Ежегодная конференция «Управление бизнес-процессами на предприятии: интеграция в корпоративные системы», организуемая агентством корпоративных коммуникаций OSP-Con и журналом «Открытые системы» вновь собрала полную аудиторию. С чем связан повышенный интерес к BPM и какие решения в данной области предлагаются сегодня отечественному бизнесу?

Брюс Сильвер, аналитик компании Bruce Silver Associates, которая специализируется на управлении бизнес-процессами (Business Process Management, BPM) и управлении контентом, в одном из своих отчетов посочувствовал участникам гипотетической конференции по BPM — на их бедные головы обрушивается столько противоречивой информации. Действительно, один докладчик преподносит BPM как новую управленческую дисциплину, другой обсуждает тему с точки зрения технологической платформы, третий видит в управлении бизнес-процессами способ выстраивания эффективных взаимоотношений между ИТ и бизнесом и т.п. Есть от чего растеряться. Суть же в том, что BPM — это и первое, и второе, и третье.

Дисциплина управления бизнес-процессами сложилась в последнее десятилетие в ответ на неэффективную организацию бизнеса по функциональным подразделениям и избыточную сложность предлагаемых подходов к реинжинирингу бизнес-процессов, обычно предписывающих полную и одномоментную перестройку процессов из состояния «как есть» в состояние «как должно быть». В BPM предлагается эволюционный подход — постоянное совершенствование бизнес-процессов, охватывающих различные функциональные единицы в организации вплоть до включения операций партнеров и клиентов. Согласно идеологии BPM, бизнес-процесс моделируется как последовательность операций, приводящая к получению определенного результата для бизнеса. Выполнение этой последовательности в соответствии с заданной моделью и бизнес-правилами автоматизируется с помощью соответствующей технологической платформы. Комплексная система управления бизнес-процессами (BPM Suite, BPMS) объединяет средства моделирования и преобразования модели в исполняемый процесс с функциями интеграции различных корпоративных приложений и пользовательских задач, обеспечивающих выполнение отдельных шагов процесса. Кроме того, BPMS предоставляет возможности мониторинга выполнения бизнес-процесса и сравнения результатов с заданными показателями его эффективности, на основе чего компания может принимать решения о необходимых улучшениях процесса.

Сквозное моделирование бизнес-процесса «от и до» — ключевой компонент концепции BPM и систем ее автоматизации, на базе которого становится возможным формирование новых взаимоотношений между ИТ и бизнесом. Моделирование проводится на абстрактном уровне, не требует специальных программистских знаний и изолировано от технологических деталей автоматизации отдельных шагов процесса. Поэтому моделирование в BPM становится инструментом для бизнес-пользователей, получающих возможность описать реальную картину бизнеса, которая затем будет должным образом автоматизирована усилиями сотрудников ИТ-подразделений.

Судя по заполнению аудиторий и заинтересованности участников упомянутой конференции по BPM, базовые составляющие идеи управления бизнес-процессами, так же как и детали их реального воплощения в жизнь, для российских предприятий сегодня уже не являются отвлеченной абстракцией. В стране имеется неподдельный интерес к возможностям, которые заложены в концепции управления бизнес-процессами, есть опыт практической реализации идей BPM, складывается и рынок BPMS.

BPM как процесс

Методика процессного управления привлекает многие предприятия своей гибкостью. Подход BPM, основанный на моделировании процессов, позволяет быстро вносить в них изменения и тем самым открывает организации возможность оперативно адаптироваться к изменениям внешних условий. Исполнительный директор компании «Финэксперт.Ру» Владимир Репин выделил этот фактор в числе основных стимулов к внедрению BPM, наряду с потенциалом повышения эффективности бизнес-процессов за счет снижения их ресурсоемкости и уменьшения длительности исполнения, увеличения производительности труда сотрудников, сокращения затрат и повышения конкурентоспособности бизнеса в целом. Значимость процессного подхода для современной бизнес-среды подчеркивается тем фактом, что понятия процесса и процессного подхода включены в стандарт качества ISO 9000:2000. В стандарте отмечается: «Для того чтобы организация действовала результативно и эффективно, она должна определить и управлять рядом связанных работ (деятельностей). Деятельность, использующая ресурсы и управляемая в целях приобретения способности превращать ‘входы’ в ‘выходы’, рассматривается как процесс». Применение внутри организации системы процессов вместе с идентификацией, взаимодействием и управлением этими процессами стандарт называет «процессным подходом».

Приведенные Репиным данные опроса российских компаний можно назвать довольно оптимистичными: совсем не знакомы с процессным подходом лишь 1,4% опрошенных, почти 70% имеют представление или хорошо знают теорию процессного подхода, а 14,3% успешно внедряют его на практике. И речь здесь идет не об установке системы класса BPMS — даже самое лучшее программное обеспечение не решит проблемы эффективного управления бизнес-процессами, если не изменена система менеджмента в компании. Процессный подход требует, чтобы процессы были выявлены и описаны, определены взаимосвязи между ними, заданы критерии и методы, обеспечивающие результативность как самих процессов, так и управления ими, обеспечены необходимые ресурсы — персонал, технологии, оборудование, инфраструктура — для реализации процессов и, что особенно важно, заданы измеряемые показатели эффективности процессов и налажена система их постоянного мониторинга и анализа.

Анатолий Белайчук из компании «Бизнес-консоль» подчеркнул, что, в отличие от реинжиниринга бизнес-процессов, реализация методологии BPM представляет собой не единовременный проект, а образ жизни, цепочку проектов, перерастающую в процесс непрерывного совершенствования существующих в компании бизнес-процессов. Именно поэтому нельзя заказать внедрение BPM под ключ внешним консультантам — на примере пилотных проектов бизнес-консультанты лишь покажут заказчику, что надо делать, а ИТ-консультанты в ходе развертывания соответствующей системы автоматизации объяснят, как это можно сделать. После чего заказчик самостоятельно должен формировать внутреннюю организационную культуру BPM, распространяя опыт, накопленный на начальных проектах, на все большее число бизнес-процессов своего предприятия и совершенствуя те процессы, которые уже реализованы в рамках нового подхода.

Реализации процессного подхода присуща, по наблюдению Белайчука, некоторая двойственность. С одной стороны, эта работа затевается ради достижения стратегических целей — повышения конкурентоспособности предприятия, расширения доли рынка и т.д. С другой стороны, — инициативы в области BPM начинаются, как правило, с небольших проектов, не затрагивающих ключевые процессы организации. Но их успех дает карт-бланш исполнителям на дальнейшее расширение процессного подхода вглубь (совершенствование уже реализованных процессов), и вширь (поддержка управления новыми бизнес-процессами). Для закрепления успешного опыта, консолидации накопленных знаний и умений и налаживания процессного подхода в полном объеме докладчик советует формировать в компании центр компетенции по BPM, в который войдут бизнес-аналитики и ИТ-специалисты.

Инструменты процессного управления

Практически все выступавшие на конференции подчеркивали, что для успешной реализации управленческой методологии BPM требуется ее автоматизированная поддержка с помощью соответствующего программного инструментария. Согласно исследованию аналитиков Gartner, к 2009 году 20% бизнес-процессов компаний из числа Global 2000 будут поддерживаться решениями класса BPMS, а к 2012 году это число удвоится.

Сравнивая современные комплексные системы управления бизнес-процессами с их предшественниками, Белайчук отметил, что эти решения наследуют все преимущества продуктов для моделирования бизнес-процессов, систем автоматизации документооборота и интеграции корпоративных приложений, но добавляют к ним ряд принципиально важных функциональных и концептуальных возможностей. Такие системы поддерживают полный цикл BPM, включающий в себя, помимо моделирования, исполнение и мониторинг процесса (рис. 1). От решений по управлению потоками работ (workflow) системы BPMS отличаются тем, что следуют открытым стандартам и имеют более высокие показатели производительности и масштабируемости. Преимущества этих систем в сравнении со средствами категории EAI (enterprise application integration — «интеграция приложений предприятия») характеризуются устранением разрыва между требованиями бизнеса к поддержке процессов и тем, как это делается в автоматизированной системе.

Рис. 1. «Обязательная программа» BPM по версии компании «Бизнес-консоль»

Помимо обязательных компонентов — механизмов моделирования, исполнения и мониторинга процесса — системы BPMS от поставщиков инфраструктурного программного обеспечения (IBM, Microsoft, Oracle и ряд других компаний) могут содержать набор «произвольных» элементов. В их числе — масштабируемая системная платформа, несколько вариантов пользовательского интерфейса, средства динамического изменения бизнес-процесса, различные возможности интеграции с корпоративными бизнес-приложениями и сервисами каталогов, средства разработки, поддержки коллективной работы и т.д. Выбор зависит от типа процессов, приоритетных для конкретной организации. Например, процессы, преимущественно связанные с интеграцией корпоративных систем, такие как поддержка цепочки поставщиков или биллинг, обязательно должны опираться на инструментарий интеграции приложений и средства поддержки транзакционности в BPMS. А процессы, которые интенсивно задействуют операции, выполняемые сотрудниками (от заказа до оплаты, от приема сотрудника до его увольнения), предъявляют особые требования к возможностям пользовательского интерфейса и нуждаются в средствах интеграции с системами ERP и CRM.

По мнению Белайчука, сегодня налицо ряд показателей зрелости рынка программных инструментов BPM. Эти технологии в том или ином виде поддерживают все ведущие производители программного обеспечения. В последние годы в результате крупных приобретений (сделки по покупке FileNet компанией IBM, webMethods — компанией Software AG, Fuego — компанией BEA Systems и т.д.) рынок консолидируется. Появляются решения класса BPM с открытым кодом; примером может служить система jBPM компании JBoss. Круг пользователей этих решений, помимо ведущих банков и представителей крупного бизнеса, включает в себя уже средние и небольшие компании. Пожалуй, наиболее яркой тенденцией в области BPM является конвергенция этих решений и сервисной архитектуры (Service-Oriented Architecture, SOA). По словам Исмаэля Галими, основателя компании Intalio и одного из авторов концепции BPM, управление бизнес-процессами является идеальным приложением для SOA, что станет основным стимулом для адаптации этой архитектуры, а SOA, в свою очередь, представляет собой отличную инфраструктуру для развертывания BPM.

Действительно, основная идея автоматизации BPM заключается в возможности смоделировать основные процессы бизнеса и затем представить их в виде, понятном компьютеру. При этом крайне важна гибкость — возможность быстро менять модель в ответ на изменения требований к процессу и транслировать эти изменения в исполняемый процесс, не затрагивая деталей реализации его отдельных шагов. Сервисная архитектура, в которой система управления бизнес-процессами может представлять процесс в виде композиции слабосвязанных сервисов, обеспечивает средства для достижения такой гибкости. В роли сервисов могут выступать как корпоративные приложения, так и пользовательские задачи, поэтому системам BPM на базе SOA проще реализовать полноценный, кроссфункциональный процесс, охватывающий как полностью автоматизированные этапы, так и операции, требующие непосредственного участия сотрудников организации. Кроме того, SOA подразумевает возможность многократного использования одинаковых сервисов в разных композитных приложениях, что способствует оптимизации бизнес-процессов — одинаковые шаги разных процессов не требуется реализовывать каждый раз заново, достаточно обратиться к одному и тому же сервису.

Объединение технологий BPM и SOA реализовано сегодня в предложениях ведущих поставщиков решений этого класса. По словам руководителя направления WebSphere Business Integration компании IBM EE/A Леонида Маргулиса, программное семейство IBM WebSphere сегодня включает в себя решения для поддержки всех этапов жизненного цикла бизнес-процесса в идеологии BPM и реализует эти этапы на базе архитектуры SOA. Процессы моделируются с помощью продукта WebSphere Business Modeler, рассчитанного на бизнес-аналитиков, а полученные модели импортируются в систему WebSphere Integration Developer, которую разработчики используют для объединения различных приложений в бизнес-процесс. За исполнение процесса отвечает продукт WebSphere Process Server, который поддерживает как полностью автоматизированные этапы, так и задачи пользователей и базируется на основном транспортном механизме SOA — корпоративной сервисной шине, реализованной в системе WebSphere ESB. Мониторинг процесса в реальном времени осуществляет система WebSphere Business Monitor, которая экспортирует данные в WebSphere Business Modeler для анализа и оптимизации бизнес-процесса. Механизм WebSphere Business Service Fabric (WBSF) реализует новый подход IBM к сборке (так называемой «хореографии») сервисов в бизнес-процесс. Если в традиционных BPM-системах сервисы жестко связаны и требуется повторная сборка и развертывание процесса при внесении изменений, то WBSF позволяет динамически подключать сервисы к процессу в соответствии с заданными политиками.

Компания «Ай-Теко» имеет опыт реализации проектов по внедрению управления бизнес-процессами на основе технологий компании Oracle. Система BPEL Process Manager, как видно из ее названия, поддерживает стандартизованную организацией OASIS спецификацию описания бизнес-процессов Web Services Business Process Execution Language (WS-BPEL, или просто BPEL). Эта система предоставляет среду исполнения BPEL-процессов с поддержкой потоков пользовательских задач (сам стандарт BPEL позволяет включать в процесс только автоматизированные шаги) и средствами интеграции корпоративных приложений с помощью стандартных или специально разработанных адаптеров. Специалист по программным решениям «Ай-Теко» Андрей Ходунов представил еще один компонент комплексной системы управления бизнес-процессами — Oracle Business Activity Monitoring (BAM), который позволяет осуществлять мониторинг бизнес-процессов в реальном времени, включая перехват событий из различных приложений, их агрегирование, фильтрацию и мониторинг ключевых показателей производительности. Oracle BAM также оповещает пользователей по различным каналам о превышении пороговых значений заданных параметров и обеспечивает визуализацию состояния процессов в режиме реального времени.

BPEL — основанный на XML язык для описания взаимодействий Web-сервисов в рамках бизнес-процесса — получает все более широкое распространение в качестве инструмента определения процессов в среде SOA. Значительная часть представленных на рынке систем BPM переходит сегодня от частных реализаций «движка» исполнения бизнес-процессов к поддержке этого открытого стандарта, что также отражает тенденцию объединения сервисной инфраструктуры и технологий BPM. Однако использование BPEL, как правило, не снимает потребности в средствах графического моделирования бизнес-процессов, которые позволяют привлечь бизнес-аналитиков к разработке и оптимизации процессов. Стандартом де-факто такого моделирования являются решения семейства ARIS компании IDS Sheer, на которых Oracle, например, по соглашению с IDS Sheer базирует свою среду моделирования бизнес-процессов Business Process Analysis Suite. Стратегическим партнером IDS Sheer стала также компания Software AG, использующая инструменты моделирования ARIS в комплексной системе управления бизнес-процессами Crossvision.

Как рассказал на конференции архитектор информационных систем Юрий Волков, существует специальная графическая нотация моделирования бизнес-процессов Business Process Modeling Notation (BPMN), которая в 2001-2004 годах разрабатывалась организацией Business Process Management Initiative, а с 2005-го эту спецификацию развивает Object Management Group. В жизненном цикле управления бизнес-процессами BPMN и BPEL решают задачу моделирования, причем преимущество BPEL состоит в том, что он позволяет ликвидировать разрыв между стадиями моделирования и исполнения процесса, а BPMN — в ориентации на представление процесса в графическом виде. Проблема совместимости этих двух стандартов сдерживает их совместное использование, что было бы полезно для создания в системе BPM удобной среды преобразования диаграмм в исполняемые описания процесса. Некоторые производители, в частности Oracle и EMC, работают над решением этой задачи.

Моделирование бизнес-процессов с помощью BPMN и BPEL, а также языка UML поддерживает инструментарий BPM, входящий в состав программного семейства AquaLogic компании BEA Systems. Эти решения появились в портфеле BEA в результате приобретения Fuego, лидера рынка BPM по версии аналитиков Gartner. Средства управления бизнес-процессами в AquaLogic, представленные на конференции компанией ЛАНИТ, обеспечивают полнофункциональную поддержку на базе принципов SOA всех этапов жизненного цикла бизнес-процессов, от моделирования до BAM.

Еще одним проявлением конвергенции инфраструктурной платформы SOA и систем автоматизации бизнес-процессов становится использование в BPM-решениях механизма реестров/репозитариев сервисов в качестве хранилища метаданных. Поскольку бизнес-процессы в SOA представляются в виде композиции сервисов, такие реестры/репозитарии логично сделать основным местом сбора и регистрации различных оркестровок сервисов в бизнес-процессы. В результате они становятся центральным хранилищем, которое отображает все взаимосвязи сервисов в среде SOA/BPM. Примером реализации такого хранилища может служить основанная на последних версиях стандарта UDDI система CentraSite, совместно разработанная компаниями Fujitsu и Software AG. CentraSite используется BPM-инструментарием семейства SAG Crossvision, о котором рассказал технический консультант компании Software AG Александр Михин. Он охарактеризовал Crossvision как сбалансированный продукт, который не только выполняет «обязательную» функциональную программу BPM, но и поддерживает как бизнес-процессы, ориентированные на людей (Workflow BPM), так и интеграцию в процессы корпоративных систем (Integration BPM).

Решение от Software AG реализует пять уровней автоматизации бизнес-процесса. На уровне основного потока работ поддерживается автоматизация взаимодействия между людьми (Crossvision Business Process Manager). На уровне бизнес-правил обеспечивается автоматическое принятие решений (Rules Engine). На уровне мини-процессов интерфейса пользователя осуществляются переходы между экранами (Crossvision Application Composer). На уровне межсистемной интеграции происходит взаимодействие между приложениями (Crossvision Service Orchestrator). На уровне консолидированного доступа к данным обеспечивается единое представление данных (Crossvision Information Integrator).

Отличительной особенностью Crossvision является поддержка разных версий бизнес-процессов. Система реализует и отслеживает правила работы с несколькими версиями процесса, включая черновую (на стадии разработки и тестирования), общедоступную, архивную и так называемую «приватную» версию, которая создается при редактировании процесса «на лету».

К комплексным BPM-решениям относится и EMC Documentum Process Suite. Директор по развитию бизнеса компании EMC Software Владимир Прожогин привел пример автоматизации бизнес-процесса обработки заявления клиента. Система электронных форм Forms Builder связывается с Business Process Manager для запуска процесса. Обращение посредством Web-сервисов к системе бэк-офиса компании позволяет извлечь из соответствующей базы данные о клиенте, на основе которых формируется задание сотрудникам клиентского сервиса. На следующих этапах процесса система поддерживает коллективное рассмотрение, отклонение или утверждение заявки и отправку уведомления клиенту (рис. 2). Реализации такого процесса предшествует идентификация, обследование и анализ процессов «как есть» и моделирование процесса «как должно быть».

Задачу создания унифицированного сервера процессов, способного обеспечить сквозное управление бизнес-процессами, которые объединяют как пользовательские, так и межсистемные задачи, ставят перед собой разработчики новой версии системы Microsoft BizTalk Server 2006. Сотрудник представительства компании Microsoft Андрей Хромов отметил неизбежность слияния в ближайшие пять–семь лет различных технологических направлений, таких как интеграция приложений предприятия (Enterprise Application Integration, EAI), мониторинг эффективности бизнеса (Business Activity Monitoring, BAM), автоматизация потоков работ (workflow) и др., в новый тип программного обеспечения — сервер процессов, реализованный в архитектуре SOA.

Примером встраивания автоматизации «ориентированного на людей» управления бизнес-процессами в ERP-систему может служить решение BPM Director на платформе Epicor for Service Enterprises (E4SE). По словам регионального менеджера компании Epicor Scala Натальи Дебальчук, BPM в среде Epicor — это возможность адаптации стандартной функциональности ERP-системы к изменениям заданного потока бизнес-процессов.

Опыт

Рынок BPM в России пока находится в стадии становления, и примеров успешных внедрений немного; так или иначе, желающих поделиться своим положительным опытом почти нет. Тем ценнее оказалась возможность познакомиться на конференции с проектами компаний «ГВЦ Энергетики» и «Русал». Как рассказал Роман Будник, начальник отдела прикладных информационных систем компании «Русал», в результате нескольких последовательных проектов на базе системы Oracle BPEL Manager в компании была осуществлена интеграция систем управления бизнесом на базе продуктов SAP R/3 и «1C», АСУТП, системы регистрации происшествий на заводах, торгового сайта, офиса продаж компании, а также ERP-решений клиентов «Русала» (рис. 3). В итоге удалось добиться повышения производительности труда пользователей информационных систем на 30% и вдвое снизить нагрузку на разработчиков, обеспечить оперативное реагирование на изменения в бизнесе, предельно сократить сроки реализации новых запросов бизнес-пользователей.

«ГВЦ Энергетики» является поставщиком ИТ-сервисов для предприятий РАО «ЕЭС России», поэтому первостепенной задачей компании было налаживание управления ИТ-сервисами в соответствии с принципами ITIL. Однако, как пояснил генеральный директор «ГВЦ Энергетики» Евгений Аксенов, вслед за этим возникла естественная потребность в реализации процессного подхода к управлению. В этом году компания планирует завершить внедрение процессного офиса, который обеспечит структурирование и контроль регламентной базы процессов и персональную ответственность за эффективность их исполнения.

***

Несмотря на малочисленность BPM-проектов в России, сегодня наметилась явная тенденция к их увеличению, о чем косвенно свидетельствует список предприятий и организаций, принявших участие в конференции. Среди них были, в частности, «Детский Мир-Центр», «Метро Кэш энд Керри», МЧС России, «РОСНО», ЦБ России, «Северсталь-Авто». Возможно, для многих из них аббревиатура BPM пока еще таит в себе больше вопросов, чем ответов. Но будем надеяться, что традиционная конференция, проводимая при поддержке журнала «Открытые системы», поможет найти правильные ответы на актуальные вопросы.


Проблема версионности в BPM

Автоматизация бизнес-процессов в методологии BPM не рассматривается как статическое решение, создаваемое в рамках одного проекта с зафиксированными в техническом задании целями и требованиями, — это непрерывный поток изменений, которые в первую очередь касаются совершенствования самого бизнес-процесса. С точки зрения ИТ-разработки это означает изменение постановки задачи. Задача BPM-системы в таких условиях — сократить время и ресурсы, необходимые для моделирования, реализации и запуска в эксплуатацию новой версии процесса, что не в последнюю очередь достигается за счет привлечения к разработке бизнес-пользователей, ответственных за процесс. Немаловажно обеспечить дальнейшее функционирование ранее запущенных экземпляров процессов, ведь потребность в существенных изменениях проявляется, как правило, уже после передачи системы в эксплуатацию.

В пакете Crossvision компании Software AG функциональность поддержки версий трансформировалась в репозитарий процессов, обеспечивающий управление жизненным циклом всех версий и запущенных экземпляров процессов. В системе одновременно может существовать несколько версий одного процесса, отличающихся разным уровнем доступа и видимости: черновая, опубликованная, архивная и т.д. Черновая версия доступна только владельцам процессов для разработки и тестирования, а после публикации она может использоваться всеми участниками процесса.

Но что же происходит с ранее запущенными процессами при публикации новой версии схемы? Типовой подход, реализованный в большинстве BPM-систем, заключается в том, что существующие экземпляры процесса продолжают выполняться по старой (архивной) версии, а новые экземпляры запускаются уже с учетом изменений. Если потребуется вмешаться в работу уже запущенных процессов, то самый простой путь — воспользоваться механизмами делегирования заданий или отмены шагов. В отдельных ситуациях можно заранее предсказать, на каких шагах схема процесса будет уточняться и дополняться, и реализовать их с помощью динамически выбираемых подпроцессов или программно изменяемой схемы. Примером такой ситуации может быть бизнес-процесс оформления кредита, когда разные программы кредитования подразумевают различные пути рассмотрения заявки. Оформив их в виде отдельных динамически выбираемых подпроцессов, мы оставляем себе возможность в будущем дополнить схему процесса новыми программами кредитования, явно не создавая новой версии.

Перечисленные ухищрения позволяют обойти проблему миграции процессов лишь в частных случаях. Наиболее распространенная ситуация складывается, когда не были учтены некоторые варианты развития событий, например была реализована основная ветка, но осталась за кадром возможность отказа на нужном шаге. Конечно, всегда остается возможность повторного проведения экземпляра процесса по новой схеме, но это внесет искажения в аналитику. Хорошо, если система BPM сможет проделать миграцию автоматически, сопоставив новую и старую схему но в общем виде эту задачу решить не удается. Например, непонятно, как должна себя вести система, если в новой схеме отсутствует активный шаг.

Достаточно перспективным представляется реализованное в программном продукте Crossvision совмещение автоматической миграции процессов с возможностью изменений вручную, чего удалось достигнуть благодаря тому, что каждый экземпляр процесса содержит свою копию схемы. Это позволяет вносить изменения в отдельный экземпляр, не затрагивая остальные. Таким образом, стирается грань между средой разработки и средой выполнения — один и тот же редактор используется и для модификации общей схемы процесса, и для изменения отдельного экземпляра. Удобно совершенствовать схему по мере возникновения прецедентов. Если возникает ситуация, которая в полной мере не отражается в текущей схеме процесса, то в нее добавляются соответствующие шаги или переходы. Результат изменений можно сохранить как новую версию и использовать ее в дальнейшем для запуска новых экземпляров процесса и миграции уже существующих.

Наличие в продукте поддержки версионности уже само по себе характеризует зрелость системы, а для BPM это не просто функциональность корпоративного уровня, которая может пригодиться в будущем, но обязательное требование, обусловленное необходимостью поддержки жизненного цикла бизнес-процесса.

Александр Михин (Alexander.Mikhin@softwareag.com), консультант представительства Software AG в России и СНГ (Москва).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями