От золотых приисков до Исходно законом, снимающим ограничения на переход сотрудника к любому другому работодателю, включая и конкурента прежнего своего работодателя, был специальный раздел California Civil Code, принятый в 1872 году, а сегодня это California Code-Section 16600, называемый также CAL. BPC. CODE § 16600. Напомним, что ныне действующая в Калифорнии версия этого закона никак не специфицирует тип контракта, который мог бы юридически препятствовать тем, кто решил бы сразу после увольнения пойти работать в конкурирующую компанию или создать такую. Другими словами, суд должен будет считать «юридически ничтожными» соответствующие разделы любых контрактов, которыми работодатель попытался бы ограничивать возможность работника сразу же после увольнения найти себе любую законами не запрещаемую работу у какого-либо другого работодателя или же самому начать заниматься бизнесом, пусть даже и конкурентным по отношению к своему бывшему работодателю.

Золотая природа закона 1872 года

Почему именно в Калифорнии, а не где-то еще в Америке, да еще в XIX веке, кому-то вдруг могла прийти в голову идея озаботиться поиском подобного рода правового обеспечения путей разрешения трудовых конфликтов? После некоторого размышления над всплывающими историческими аналогиями становится понятно, что путь к нынешнему поколению «золотых» стартапов Кремниевой Долины был вымощен в середине XIX века костями калифорнийских золотоискателей.

Путь от Эльдорадо до Кремниевой долины занимает на автомобиле часа два-три. Но если считать от первых в Эльдорадо золотых приисков до первых высокотехнологичных компаний, которые в середине XX века начали заселять Стэнфордский технопарк, то будет ровно 100 лет. Дело в том, что обсуждаемый закон стал остро необходим в Калифорнии позапрошлого века для того, чтобы на приисках возникало меньше поводов для стрельбы. Если азартный от природы и вооруженный с ног до головы искатель удачи не мог найти управу на своего работодателя в суде, то ясно, как на Диком Западе разрешались такие конфликты.

Требовался закон, который бы снизил вероятность силового разрешения конфликтов, возникающих от недопонимания между наемным рабочим прииска и владельцем участка. Закон должен был гарантировать наемному работнику любого уровня и профиля деятельности право в любой момент уйти от хозяина так, чтобы сохранить при этом возможность тут же трудоустроиться куда угодно, пусть даже и на соседний участок золотодобычи.

Прииски с каждым следующим десятилетием интенсивной эксплуатации постепенно истощались и вскоре вовсе обезлюдели, а закон стал казаться правовым анахронизмом, неочевидно зачем противопоставляющим в юридическом плане Калифорнию всей остальной Америке. Попытки его пересмотреть иногда предпринимались, однако без особого энтузиазма. Дело в том, что во многих штатах Америки до сих пор сохранилось множество разных и порой весьма экзотических законов, давно утративших свою былую актуальность, а потому напрочь забытых местной правоприменительной практикой. Например, в некоторых штатах действуют законы, запрещающие принимать в учреждениях этих штатов граждан, которые вызывали кого-нибудь на дуэль. Не исключено, что такое могло бы случиться и с обсуждаемым параграфом California Civil Code 1872, но оказалось, что в сан-францисской Bay Area, географически расположенной совсем неподалеку от заброшенных приисков Эльдорадо, в середине прошлого века возникла новая «золотая лихорадка". Как и век назад, энергичные и предприимчивые люди со всего мира устремились в «золотой» штат Америки за манящими воображение перспективами разработки принципиально неисчерпаемых «золотых» идей высоких технологий местного технопарка.

С этого момента, казалось бы, архаичный для ХХ века закон 1872 года вновь обрел важнейший для Калифорнии смысл, став эффективным катализатором процесса научно-технических разработок, позволившим выделить Стэнфордский технопарк среди остальных центров высоких технологий США.

Хронология событий

1848 год — первый год «золотой лихорадки". По миру прокатились слухи о том, что на Западном побережье Северо-Американского континента обнаружены богатейшие золотые россыпи. Первый из открытых тогда в Калифорнии золотоносный район Эльдорадо расположен неподалеку от нынешней столицы штата Калифорния, города Сакраменто, который этими золотоискателями и был основан.

1849 год — первые десятки тысяч предприимчивых искателей золота прибыли в Калифорнию, население которой тогда состояло в основном из индейцев. Это была территория Мексики, и до начала «золотой лихорадки» здесь проживало всего около 2 тыс. человек «приезжих» европейского происхождения.

1850 год — Калифорния обрела официальный статус штата США, который стали с тех пор называть "золотой штат».

1853 год — численность вновь прибывшего (главным образом из других штатов, а также из Европы и Китая) населения Калифорнии превысила 300 тыс. человек.

1872 год — принят California Civil Code, в который законодателями штата был включен раздел, гарантирующий ничем не ограниченную для любого наемного сотрудника свободу смены места работы.

1891 год — бывшим губернатором Калифорнии Леландом Стэнфордом основан Стэнфордский университет.

1910 год — Ли де Форест, изобретатель вакуумного триода, прибыл в Сан-Франциско. С началом Первой мировой войны в 1914 году процесс развития предприятий информационных технологий этого региона получил первый мощный импульс, который был затем усилен массированными оборонными заказами периода Второй мировой войны и "холодной войны».

1951 год — утвержден статус Stanford Industrial Park как "центра высоких технологий", формируемого бизнесом в тесном сотрудничестве с университетом.

1956 год — Уильям Шокли, соизобретатель транзистора, прибыл в Bay Are, чтобы основать Shockley Semiconductor Laboratory. Это стало символическим актом передачи «эстафетной палочки» на трассе инноваций от изобретателя вакуумного триода изобретателю транзистора. Не менее символичной была и сама цель, поставленная Шокли, — разработка эффективной технологии производства кремниевых транзисторов. Доминировавшие тогда в промышленности германиевые кристаллы обладали рядом существенных недостатков, например, создавала проблемы их температурная неустойчивость. К тому времени компания Texas Instruments уже с 1954 года производила кремниевые транзисторы, но Шокли был уверен, что понимает, как их усовершенствовать. Иногда поэтому говорят, что «Шокли привез кремний в Кремниевую долину».

1957 год – «восьмерка предателей» покидает Shockley Semiconductor, чтобы основать Fairchild Semiconductor.

1968 год — Гордон Мур и Роберт Найс покидают Fairchild Semiconductor, чтобы основать Intel.

1971 год — первое упоминание в прессе названия Кремниевая долина.

Импульс Шокли

К началу 50-х годов минувшего века калифорнийский технопарк, располагавшийся на территориях, примыкающих к Стэнфордскому университету, был одним из многих в стране, и притом далеко не самым мощным, если сравнивать, например, с бостонским. Запальным импульсом к началу взрывного процесса появления множества «кремниевых стартапов» стал конфликт, возникший в 1957 году у сотрудников компании Shockley Semiconductor с именитым основателем этой компании, нобелевским лауреатом, соизобретателем транзистора Уильямом Шокли.

Как и почти любой выдающийся ученый, Шокли не отличался покладистым характером, и в результате развивавшегося — во многом, наверное, и поэтому — в его компании производственного конфликта восемь ведущих сотрудников решили уйти и основать свою фирму, прямо конкурирующую с Shockley Semiconductor. Команда мятежных учеников Шокли создала компанию Fairchild Semiconductor.

После того как Fairchild встала на ноги и обрела солидный вес в отрасли, ее основатели, а вслед за ними и ведущие сотрудники начали уходить и оттуда тоже, чтобы создавать под следующий уровень развития их идей свои компании. Это поколение первопроходцев так и назвали Fairchildren. Именно в результате такого «деления ядер» за первые 20 лет после ухода от Шокли его беглецами было создано 65 предприятий. Среди наиболее известных стартапов на одной из первых стадий развития цепной реакции оказалась и компания Intel, которую основали, покинув Fairchild Semiconductor, двое из ранее сбежавшей от Шокли команды — Гордон Мур и Роберт Найс.

Почему так случилось, что только в Калифорнии подобного рода событие (конфликт руководителя компании с ведущими сотрудниками), вообще говоря совершенно заурядное в любом технопарке, повлекло за собой цепную реакцию «деления ядер» также и последующих уровней стартапов, возникавших, чтобы затем снова разделиться? Разве во всех остальных американских компаниях из разных технопарков страны никогда до того не случалось личностных конфликтов? Конфликты творческих коллективов со своими маститыми руководителями, конечно же, случались постоянно, и во всех без исключения американских технопарках, однако проблема состояла в том, что только в Калифорнии оказываются юридически несостоятельными соглашения между предпринимателями и их сотрудниками о том, что сотрудник не может сразу после увольнения пойти работать на конкурента и уж тем более не имеет права сразу создавать свою компанию, работающую в аналогичной области.

"Соглашения о неконкуренции”, предлагаемые везде, кроме Калифорнии, к подписанию вновь нанимаемому сотруднику (как правило, в типовом комплекте NCA & NDA), играют роль "графитовых стержней» в инновационном «реакторе», замедляющих цепную реакцию создания новых стартапов. Исторически оказалось, что эти замедлители процессов создания новых компаний были 100 лет назад извлечены из «зоны реактора» инноваций Стэнфордского технопарка задолго до создания этого технопарка.

***

Общий объем золота, добываемого к концу первого десятилетия «золотой лихорадки» в Калифорнии, оценивался на уровне 80 млн долл. в год, что с учетом инфляции составляло бы около 2 млрд нынешних долларов. Сегодня только один «золотой прииск» Apple дает 60 млрд долл. в год. Общий же финансовый вес инновационной природы «золотодобычи» в Кремниевой долине, которая на правовом уровне являет собой прямой результат случившейся в Калифорнии за 100 лет до того "золотой лихорадки", оценивается в сотни миллиардов долларов, ежегодно добываемых тысячами высокотехнологичных компаний из принципиально неисчерпаемых информационных ресурсов.

Григорий Громов (ggromov@netvalley.com) — независимый автор (Сакраменто, шт. Калифорния).

Правовой «катализатор» Кремниевой Долины

Главная причина успеха калифорнийской Кремниевой Долины состоит в неповторимых особенностях ее юридического климата.

На шоссе 128

Недавно в России открылось представительство одного из ведущих игроков отрасли дисковых систем хранения, штаб-квартира которого расположена в районе шоссе 128 под Бостоном, в местности, которая могла бы первой претендовать на звание Кремниевой долины.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF