировать другие системы. Очень хочется, чтобы российская продукция завоевала мировые рынки, а мы бы с гордостью покупали отечественные изделия. Надеюсь, что с расширением использования PLM в нашей стране мы этого добьемся.

Марина Аншина (anshina@mail.ru) — председатель комитета по стандартам российского Союза ИТ-директоров (Москва).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF